ЛитМир - Электронная Библиотека
ЛитМир: бестселлеры месяца
Цветок в его руках
Профиль без фото
Живой текст. Как создавать глубокую и правдоподобную прозу
Волчья Луна
Бумажная магия
Собиратели ракушек
Мужчина мечты. Как массовая культура создавала образ идеального мужчины
Она ему не пара
Сила притяжения
A
A

Последние слова он произнес совсем упавшим голосом, но Брендон и не понукал его.

— И много ли тебе известно? — спросил он с неподдельным интересом.

— Столько же, сколько и всем, то есть очень немного. Из уважения к имени Л'Ранджа Эренарх Семион не хотел, чтобы об этом говорили. Во всяком случае, Архон определенно выступил в оппозиции Эренарху, публично обвинял его в чем-то, даже угрожал ему!

— И в чем он его обвинял?

— Обвинял в позорном изгнании сына из Академии... — Этот разговор не доведет до добра, подумал Осри, которого начинало раздражать уже подчеркнутое безразличие Брендона. Краем глаза он заметил, что одна из двух лун на экране быстро надвигается на них, но почти не обратил на это внимания — голова все еще была занята событиями десятилетней давности. — Какова цель этих расспросов, Ваше Высочество? Уж не хотите ли вы сказать, что Эренарх Семион в некотором роде виновен в том, что отказался вызвать на дуэль сумасшедшего?

И тут Осри ждало еще большее потрясение, когда на весь его сарказм Брендон ответил простым «Да».

— Да вы шутите! — взорвался Осри. — И с вашего позволения, Ваше Высочество, я нахожу эту шутку совершенно неуместной...

Он уловил за спиной какое-то движение — легкое, почти незаметное, но оно напомнило ему про большого, угрюмого телохранителя, который ни на шаг не отставал от Брендона. Может, этот тип тоже так считает? Осри зажмурился: похоже, весь мир вокруг него сошел с ума.

Еще несколько секунд Брендон набирал какую-то команду, потом нажал на клавишу ввода. Изображение траектории застыло. Потом Брендон повернулся и посмотрел на Осри в упор.

— Тебе действительно кажется, что я шучу? — спросил он. В выражении его лица не осталось ни капли иронии, а глаза вдруг пугающе напомнили отцовские. Почему-то это еще больше взбесило Осри. — Уверяю тебя, я не шутил. Уж во всяком случае, шутил не больше, чем тогда, когда был вынужден стоять и смотреть на то, как моего друга Маркхема исключают из Академии.

Осри не без опаски вгляделся в лицо Брендона. Врожденному почтению к династии Аркадов, к всеми любимому Панарху Геласаару и к его строгому, но справедливому и работящему наследнику события десятилетней давности — так, как он их понимал, — нанесли тяжелый удар. Он повернулся к экрану и только тут до него дошел смысл только что проложенного Брендоном курса.

«РАСЧЕТНЫЕ ПЕРЕГРУЗКИ УКЛАДЫВАЮТСЯ В ЛИМИТ ПРОЧНОСТИ КОРПУСА».

Мигающий огонек в углу говорил о том, что Крисарх заблокировал медицинские датчики.

— Что вы делаете? — поперхнулся Осри. Ему совершенно осточертели уже и собственная беспомощность и почти полное отрицание Крисархом всех принятых в панархистском флоте норм пилотирования. Сейчас же он все больше склонялся к тому, что Брендон затеял особо зрелищное самоубийство. — Неужели вы не можете дать сигнал вашим дружкам-рифтерам, чтобы они перехватили нас при близком пролете, вместо того, чтобы рыть нам могилу глубиной в полрадиуса планеты?

Брендон поморщился:

— При той скорости, на которой мы шли через атмосферу, всей мощности генераторов Теслы едва хватало на то, чтобы поддерживать прочность корпуса. Направленную антенну срезало вместе с остальными выступающими частями. Конечно, мы можем еще дать сигнал бедствия, но кто может поручиться за то, что его услышат именно те, кто нужно? Капитан преследовавшего нас корабля чертовски умен — он мог и догадаться, что мы задумали. Нет, единственная наша надежда — горизонтальное приземление. — Брендон скривил губы в невеселой улыбке. — Хотя должен признаться, тот маневр будет рискованней. Если он нам удастся, считай, мы обошли Маркхема на одно очко.

— Но как вы рассчитываете погасить такую скорость? Дис слишком мал, чтобы мы могли затормозить в атмосфере, да и тяготение его разве что чуть отклонит курс.

Брендон мрачно усмехнулся:

— Я рассчитываю на Пари Ляо Шаня. Это длинный выброс гидрокарбонатного льда вулканического происхождения, который тянется вдоль экватора. Если, конечно, можно назвать вулканическим что-то столь холодное. Как бы то ни было, он продолжает расти, и, как следствие, поверхность его остается достаточно гладкой.

Брендон разогнул спину, поднял руку и устало помассировал переносицу. Потом опустил руку и продолжал:

— Если верить справочнику, Ляо Шань был искателем приключений с Као Лая — дело было лет триста пятьдесят назад, когда на Дисе еще велись разработки. Так вот, он побился об заклад, что прокатится по всему выбросу на корабле как на санях. Именно так мы и поступим: пожертвуем обшивкой ради торможения и будем надеяться на то, что гравиторы продержатся достаточно долго, чтобы нас не размололо в кашу.

Осри хмуро уставился в экран, пытаясь сквозь красную пелену боли понять, куда точно ведет их курс. Похоже, им хватит еще запаса энергии на то, чтобы подправить курс параллельно Пари. И если оно и в самом деле гладкое, у них и впрямь есть шанс выжить.

— А что случилось с этим Ляо Шанем? Удалось?

— Вот этого как раз никто не знает. За выигрышем, во всяком случае, он так и не явился, и впоследствии его больше не видели.

Осри вдруг засмеялся — хрипло, болезненно. Он понимал, что это начинается истерика, но ничего не мог с собой поделать. В голове царила необыкновенная легкость — сказывался избыток болеутоляющего.

— Ну уж нам это, во всяком случае, не грозит. Если маневр не удастся, мы пропашем борозду в полтыщи километров. Возможно, им придется даже переименовать ледник в Мозаику Аркада — если, конечно, они удосужатся собрать нас по кусочку.

Вместо ответа Брендон опустил забрало и перевел кресло в аварийное положение. Осри последовал его примеру, а потом ему осталось только молча ждать, глядя на медленно, но верно растущий на экране Дис.

* * *

В штабной комнате было сейчас заметно тише; контролировавшие состояние Щита техники теперь, когда от них не было больше толку, исчезли. Единственным центром сопротивления оставался квартал Архона, и за пультами сидели только абсолютно необходимые специалисты по управлению оборонительными системами на поверхности планеты. Все, что они могли сделать теперь, — это постараться, чтобы последняя атака обошлась рифтерам как можно дороже. Сама высадка после отключения Щита практически не встретила сопротивления — вряд ли нашелся бы хоть один Архон, который подверг бы своих людей риску ядерной бомбардировки в обмен на несколько сбитых рифтерских кораблей.

— В рукопашной мы нанесем им гораздо больше ущерба, и к тому же мирное население это не затронет, — объяснил Танри.

Омилов отказался эвакуироваться, тем более что бежать ему было некуда: каким бы это ни казалось невероятным, целью вторжения был он сам. Он сидел за центральным пультом рядом с Архоном, Бикарой и с небольшой группой гвардейцев, прижимая к груди непривычную тяжесть лучемета, а в голове все вертелись мысли: как там его сын и Крисарх, удалось ли им вырваться?

Свет разом погас, пульты — тоже. Негромкое гудение вентиляторов, понижаясь, стихло, и дверь содрогнулась от близкого взрыва. Мгновение спустя возник звук — низкий, приглушенный рокот. Загорелись красные аварийные огни; углы помещения так и остались погруженными в темноту.

Танри посмотрел на Омилова и улыбнулся, сверкнув зубами.

— Посмотрели бы вы на себя сейчас, Себастьян, — сообщил он. — Самое невероятное сочетание грозного вояки и утонченного интеллигента, какое только можно себе представить.

Омилов улыбнулся в ответ. Вот уж Архон смотрелся сейчас воином до мозга костей.

— Боюсь, что держу эту штуку в руках первый раз в жизни. — Он взвесил в руке лучемет. — Не знаю, для кого я опасней с ним — для рифтеров или для своих.

— Не берите в голову, — усмехнулся Танри. — В конце концов именно за этим мы вам его и дали. Поставьте излучение на среднюю интенсивность, и если вы только умеете держать в руках садовый шланг, вы нанесете им урон не хуже каждого из нас. Вряд ли у них имеется тяжелая броня, а ничему другому их не защитить.

50
{"b":"25251","o":1}