ЛитМир - Электронная Библиотека
A
A

Худощавый, мускулистый мужчина выступил из тени, и взгляды всех сопровождавших их рифтеров мгновенно скрестились на нем. Деральце заставил себя оглянуться, по многолетнему опыту зная, что главная опасность может подстерегать вовсе с другой стороны. Тускло блеснул металл — прямо над матово-черным отверстием ствола, поворачивающегося в сторону Крисарха.

В это мгновение двадцать лет службы, десять лет обиды и сознание того, что его присяга на верность не пустой звук, — все это соединилось в одном стремительном движении.

Он бросился вперед, и мир сомкнулся вокруг него вспышкой жгучей боли.

* * *

Произошедшее застало Осри врасплох — их бородатый провожатый с силой толкнул его в сторону и разрядил свой лучемет в почти не видную фигуру слева. Смертоносные лучи энергии ударили разом с нескольких сторон. Верзила-телохранитель рывком заслонил собой Брендона, с хриплым криком приняв на себя тонкий, как игла, луч плазмы; другой луч задел рыжую женщину, и та выронила свой лучемет, скорчившись от боли.

— Леник! — Эхо от крика Брендона еще металось по пещере, а Брендон уже склонился над простертым на земле телом. Потом он обернулся и схватил оброненный женщиной лучемет. Забыв про низкое тяготение, он оступился, споткнувшись об упавшего рифтера, и это спасло его от полыхнувшего мимо луча. Он восстановил равновесие, повернулся и поставил лучемет на предельную ширину луча.

Худой мужчина, окликавший их, нырнул за выступ скалы. Луч из оружия Брендона разрезал пополам человека, застрелившего Деральце.

Оцепенев от неожиданности, Осри смотрел, как худой рифтер вынырнул обратно из-за скалы и выстрелил в Крисарха — тот даже не пригнулся, но луч прошел мимо его головы, Брендон не остался в долгу, окатив своего противника фонтаном брызг расплавленного камня от его укрытия, в то время как бородач стрелял по остававшимся невидимыми в тени противникам. От низкого тяготения движения сражавшихся напоминали какой-то смертельный танец. Еще один луч расплавил скалу совсем близко от головы Осри; запах озона и горелого камня заставил его расчихаться.

Последовала секундная пауза, а затем Брендон с яростным смехом — Осри ни за что не поверил бы, что этот звук может исходить из горла Крисарха — поднял свой лучемет, словно салютуя противнику, и разрядил в воздух. Плазма ударила в скальный свод, с грохотом обрушив его. Долговязый рифтер панически завопил и выпрыгнул из-за своего укрытия, но опоздал: несколько тонн камней и мелких обломков лениво-замедленно в низком тяготении, но неумолимо погребли его под собой, только ручейки крови медленно выбились из-под завала.

Наступила тишина, прерываемая стонами раненой женщины и хриплым, прерывистым дыханием Деральце. Брендон склонился над его телом. Губы Деральце шевелились: он пытался что-то сказать.

Бородатый рифтер подошел к Брендону со спины и ткнул под лопатку стволом лучемета. Брендон развернулся и приемом уланшу — Осри никогда еще не видел такого — отшвырнул его в сторону и снова повернулся к Деральце, не обращая внимания на выступивших из тени рифтеров.

Странное дело, но те замерли и не двигались дальше. До Осри, мозги которого, казалось, от низкого тяготения тоже работали с замедлением, наконец дошло, что Брендон прикрыт от их огня грудой камней, похоронившей худого рифтера, и что оружие его нацелено на потолок пещеры над их головами.

Передышка, подумал Осри с облегчением, и тут же реальность напомнила о себе, когда чьи-то грубые руки выдернули его из укрытия, и ствол лучемета вытолкнул его на открытое место.

* * *

Мельчайшие детали окружавшей Брендона сцены выступали с отчетливой ясностью по мере того, как багровая пелена, застилавшая ему глаза во время боя, медленно рассеивалась. Лучемет едва не вывалился из руки — такая пробрала его дрожь.

— Твой дружок у нас в руках! — крикнул кто-то. — Брось оружие, если не хочешь, чтоб мы его поджарили.

Брендон поднял взгляд и увидел, как Осри, спотыкаясь, выходит на свет, а из расселины в скале провожает все его движения ствол лучемета. Астрогатор остановился и посмотрел на Брендона; в глазах его не было ничего, кроме смертельной усталости.

Внезапное движение где-то в углу насторожило Брендона. Он повернулся и послал заряд поверх головы рифтера, державшего себя наглее остальных; тот с дымящимися волосами взвыл и отпрянул.

— Держитесь подальше, а то я обрушу эту чертову пещеру на нас всех! — крикнул Брендон.

Хриплое дыхание заставило его опустить взгляд. Леник прижимал обе руки к обугленной ране в груди, а кровь продолжала сочиться между пальцами. Брендон склонился над ним, пытаясь отнять его руки, но тот из последних сил мотнул головой.

— Нет, — прохрипел он. — Если я отпущу, не смогу говорить.

Брендон понял, что Леник пытается удержать воздух в легких, и что времени осталось совсем мало. Он открыл рот, чтобы сказать что-то, но Леник перебил его, выдыхая слова в промежутки между болезненными вдохами.

— Слушай... Маркхем... Просил меня... Присмотреть за тобой... Но я... — Он качнул головой. — Прости... Верь ему. — Голова его бессильно откинулась назад, и губы раздвинулись, обнажив зубы. — Он не знал... Слоновой Кости... — Тело его дернулось в последней судороге, и он умер.

Взгляд Брендона сузился: вместо пещеры он видел людей — части их давно уже не было в живых. Лицо Леника сделалось умиротворенным, словно он обрел наконец прощение, но населявшие потаенные уголки памяти Брендона люди продолжали шептать что-то о предательстве. Он услышал всхлипывание женщины, а в памяти возникали небесно-голубые глаза в венце каштановых волос...

Следующим был мужской голос — мягкий, спокойный; слов Брендон не разобрал, но и этот голос пропал куда-то. Темные глаза на темном лице... кольцо на пальце отозвалось на это лицо короткой вспышкой тепла, но лицо все равно исчезло. Брендон ощутил, как тень Леника присоединяется к тем, остальным, но она молчала, растворившись вместе с остальными в темноте, снова бросив его, и он остался один.

Он поднял глаза и встретился взглядом с высокой женщиной в простом черном скафандре. Смуглая кожа, бездонные черные глаза, такие же черные волосы ниже пояса, собранные на затылке в пышный хвост, — значит, она еще довольно молода. Она спокойно, внимательно разглядывала его. Оружия у нее в руках не было, и она держала их опущенными. Она молчала.

— Маркхем, — произнес он; вернее, попробовал произнести — язык не повиновался ему. Долгое мгновение она молча смотрела на него, чуть вопросительно изогнув бровь.

— Маркхем мертв, — сказала она наконец, и все остальное потеряло для него всякое значение.

* * *

Осри тоже услышал эти слова, и у него подкосились колени. Спина напряглась в ожидании смертельного выстрела. Теперь, когда друг Крисарха умер, ничто уже не помешает этим дикарям расправиться с ними, да и лицо Брендона не выказывало никакой надежды на снисхождение — даже когда Осри взяли в заложники. Осри ждал смерти, но не ощущал ничего, кроме пустоты внутри.

Брендон медленно поднялся; лучемет висел в руке дулом вниз, словно он забыл про него. В тени за спиной женщины началась какая-то возня; она резко махнула рукой, и все стихло.

— Мертв? — внезапно севшим голосом переспросил Брендон.

— Хрим Беспощадный заманил его в ловушку и застрелил год назад. — Она замолчала на мгновение. — Он говорил мне о тебе, Брендон нур-Аркад. Я не нарушу данное им обещание беспрепятственно пропустить тебя. — Она опустила взгляд на медленно увеличивающуюся лужу крови, натекшую из-под камней. — И ты оказал мне услугу.

В голосе её угадывался легкий акцент, но Осри никак не мог понять какой.

Женщина потянула руку и вынула из руки Крисарха лучемет. Он не сопротивлялся.

— Отведите Грейвинг к врачу и пришлите сюда кого-нибудь на бульдозере убрать весь этот бардак, — продолжала она, обращаясь уже к бородачу — тот как раз поднимался на ноги. — И пусть кто-нибудь разберется с Пейсудом: он удрал в третью зону.

54
{"b":"25251","o":1}