ЛитМир - Электронная Библиотека
A
A
* * *

— Вот блин! — Марим ворвалась в кают-компанию «Телварны», едва не поскользнувшись на гладкой палубе. На ногах её красовалась пара мягких шлепанцев, на которые она косилась со свирепым омерзением. — Терпеть не могу эти говнодавы гребаные!

Локри отступил на шаг, чуть прищурившись и сверкнув белозубой улыбкой.

— Ты хочешь, чтобы эти чистюли увидели твои ступни?

Марим уперла руки в бока и скептически глянула вниз.

— Ну, правили мне хромосомный набор. И что теперь, они меня за это изжарят?

Локри только фыркнул.

— Они настучат на тебя, стоит им только оказаться в Мандале, — заявил Жаим. — Панархисты не любят генной инженерии.

Марим выдернула свою маленькую, округлую лапку из шлепанца, ловко ухватила его пальцами ноги и подкинула в воздух так, что он приземлился на колени к Локри, вслед за чем почесала бархатно-черную, словно поросшую губчатым лишайником ступню.

— Пусть попробуют сначала уцепиться за плоскую стену в невесомости, тогда запоют по-другому.

Локри лениво пожал плечами:

— Если Вийя сказала носить, значит, носи. Хочешь спорить, спорь с ней самой. — Он кинул тапок ей в лицо, но она поймала его на лету и бесстыже улыбнулась.

— Они увидят Люцифера, — не сдавалась Марим, мотнув головой в сторону камбуза. — У него тоже измененный хромосомный набор.

— Он не человек, — отпарировал Локри. — Ты, конечно, могла и не заметить...

Сидевшая в мягком кресле Грейвинг негромко рассмеялась.

— Люцифера они уже видели, — сообщила она. — И чертов кот влюбился в Школяра.

— Что? — Худое лицо Жаима даже вытянулось от изумления. — Мне-то казалось, его стошнит, когда он вошел на камбуз и увидел, как Люци разгуливает по плите.

— Ну да, он ненавидит кошек, — с кривой улыбкой подтвердила Грейвинг. — И конечно, Люци тут же из всех выбрал в любимчики именно его.

Марим зашлась веселым смехом.

— Готова поспорить, Люци попытается забраться к нему в койку! — Одна мысль о задаваке Осри, безуспешно пытающемся выгнать толстого кота со своей кровати, привела её в неописуемый восторг.

— Больше, чем кто-либо другой, — пробормотал Локри; голос его звучал лениво, но глаза настороженно наблюдали за реакцией окружающих из-под тяжелых век. — Надеюсь, Люци плюхнется ему прямо на лицо. А если нет, это легко можно устроить.

— Ну, Монтроз это уже проделал, — сказал Жаим. Он встал и потянулся. — В смысле лица. Ладно, я в машинное отделение — Вийя снова отдала Аркада мне на растерзание.

— И что ты уготовил ему сегодня? — со смехом поинтересовалась Марим.

Жаим почесал в затылке, откинув длинную темную прядь за ухо.

— Пожалуй, могу заставить его разобрать, почистить и собрать обратно тианьги в каюте у эйя. Машина и так работает с перегрузкой, поддерживая температуру в минус десять. Вийя говорит, им так лучше спится.

— Но мы же только что делали все это! — не выдержала Марим.

Жаим только пожал плечами:

— Никогда не знаешь, когда это потребуется еще раз.

Марим согласно кивнула, вспоминая первые дни после отлета с Диса. Их пленный Крисарх оглядел весь корабль так, словно чего-то не хватало, потом пошел прямо в кают-компанию, заказал себе там какую-то смертельную смесь спиртного и последовательно напился до полного отупения.

Локри отказался подходить к нему близко, так что до каюты ему помогли добраться Жаим и молодой Ивард, а шесть часов спустя Марим приложила все свое умение, чтобы у нее нашлось дело в коридоре у отведенной Брендону и Осри каюты в момент, когда Вийя пришла будить его и отправлять на работу.

— Ну что, Аркад, понравились наши рифтерские напитки? — по обыкновению спокойно поинтересовалась она.

Он сидел на койке с видом полного замешательства. Марим успела разглядеть, что тело его тоже изукрашено синяками всех цветов радуги («ясное дело, от этой впечатляющей посадки на Пари», — объяснил потом Локри), но само тело оч-чень даже ничего себе.

— Жаим ждет, — лаконично сказала Вийя, ткнув пальцем через плечо.

Марим затаила дыхание, гадая, как Аркад воспримет приказ. Оставит без внимания? Закатит скандал? Или попробует командовать Вийей на борту её собственного корабля? Было бы очень и очень интересно посмотреть на такое.

Он не сделал ни первого, ни второго, ни третьего, он откинул одеяло и встал, нимало не смущаясь того факта, что был совершенно гол. («С помощью генной инженерии или без нее, но этих аркадов делают очень неплохо, — докладывала потом Марим. — Интересно, понимает ли он это сам — его, похоже, не очень-то волновало, что Вийя стоит прямо перед ним, а за ней еще я». «Вот дуреха, — ответила Грейвинг, — они же с самого рождения не остаются одни. Даже когда он купается, вокруг стоят, поди, два десятка человек, готовых подать ему одежду». «Интересно, — заметил Жаим, в первый раз выказавший признаки интереса к разговору, — что происходит, когда он хочет трахаться?» «Все слуги выходят», — невозмутимо ответила Грейвинг. «И подглядывают со скрытых камер», — добавил Локри).

— Пять минут, — объявила, выходя, Вийя.

Поскольку Вийя, будучи темпатом, и так знала, что Марим все это время была там, та и не думала прятаться.

— Тебе тоже есть чем заняться, — только и сказала капитан, проходя мимо нее.

Насколько знала Марим, с тех пор Вийя не разговаривала с Крисархом ни разу. Прошло уже три дня, на протяжении которых Школяра отдали в полное и безраздельное распоряжение Монтрозу, а Аркад переходил из рук в руки, выполняя полезную и бесполезную грязную работу.

Марим неутомимо подглядывала за ним, но издалека. Она видела, как Жаим посылал Брендона под кожухи главных двигателей проверить волноводы и разъемы кабелей; она видела, как молодой Ивард, краснея и запинаясь, просвещает Крисарха по части распаковки контейнеров с припасами. Даже Локри, и тот получил его под свое начало один раз, хотя вообще-то он отчаянно старался избегать обоих пассажиров. Брендону пришлось ползать под всеми пультами на мостике с тестером в руках, а Локри тем временем, позевывая, щелкал тумблерами на своем пульте связи.

Первые два дня Брендон не произнес ни одного невежливого или вообще раздраженного слова, хотя у него наверняка болели все до единого мускулы и кости. Когда его вахта подошла к концу, он отправился прямо в свою каюту и уснул.

Марим подняла голову.

— Он выдраил весь корабль, — сказала она. — И не хныкал ни капельки. Интересно, что еще такого выдумает Вийя? Такой вредной она никогда не была.

— И вовсе не вредная, — фыркнула Грейвинг.

— Тогда чего же она хочет? — тихим голосом спросил Жаим. — Что удовольствия, если он делает все, что мы ему приказываем, и даже не говорит как богатей.

Голубые глаза Грейвинг остановились на Локри, и она пожала плечами:

— Думай сам.

Жаим тряхнул головой, и колокольцы-талисманы, заплетенные в его волосы, негромко зазвенели.

— Пойду прослежу за тем, как он начнет, — сказал он и вышел.

Локри тоже встал, посмотрев на двух женщин.

— Моя вахта, — сообщил он.

Грейвинг пересела в кресло, из которого он только что поднялся — её коренастая фигура казалась еще короче по контрасту с изящной, стройной фигурой Локри. Она охватила обеими руками чашку горячего кафа; раненый локоть она продолжала прижимать к себе.

Марим прикидывала, как бы ей лучше выудить из нее информацию. Грейвинг была одним из лучших спецов по слежению в Братстве, а может, и за его пределами. Ходили слухи, что три рифтхавенских синдиката пытались нанять её прежде, чем Хрим сделал попытку заполучить её к себе на службу более решительными средствами. Каким-то образом ей стало известно, что его маленький убийца-темпат собирается похитить ее, и она бежала.

Вийя говорила, что она не темпат, и все же она обладала несравненной способностью вынюхивать следы кораблей и наперед просчитывать бой, что не только много раз спасало их, но и принесло им неплохое состояние. «Если бы Грейвинг не была в тот день на запасной базе, Маркхем мог бы остаться в живых», — подумала Марим, глядя на её нездорово белое, веснушчатое лицо.

64
{"b":"25251","o":1}