ЛитМир - Электронная Библиотека
A
A

— Тебе видней, — заявила Марим, ерзая на своем месте. — Ты у нас чистенький, да еще из высших.

Брендон опустил взгляд на свои руки, напряженно застывшие на краю потемневшего от времени пульта.

— Уверяю тебя, Марим, что мне сообщили бы об этом в самую последнюю очередь. Моя роль в государственном механизме заключалась в... совсем в другом.

Должно быть, остальные ощутили в его голосе формальную сухость, поскольку на некоторое время воцарилась тишина, нарушаемая только стуком клавиш на пульте у Вийи.

— Ивард, проверь курс, — произнесла она наконец, потом нажала на клавишу интеркома. — Жаим, как двигатели?

— Лучше не бывает, — послышался ответ. — Что ты обо всем этом думаешь? — Брендон сообразил, что тот видит все происходящее на мостике с монитора.

Да, чего у рифтеров нет — так это жесткого разделения труда, как на флоте.

С минуту Вийя сидела, не отвечая и глядя на Брендона.

— Мы идем не с государственным визитом, так что любой наш подозрительный шаг будет встречен огнем из пушек. Единственное, что мы можем делать, — это ждать, пока ситуация не прояснится. Если понадобится, подождем, пока планета не заслонит от нас линкор, а там рванем. — Она сделала паузу. — Локри, ты можешь определить, включено ли резонансное поле?

Локри покосился на Марим.

— Можем прощупать это слабым скачковым полем. Только это займет несколько минут.

— Тогда делай.

Брендон слушал этот обмен репликами вполуха: ему не давало покоя присутствие вражеского линкора на орбите над Мандалой.

«Мандала, — подумал он. — Вот я и делаю это, словно разгадка поможет отогнать пятьдесят миллиардов тонн линкора».

На него снова нахлынули воспоминания: его первая встреча с Анарисом. Ему тогда было десять лет, Галену — на пару лет больше. Они играли тогда вдвоем в парке — разучивали жесты келли, — когда появилось несколько взрослых, все в военной форме, и один из них что-то сказал официальным тоном.

Но Брендон не обращал внимания на взрослых. Его интересовала только одна маленькая фигурка в окружении больших, в черном, в высоких черных же сапогах и с чем-то вроде оружия на поясе. Мальчик, чуть старше и заметно выше Брендона, смотрел на него, не мигая, без намека на улыбку.

— Заложник... — прошептал Гален почти беззвучно.

Брендон не знал, что это значит, да и не хотел знать. Он не понимал, почему этот мальчишка смотрит на них так, будто от них дурно пахнет.

— Так давай с ним поздороваемся, — со смехом сказал он и исполнил приветственный танец келли, подобравшись при этом к мальчишке достаточно близко, чтобы ткнуть в лицо и живот.

Гален присоединился было к нему, но тут мальчишка вдруг яростно бросился на них с ножом. Брендон опрокинулся на траву в полном изумлении: он даже не заметил, когда тот успел выхватить свое оружие. Но и нож тут же вылетел у него из головы, когда он увидел, как покраснело лицо паренька и как закатились его глаза.

— Он захлебнется! — завопил Брендон.

Взрослые словно окаменели от неожиданности. Первым опомнился Гален. Быстро, стремительнее даже, чем мальчишка только что, он подлетел к нему со спины, охватил руками и нажал кулаком на желудок — чему-чему, а приемам первой помощи их обучили хорошо.

Парень согнулся вдвое, и его вырвало — прямо на сияющие сапоги. Брендон, обессилев от смеха, рухнул на траву. Задыхаясь, он слышал этот голос, высокий, срывающийся от злости, с этим странным акцентом...

Мой отец — Аватар Дола...

Прошло несколько лет, прежде чем Брендон узнал, что тот пытался устрашить его и заставить повиноваться Древним должарианским заклятиям.

Воспоминание рассеялось, уступив место реальности — виду корабля, принадлежащего не Анарису рахал'Джерро-ди, но его отцу. Корабль висел над Артелионом. Почему?

Он опустил взгляд; пальцы непроизвольно крутили перстень Танри. Вставленные в глаза сфинксов драгоценные камни вспыхивали на свету.

«По меньшей мере, выполни данное тобой обещание».

Он посмотрел на экраны. На экранах заднего обзора скрывался за горизонтом Большой Дворец. На большом мониторе ярко освещенные солнцем орбитальные поселения выстраивались в плавно изогнутую цепочку огней, уводящую их через терминатор в ночь.

* * *

Когда «Коготь Дьявола» приблизился к ним, Барродах сцепил руки, надеясь, что сидевший рядом пилот не заметит, как он сжался. Он терпеть не мог космические перелеты и проклинал Рифеллин за то, что та выделила ему катер такой маленький, что в нем не было даже отдельного помещения для пассажиров. Вместо уютной каюты с зашторенными иллюминаторами он был вынужден торчать на месте второго пилота перед отвратительно большим ветровым стеклом из дайпласта.

«Рифеллин известно, как я это ненавижу. Она еще пожалеет о своей шуточке».

Бори заметил, что пилот начал коситься на него, но сделал вид, что не видит этого, отчаянно стараясь смотреть не вперед, а вниз, на нос катера прямо перед ветровым стеклом. Даже так он затаил дыхание, когда махина «Когтя Дьявола» надвинулась на них. Катер дернулся, когда силовое поле эсминца захватило его, и еще раз, когда они, разбрызгивая огоньки статических разрядов, скользнули в причальный шлюз. Только когда катер опустился на палубу, Барродах облегченно перевел дух.

Двигатели маленького суденышка смолкли. Барродах выбрался из-за пульта, прошел в шлюз и откинул люк. Снаружи к катеру приближался человек с какой-то длинной штуковиной в руках, за которой тянулся провод. За ним следовал пестро разодетый рифтер. На заднем плане Барродах разглядел бесформенную груду поддонов и контейнеров; содержимое части из них высыпалось на палубу.

Он поднял ногу, чтобы ступить за порог люка; пилот поспешно повернулся к нему.

— Подождите минуту, господин, вам еще нельзя выходить!

— Не говори мне, чего я могу, а чего нет! — раздраженно рявкнул бори. Тип со штуковиной в руках отчаянно замахал ему руками, но Барродах не обратил на него внимания и сделал шаг.

Послышался громкий хлопок, и бори вдруг оказался лежащим на палубе лицом вверх. Противный запах коснулся его ноздрей, а ноги почему-то щипало. Он тряхнул головой и неуверенно привел себя в сидячее положение, потом опустил глаза и вдруг завопил от страха: его башмаки горели!

Матрос в форменном кителе подбежал и сбил огонь из огнетушителя, заодно окатив Барродаха пеной с ног до головы. Тот, пошатываясь, поднялся на ноги и злобно посмотрел на расфуфыренного рифтера, в котором узнал капитана, Таллиса Й'Мармора.

Таллис прилагал все усилия, чтобы не засмеяться, отчего глаза его выпучились еще сильнее.

— Прощу прощения, милорд, — почтительно произнес он. — Это побочный эффект швартового поля — сильный статический заряд. Мы как раз собирались снять его, когда вы вышли. Надеюсь, вы не пострадали?

Слегка польщенный необычным обращением Таллиса, Барродах только смерил его тяжелым взглядом, от которого тот заметно стушевался.

— Нет. Прибыл уже Лисантер с «Кулака Должара»?

— Он вон там, — показал Таллис.

Барродах посмотрел в том направлении, куда ткнул длинный указательный палец, и увидел долговязую фигуру ксеноархеолога, выступающую из-за большого контейнера. Тот тоже увидел бори и поспешил ему навстречу.

— Я пока не нашел урианских артефактов, сенц ло'Барродах, — сказал он, используя положенную форму обращения низшего к высшему. Впрочем, должарианские приставки прозвучали в гладкой, невыразительной речи на уни довольно нелепо. — Но я только недавно начал.

Барродах повернулся к Таллису — тот развел руками.

— Поскольку вы не дали точного описания того, что вам нужно, мы привезли сюда все собрание из дома Омилова, а также из его банковского сейфа и сейфа в Университете — все, как вы сказали. — Таллис бросил на бори взгляд, который тот счел простым любопытством. — Возможно, если вы опишете этот предмет точнее, нам будет проще искать.

«Этому болвану нечего и думать обмануть Должар», — решил Барродах. Здесь, на орбите Артелиона, под прицелом орудий «Кулака» и вдали от завистливых лап Хрима Беспощадного, возможно, нет риска в том, чтобы рассказать этому типу, на что похоже Сердце Хроноса. Он покосился на груду артефактов, усыпавших почти всю палубу. «Если я не скажу ему, мы застрянем здесь на несколько дней».

71
{"b":"25251","o":1}