ЛитМир - Электронная Библиотека
A
A

Оказавшись под беседкой, он набрал код, который дал ему Брендон, проклиная на чем свет стоит древнюю аппаратуру без инфракрасного ввода, из-за которой ему приходилось самому прислушиваться к босуэллу и набирать цифры вручную. Платформа бесшумно скользнула обратно в туннель, и Монтроз нажал кнопку на колонне.

Наверху было шумно: ветер усилился. Потом он заметил, что кусты и деревья у беседки вовсе не качаются. Едва не свалившись под тяжестью Омилова, он резко обернулся и увидел, как к прогалине в лесу, где лежала, ожидая их, «Телварна», скользит на гравиподушке тяжелая плазменная пушка, медленно разворачивая ствол в сторону корабля.

Он хлопнул ладонью по босуэллу:

БОЕВАЯ ТРЕВОГА!

ПЛАЗМЕННАЯ ПУШКА, НАЗЕМНАЯ, ПРЯМО ПО НОСУ!

* * *

Осри отпрянул, стукнувшись лбом о плазмовод, когда щеки его коснулась мягкая, пушистая лапа.

— Ох, Телос! — пробормотал он. — Убирайся отсюда, тварь мохнатая!

Единственным ответом ему было громкое, раскатистое урчание, означавшее — как он уже знал — крайнюю степень кошачьего удовольствия.

— Что ты там сказал, Школяр? — послышался беззаботный голос Марим. Осри стиснул зубы.

— Я сказал, что этот плазмовод, похоже, совершенно цел.

— А телеметрия говорит противоположное. Прозвони сектор 24-17.

Осри поднял взгляд на металлическую трубу и, прищурившись, разглядел номер на потемневшей от времени дайпластовой табличке: «24-8». Он с досадой вздохнул. По всем правилам, это рифтерша должна была бы сейчас ползать под двигателями, ремонтируя систему подачи энергии в дюзы. Тем более у нее и рост меньше всех. Он пополз на карачках дальше, стараясь не позволить неуютному ощущению перерасти в полноценную клаустрофобию. Лапа снова коснулась его волос, и он еще раз стукнулся лбом.

Осри чертыхнулся, замахнулся на кота молотком и вспыхнул от злости, когда, промахнувшись, со звоном врезал по какой-то металлической детали.

— Поосторожнее, Школяр! — окликнула его маленькая рифтерша. — Поставь заплату не на то место, и ты застрянешь там еще на час.

— Мою подготовку лучше использовать для расчета скачка, — огрызнулся Осри, пробираясь к указанному сектору. — Меня учили в Академии не для того, чтобы я...

— Ага, — перебила его Марим. — День, когда я допущу чистенького к скачковым системам, будет последним в моей жизни — Вийя вынет из меня кишки, натянет их вместо струн и заставит плясать под эту музыку.

— Как успехи? — голос Жаима звучал неразборчиво от усталости.

— Так... Как скачковые?

Осри не прислушивался к их дальнейшему разговору, протискиваясь в особенно узкую щель. 24-15. Почти на месте. Тут он застыл, снова услышав их голоса.

— ...Дворец. Вот это будут трофеи так трофеи. — Голос Марим звенел от возбуждения. — Эти чистенькие копили богатства сотни лет, и Крисарх сказал, он знает, где самое ценное. А мы торчим с тобой тут...

Трофеи? Дворец? Осри так стремительно повернул голову, что чуть не размозжил себе череп о ребро стыка. Должно быть, она нарочно говорит это, чтобы позлить его. Да нет, он видел, как они все вооружались, и Крисарх тоже, а это значит, они ему доверяют. Он постарался вспомнить все маневры корабля над Артелионом. Уходили из-под удара, это ясно. Может, Брендон собирался сдаться властям, а ему ответили, что его отдадут под суд?

Если так, то он этого заслужил.

Но если это так, он, судя по всему, передумал, и «Телварна» сделала попытку уйти. Невесомость означала, что всю энергию дали на двигатели.

А власти пошли бы на все, только бы не угрожать жизни Крисарха, что бы он там ни натворил.

Так значит тщательно наведенный раптор разбил им двигатели главного хода и заставил приземлиться. Тут Осри, похолодев, понял, что Мандала, возможно, единственное место, где Брендон мог надеяться уйти от погони: ходили слухи, что все члены правящей семьи знают ключевые пароли, позволяющие регулировать защитные системы по своему усмотрению.

И он заручился поддержкой рифтеров...

Осри снова тряхнул головой. Во все это просто невозможно было поверить, как бы логично все ни выстраивалось. Впрочем, возможно и другое объяснение: Марим и Жаим просто дразнят его. Они терпеть не могут Дулу — «чистеньких», как они их называли.

Он нашел, наконец, нужную секцию плазмовода и, руководствуясь наставлениями Марим, поставил на трубу несколько маленьких заплат. Раньше ему приходилось смотреть чипы о последствиях попадания рапторов, но только теперь он мог видеть этот эффект воочию — пусть даже разряд едва задел корабль и не разорвал его на куски. Короткие, но сильные перепады гравитационных полей разладили системы двигателей скачка, требовавшие теперь новой точной настройки.

Наконец Марим крикнула ему, что показания телеметрии вернулись в подобие нормы, и Осри тем же путем пополз обратно. Распрямившись наконец в машинном отделении, он едва не вскрикнул; так затекли мышцы. Марим и Жаим сидели рядышком за пультом диагностики, оживленно обсуждая что-то; маленькая рифтерша сидела, закинув ногу на ногу.

Взгляд Осри задержался на чем-то черном на её ступнях. Приглядевшись, он понял, что то, что показалось ему сначала просто грязью, было на самом деле микроскопическими присосками. Он зажмурился, борясь с тошнотой: она явно подвергалась генной операции.

Отвернувшись, Осри потянулся и тут же отдернул ногу, о которую блаженно потерся боком судовой кот. Он опустил взгляд, и голубые как лед глаза блаженно сощурились: Люцифер обожал, когда на него обращали внимание.

Осри отвел взгляд. На другом пульте не спеша сменяли друг друга картины окружавшей корабль панорамы. Марим встала рядом с ним и хлопнула его по плечу.

Осри уловил исходящий от нее цветочный запах, мешавшийся с запахом пота, и отступил на шаг.

Ну почему от них от всех пахнет?

— У нас для тебя, Школяр, есть еще работа, — со смехом сообщила Марим, ошибочно приписав его реакцию непосредственности их обращения. — Впрочем, эта была хуже. Теперь мы...

На пульте систем безопасности вспыхнул тревожный сигнал, и из динамиков послышался голос Монтроза. Странная тональность, должно быть, означала, передачу по босуэллу:

— БОЕВАЯ ТРЕВОГА! ПЛАЗМЕННАЯ ПУШКА, НАЗЕМНАЯ, ПРЯМО ПО НОСУ!

Марим злобно выругалась и бросилась к пульту. Жаим стремительно повернулся и схватил лучемет.

— Не шевелись, чистюля! На палубу, быстро, руки за голову, ну!

Немного обалдев от противоречивых команд, но напуганный внезапными властными нотками в голосе обычно спокойного и уравновешенного инженера, Осри колебался. Ожил экран ближнего обзора, и на нем показалась самоходная плазменная пушка с Солнцем и Фениксом на башне; ствол её медленно разворачивался в сторону «Телварны». Марим хлопнула кулаком по пульту. Экран вспыхнул ослепительным огнем.

— Блин! — взвизгнула она. Корабль вздрогнул. — Носовая пушка не действует. Эти говнюки нас накрыли! — Пальцы её пробежали по пульту. — И поля не включишь! — всхлипнула она.

«Телварна» была беззащитна.

Экран прояснился. Пушка отодвинулась чуть дальше — не иначе, от отдачи. Её защитные поля сияли всеми цветами радуги. Потом ствол снова развернулся к кораблю.

С искаженным от злости лицом Жаим прыгнул вперед и стволом лучемета сбил Осри на пол. Он поднял ствол, и Осри понял, что, как только пушка выстрелит еще раз, его жизни придет конец.

91
{"b":"25251","o":1}