ЛитМир - Электронная Библиотека
A
A

15

Это произошло между двумя вздохами; она паслась где-то на третьем уровне подветренных пастбищ, и тут ей, Той-Что-Танцует-На-Крылъях-Ветра, было видение. Только что она купалась в волнах теплого ветра, трепеща прозрачными рулевыми крылышками, а манна, что сыпалась с Третьего Неба, легонько стучала по её рудиментарному панцирю, и вдруг дневной свет сменился холодной, жесткой тьмой, грохотом и давлением,

Она закричала, но не услышала себя; она попыталась взлететь, но летательные сифоны не повиновались ей. Странные огни мерцали в перекошенном отражении Второго Неба, где жил её народ — неправильны были краски, все сделалось каким-то плоским и пришло в движение, словно от Последнего Ветра, предсказанного Старейшими.

Видение пропало так же быстро, как появилось. Сначала, не поняв еще, что свободна, она решила, что слабый свет вокруг ей мерещится, но очень скоро она поняла, что смотрит против ветра, в сторону Города, плывущего в исходившем от Нижнего Жара сумеречном свечении. Где-то далеко-далеко зародилась и начала стремительно расти ослепительно яркая точка, и бело-голубое сияние высветило стены облаков, ограничивавших её мир. Она даже зажмурилась — свет был силен до боли в глазу — и тут по голове её дважды ударило, а вслед ударам донеслись раскаты грома.

Ветер, который последовал за этим, оказался горячим и горьким, и стены облаков пошатнулись и осветились, а далекий горизонт перекосился и придвинулся ближе к Городу.

И она, и её Город пережили последовавшую бурю, самую свирепую на памяти её народа, но много Ветров после этого манна отличалась по вкусу, дети, родившиеся в следующий сезон, отличались от обычных: пастбища Второго Неба больше не нравились им, и они хотели чего-то, чего не могли высказать словами. Как знать, возможно, Та-Что-Танцует-На-Крыльях-Ветра могла бы объяснить их мечты, но она никогда и никому не рассказывала о том, что привиделось ей тогда.

* * *

Взгляд Осри медленно, болезненно сфокусировался на экране — на нем неслись им навстречу с бешеной скоростью стены облаков, поверх которых горели буквы:

«НАГРУЗКА НА ГРАВИТОРЫ 110% ОТ НОРМЫ,

ИНТЕНСИВНОСТЬ ПОЛЕЙ ТЕСЛЫ 130% ОТ НОРМЫ».

Корабль отчаянно трясло и швыряло из стороны в сторону, и Осри ощущал, как реагирует на это активный дайпласт скафандра — ощущение было болезненным, и он не сомневался, что — в случае, если они, конечно, выберутся из этой переделки живыми — все тело его будет в синяках.

Потом облака поредели и остались позади. Нагрузки уменьшились, и оглушительный грохот немного стих. Еще через несколько минут на экране появились звезды, а Колдун был уже внизу, а не вокруг них.

Сидевший рядом Брендон вернул спинку кресла в вертикальное положение и откинул забрало шлема, потом начал осторожно набирать что-то на пульте. Экран продолжал пестреть новыми и новыми сообщениями:

«ОТКАЗ СКАЧКОВЫХ СИСТЕМ...

ГРАВИТАЦИОННАЯ ТЯГА 78 % ОТ НОРМЫ».

Прямо на глазах у него цифра мигнула и сменилась другой: «76%». Гравитационная тяга неумолимо падала — на ней сказывались чудовищные перегрузки при пролете через верхние слои атмосферы Колдуна.

Некоторое время Осри смотрел на удалявшуюся от них тушу газового гиганта; прямо по курсу вырастали два полумесяца его естественных спутников. Который из них им нужен, сказать было пока трудно. Голова отказывалась думать от раскалывавшей её боли. Поведение Крисарха все еще бесило его, но он не мог не отдать ему должного — только благодаря его мастерству они спаслись от преследования рифтеров.

В конце концов он сдался и тоже откинул забрало.

— Я читал где-то о подобном маневре, — сказал он ворчливо, — но испытывать самому до сих пор не приходилось. Кто научил вас этому? На тренажерах такого не узнаешь.

Брендон не отворачивался от экрана.

— Верно, он научил меня всему, чему возможно на тренажерах, и многому другому тоже. Ты очень скоро сам познакомишься с ним.

И тут в голове у него словно что-то щелкнуло.

— Маркхем! Маркхем лит-Л'Ранджа! Вы ведь были не разлей вода!

— Похоже на то, — мягко усмехнулся Брендон, и голос его сразу же посуровел. — Да, Маркхем лит-Л'Ранджа, хотя боюсь, он не упоминает больше свой дворянский титул.

Брезгливость боролась в Осри с любопытством. События десятилетней давности снова всплыли в его памяти, но то, что сказал сейчас Брендон... Чтобы отпрыск семьи Тех, Кто Служит... чтобы он сделался рифтером? Нет, это просто немыслимо.

— Сын Архона Лусорского?

— Бывшего Архона Лусорского, — еще более сурово поправил его Брендон.

— Ну да, Лусор... Позор и самоубийство. — Осри почувствовал себя увереннее: эту печальную историю он знал хорошо. — Я не знаю ни одного другого из Тех, Кто Служит, пошедшего на самоубийство.

— В Тысяче Солнц много еще такого, чего ты не знаешь. — Голос Брендона прозвучал, как удар хлыста. — Ты имеешь в виду, что этим своим поступком он лишил Панарха своей верноподданной службы?

— Этим своим поступком он изменил своему долгу и понятиям чести. В конце концов в его отношении издали вовсе не самый строгий декрет — все его поместья оставались в полной его собственности... — Лицо Брендона сделалось совсем уже каменным, и Осри ощутил настоятельную необходимость пояснить свои слова. — Ну, случаются же время от времени скандалы, и далеко не каждая семья может потребовать от обидчика официального удовлетворения согласно Дуэльному Кодексу. Вот на этот случай и существует система декретов.

— Похоже, ты не понял, насколько это разрушило всю его жизнь. Говоря старыми понятиями, прямо, в его услугах более не нуждались; ему буквально не оставили выбора. Он ведь был из тех людей, для которых слово «Служба» не просто синоним сопутствующих этому привилегий. Уж лучше Семион вызвал бы его на поединок, использовав право нашего дома на смертельное оружие.

Негромкий сигнал с пульта не дал Осри продолжить спор. На экране высветилась траектория полета с наложенной на нее очень и очень неприятной фразой:

«СКОРОСТЬ ПОДХОДА К ПЛАНЕТЕ 4-7,9 КМ/СЕК».

Рука Брендона на мгновение неуверенно легла на край пульта. Даже избыток лекарств в крови Осри не ослабил страха от этих слов. Неумолимые законы космоплавания оставили им теперь две возможности: мгновенную смерть при ударе о планету или медленную, в случае если тяготение Колдуна проведет их мимо Диса и вышвырнет за пределы системы.

— И что теперь? — горько спросил он.

Брендон покачал головой и вызвал на экран «Справочник Звездолетчика». Перед ними возник медленно вращающийся шар Диса. Из быстро мелькавшего поверх него текста Осри успел прочитать только слова «Пари Ляо Шаня», но настроение его было настолько поганым, что остального читать и не хотелось. Брендон вдруг кивнул и снова забарабанил по клавишам. Экран мигнул.

«МОЩНОСТЬ ГРАВИТОРОВ 89% НОРМЫ.

НАСТРОЙКА 1,5%».

В надежде отвлечься от мрачных мыслей, Осри снова стал вспоминать подробности той лусорской истории.

— Архон Лусорский вообще имел репутацию человека эксцентричного — взять хотя бы усыновление мальчика с абсолютно неизвестным прошлым, тогда как всегда хватает семей с безупречным происхождением, с радостью отдавших своих сыновей в ряды Тех, Кто Служит. — Он тряхнул головой и тут же пожалел об этом движении. — Я помню не один случай, когда он действовал, не посоветовавшись с Советом, и его объяснения по этому поводу при дворе были на грани допустимых.

— Твой отец с ним дружил.

— Уж не намекаете ли вы на то, что мой отец ушел с государственной службы из-за этой истории с Лусором? Возможно, это и совпало по времени, но связи между этими событиями нет никакой. Я бы знал.

— Правда?

— Я знаю повод, по которому он подал в отставку, и он ни разу не упоминал при мне слова «Лусор». Мой отец ненавидит скандалы. Я вообще узнал об этом только через полгода, когда гостил у матери на Артелионе... — Осри вдруг осекся, сообразив, что кто-нибудь может упрекнуть леди Омилов в том, что уж она-то любит скандалы. Самое страшное — внутренний голос говорил ему, что так оно и есть. — Ну, как бы противно все это ни было, она решила, что я должен знать...

49
{"b":"25251","o":1}