ЛитМир - Электронная Библиотека
A
A

— Мандала... — произнес Ивард высоким от страха и волнения голосом. — Но мы же не можем там приземлиться.

— А почему? Такой же ком грязи, как любой другой остров, — фыркнула Марим, но Грейвинг услышала в её браваде нотки неуверенности.

— Магистерий хорошо справляется со своей работой, — буркнул Локри самым презрительным тоном, на какой был способен. — Чем больше болванов верят в весь этот вздор насчет Мандалы, тем надежнее защищены чистенькие — мифы хранят её лучше любого оружия.

Ивард дернулся как от удара, а разъяренная Грейвинг подыскивала, что бы такого обидного сказать Локри, но тут связист заговорил опять — словно не ляпнул только что ничего такого:

— Нас запрашивают.

— Включи ответчик. Код старой регистрации, — скомандовала Вийя.

На пульте Локри загудел зуммер. Он нажал на клавишу, и ожил динамик:

— YST 8740 «Девичий Сон», вам разрешается заход на низкую орбиту. Быстро или медленно?

Вийя забарабанила по клавишам.

— Быстро. Условия контракта стандартные.

— Ждите досмотра на орбите. Расчетное время выхода на орбиту — двенадцать с половиной минут.

Крисарх молчал, но Локри, должно быть, внимательно наблюдал за ним, ибо сказал:

— Никогда не приходилось платить за посадку или взлет, а, Аркад?

Брендон посмотрел на него с легким удивлением.

«Он же нарочно развлекает Локри, — догадалась Грейвинг. — Как забавляют капризное дитя».

Она поспешно вмешалась в разговор, сама не зная для чего — защищать или нападать.

— Конечно, мы платим, — сказала она. — Если мы не заплатим за проход через резонансный щит на высокую орбиту, они могут конфисковать и продать наш корабль.

Она ожидала, что Аркад возразит: «Но мы не продаем чужих кораблей», — но он молчал. Все с тем же любопытством, словно он не возвращался домой, а прилетел на экскурсию, он вглядывался в экраны.

Они не ощутили ускорения, когда расположенный на луне силовой генератор ухватил их корабль направленным гравиполем и с силой послал вниз, к Артелиону.

— «Девичий Сон»? — наконец переспросил Брендон. Марим хихикнула:

— Уж не знаю, что было в голове у бывшего владельца, но наверное, это за то, что корабль такой длинный и стройный, и здорово легко входит и выходит из разных там укромных мест. — Она рассмеялась собственной шутке, и Ивард тоже хихикнул.

«Один из способов заставить его выглядеть не как квашня, — подумала Грейвинг. — Шутки насчет секса».

Последнее время любое упоминание о сексе забавляло Иварда. Уж не значит ли это, что он созрел, чтобы?.. В его возрасте я давно уже знала, что это далеко не шутка. Грейвинг стряхнула эти огорчительные размышления: позже будет полно времени пораздумать над этим.

— У нас для «Телварны» целая охапка названий, — продолжала Марим, — но когда имеешь дело с чистенькими, это самое надежное, опять же оно одно у нас зарегистрированное.

— На моей памяти мы его ни разу не использовали, — добавил Локри. — Короче, мы просто другой корабль, прилетели тихо-мирно по почтенному делу.

— До тех пор, пока нас не спросили, что у нас за дело, — заметила Грейвинг, с сомнением покосившись на Брендона.

Тот поднял руки.

— Если на то пошло, у меня есть право беспрепятственного прохода, но мне кажется, нам лучше не использовать его без крайней нужды.

Все замолчали, глядя на растущую на экране планету. Вийя начала перекличку дежурных пультов, чтобы вахтенный экипаж не расслаблялся.

— Силовое поле снято, — наконец снова ожил динамик. — Приготовьтесь к смене курса. Ждите дальнейших указаний о параметрах орбиты.

Последовал короткий список чисел, и звук выключился.

— Давай, Ивард, твоя очередь.

Ивард оглянулся на Вийю. Та кивнула, и он опустил пальцы на клавиши.

— Курс введен и задействован.

Вид у Марим был недоуменный.

— Жутко непривычно как-то доверять «Телварну» какой-то там чужой машине.

— У панархистов по-другому не бывает, — ответила Вийя, — особенно здесь, в центре их владений. Можешь не сомневаться, нас сейчас держат на прицеле тяжелые рапторы, настроенные на немедленный огонь при малейшем отклонении.

Остальные посмотрели на Брендона, и он кивнул.

— У нас не было ни одного инцидента вот уже больше ста лет, — сказал он.

— Что ж, спасибо и на том, — буркнула Марим.

— Неужели они будут стрелять в мирный корабль? — неосторожно спросил Ивард.

— Мирный корабль? — хохотнула Марим, с притворным изумлением оглядываясь по сторонам. — Где?

Ивард снова скис. Брендон поспешно заговорил, словно ощущал необходимость ответить на дерзкую реплику Марим:

— Марим права, Ивард, хотя и не совсем в том смысле. Корабль может нанести уйму ущерба планете — не говоря уже об орбитальных поселениях — даже не имея дурных намерений.

Неужели Аркад делает все это только из доброты? Грейвинг вдруг испытала к Брендону нечто вроде одобрения.

— Ты вот о чем подумай, Ивард, — сказала она брату. — «Телварна» весит где-то двадцать тысяч тонн. Вторая космическая скорость для Артелиона будет больше одиннадцати километров в секунду...

Глаза Иварда расширились: мгновенно просчитав все, он понял возможные последствия.

Теперь планета увеличивалась на экране гораздо быстрее, а вокруг нее кольцом ярких огней виднелись орбитальные поселения. Беспорядочно роившиеся другие огоньки отмечали корабли на орбитах.

Но и брат, и все остальные разом вылетели у Грейвинг из головы, как только она заметила на экране один-единственный знакомый объект. Она еще не до конца осознала это, а пальцы уже сами набрали команду, увеличив одно из пятнышек прямо по курсу. На экране возникла знакомая яйцевидная форма линкора, ощетинившегося едва различимыми на расстоянии антеннами и орудиями.

Грейвинг молчала, стиснув зубы. Она покосилась на капитана — та молча разглядывала линкор.

Первой подала голос Марим, развалившаяся в кресле, скрестив руки и задрав ноги на пульт:

— Надо же, как странно сидеть и не удирать от этой хреновины!

В ответ рассмеялся один Локри.

* * *

Некоторое время все молча смотрели на экран.

Брендон решил, что все еще не до конца верят в то, что они и правда подходят к Мандале, которая стараниями Магистерия и Академии Архетипа и Ритуала до сих пор вызывала у жителей Тысячи Солнц благоговейный трепет. Даже Локри, что бы он там ни говорил, не отрываясь, смотрел на с каждой минутой выраставшую планету.

«Все, но не Вийя», — подумал Брендон, ощущая её спокойный взгляд на себе. Её одну, похоже, совершенно не волновало то, что они подходят к самому сердцу Панархии, самому бойкому перекрестку всех космических путей, родине самой древней культуры, до сих пор хранившей память об Утерянной Земле. Интересно, откуда она родом? Такого акцента, как у нее, ему слышать, кажется, еще не доводилось, и все же он казался ему до странного знакомым.

Вийя вдруг резко набрала на пульте команду, еще раз увеличив изображение. По экрану прошла рябь, почти скрывшая линкор на ту секунду, пока настраивались датчики. Потом изображение снова возникло на экране, с беспощадной четкостью показывая эмблему на борту корабля — стилизованный красный кулак, стискивающий охапку молний; все это окружалось угловатой надписью и венком огненных языков.

— «Кулак Должара», — произнесла Вийя тихо, почти шепотом.

Должар...

Мой отец — Аватар Дола. Тебе и дня не прожить на Должаре...

Брендон зажмурился, и мысли его побежали по двум направлениям сразу. Ему вспомнился Анарис, сын Эсабиана, произносящий эти слова с таким же точно акцентом — одна мысль.

И вторая: «Капитан этого судна — должарианка».

Брендон отогнал обе мысли. Вийя заговорила снова, и слова её застали его врасплох:

— Согласно Ахеронтскому Договору, этот корабль не имеет права покидать орбиту Должара, верно?

Брендон медленно кивнул, пытаясь услышать в её словах фальшь или подвох. Он не услышал ни того, ни другого.

— Возможно, проходят какие-то мирные переговоры, — сказал он, сам не очень-то веря собственным словам. — Или что-то еще, в чем участвует Должар. В случае контакта на высшем уровне дипломатические нормы требуют, чтобы Эсабиан использовал свой флагманский корабль.

70
{"b":"25251","o":1}