ЛитМир - Электронная Библиотека
A
A

26

На глазах Монтроза из ствола пушки вырвался иссиня-белый разряд плазмы, а из леса ударил встречный разряд. Защитное поле пушки вспыхнуло ярче, и она откатилась немного назад, потом вернулась в прежнее положение для нового выстрела. Там, где находилась «Телварна», светился раскаленный металл, но её орудие больше не стреляло. Монтроз понял, что носовое орудие повреждено, и застонал от бессилия.

Эйя что-то громко защебетали; пушка рванулась в сторону «Телварны», но вдруг вильнула в сторону и налетела на дерево. Судя по всему, удар повредил системы гравиподвески: она рухнула на землю, со скрежетом проехалась ребрами излучателя по корням и затихла.

Монтроз вскинул неподвижное тело гностора на плечо и из последних сил побежал к кораблю. Подбегая к пандусу, он услышал рык разогреваемых двигателей.

* * *

Повинуясь команде Вийи, Локри выскочил из-за укрытия и поливал позиции должарианцев огнем из лучемета все время, пока Крисарх полз к маленькой панели на ближней стене. Потом он нырнул обратно, так что ответный огонь пришелся в потолок и прикрывавший его тяжелый шкаф, обрызгав его раскаленными брызгами.

Бросив быстрый взгляд в сторону Брендона, он убедился в том, что тот прячется за большим холодильником, торопливо набирая на пульте какой-то код; отсветы переливающихся огоньков на панели придавали его лицу странное выражение.

Аркад начал серьезно интриговать Локри. Поначалу он решил, что Брендон — еще один бесполезный, кичливый чистюля, единственный интерес в котором — это возможность подразнить его. То, что Брендон был когда-то другом Маркхема, мало что меняло; Локри редко приходилось видеть человека, с такой легкостью сходящегося с другими.

Первые сомнения зародились в душе Локри во время игры в фалангу. Локри пользовался уважением даже у завсегдатаев клуба «Галадиум» на Рифтхавене, и все же Брендон без особых усилий наголову разбил его, даже на третьем уровне. Только объединив усилия с Марим, им удалось его побить.

Еще более интригующим показалось ему то, что возвращение в родной дом могло бы поменять поведение Брендона, но этого не произошло. Локри никак не ожидал от представителя самой высокопоставленной семьи Тех, Кто Служит, тех эмоций, что выказал Крисарх в Зале Слоновой Кости.

Теперь он следил за ловкими манипуляциями Брендона с пультом. Прядь волос упала ему на глаз; выражение лица менялось то и дело от озорной ухмылки до нахмуренной сосредоточенности и обратно.

Один за другим ожили огромные пищевые синтезаторы, и скоро вся кухня наполнилась гулом. Локри слышал тревожный шепот запертых вместе с ними на кухне должарианцев. По стене промчалась и спряталась в углу еще одна из зловещих теней, и шепот испуганно стих.

Бросив быстрый взгляд на капитана, он заметил в её позе некоторую скованность, и с трудом удержался от смеха.

«Можно оторвать должарианца от Должара, но нельзя вырвать Должар из должарианца», — подумал он, старательно отводя от нее взгляд: в её нынешнем состоянии, он подозревал, она просто пристрелит его, доведись ей узнать, о чем он сейчас думает.

По другую сторону прохода Ивард тоже с надеждой смотрел на Брендона помутневшими от лекарства глазами. Локри испытал вдруг жгучую зависть. Он никогда не обращал особого внимание на мальчишеское преклонение, разве только для того, чтобы посмеяться над ним; он считал свое отсутствие интереса к тому, что достается даром, одним из проявлений своей извращенной натуры.

Это напомнило ему про Грейвинг, и он снова вспомнил её помертвевшее лицо. Он пожалел вдруг, что не послушался совета Марим и не затащил её к себе в койку... правда, результатом могло бы стать только то, что с лица её исчезла бы вся искренность. Старая злость с новой силой разгорелась в нем, и он напомнил себе, что ненавидит честность, верность и прочие слепые предрассудки, которые слабые пытаются навязать сильным.

Он снова посмотрел на Крисарха. Интересно, о чем они говорили с Грейвинг там, в Зале? Может, эта маленькая дурочка собиралась пасть на колени и принести клятву верности? Он негромко фыркнул.

«Если он вытащит нас отсюда живыми, я сам паду ниц и облобызаю ему ноги...»

Тут маленькая дверка, на которую показывал им Брендон, скользнула в сторону, и из отверстия выкатилась толпа маленьких аппаратов на колесиках, направившихся к синтезаторам. Некоторые из них выпустили длинные гибкие трубки и присосались ими к генераторам — ни дать, ни взять щенята, сосущие мать. Другие, с подносами, выстроились в очереди перед раздаточными окнами синтезаторов; даже в своем укрытии Локри ощущал исходящее от больших установок тепло. Когда створки раздаточных окон отворились, Локри изумленно нахмурился.

«Пирожки? Шиидра побери, что здесь происходит?»

Пирожки — правда, довольно зловещего зеленого цвета — посыпались на подносы маленьких аппаратов. Нагрузившись, автоматы отъезжали от синтезаторов и выстраивались в линию на краю открытого участка пола, отделявшего рифтеров от спасительной двери, а их место занимали другие. Некоторые подъезжали к шкафам, за которыми прятались должарианцы, другие занимали позицию перед дверьми. Все новые роботы выезжали из туннеля и становились в очередь.

Локри покосился на Вийю. Та встретила его взгляд и пожала плечами.

Похоже, должарианцев это тоже привело в замешательство. Их шепот сделался громче и истеричнее, потом Локри услышал прозвучавшую из их коммуникаторов команду.

— Аркад! — мягко произнесла Вийя. — Осторожно!

Брендон махнул ей рукой, набрал на пульте последнюю команду и пригнулся, держа лучемет наготове и дав остальным знак сделать то же.

Неожиданно из решетки в стене грянула музыка — бравурные фанфары. Ивард поднял кулак и возбужденно кивнул — он явно узнал мелодию.

Часть маленьких аппаратов со змееподобными трубками двинулась вперед и исчезла за шкафами, служившими убежищем вражеским солдатам. Одновременно с этим роботы с подносами взяли манипуляторами по пирожку. Из-за шкафов послышались шипение, сопровождаемое воплями боли и злости. Солдаты выскакивали из-за своих укрытий, тщетно пытаясь увернуться от струй какой-то вязкой, кипящей жидкости.

ЗВЯК-ЖЖЖ-ШЛЕП! На глазах потрясенного Локри первый ряд машин с подносами колыхнулся и швырнул пирожки прямо в оцепеневших от неожиданности солдат. Пирожки шмякнулись тем в головы и туловища, мгновенно превратив их в бесформенные, отдаленно напоминающие людей груды липкой зеленой массы. Должарианцы с воплями бросали оружие, пытаясь протереть глаза; что-то в тесте этих пирожков явно жгло кожу и слизистую.

Ивард уронил свое оружие и скорчился от смеха с беззаботностью, причиной которой могла быть только лошадиная доза болеутоляющего. Брендон гордо ухмыльнулся Локри, который отсалютовал ему своим лучеметом.

Под прикрытием града скорострельных пирожков Брендон вернулся к остальным.

— Экономит боеприпасы, не так ли? — выдохнул он, опускаясь на пол рядом с Локри.

— Чему еще вас учили в Академии? — поинтересовался Локри. — Боевому применению сверхскоростных тюбиков с горчицей? Маршировать в сомкнутом строю с зондами для принудительного кормления наперевес?

Брендон рассмеялся:

— Чему-то в этом роде. — Он махнул рукой в сторону дверцы, из которой продолжали выкатываться маленькие машины. — Пошли.

За дверьми кухни послышались командные окрики. Не успели они одолеть и половины расстояния, как двери с грохотом распахнулись, пропуская внутрь два отряда гвардейцев в боевых скафандрах. Завывали сервомоторы. Маленькие роботы с подносами, выстроившиеся перед дверями, дали залп пирожками, тогда как ощетинившиеся шлангами раздатчики напитков залили пол вязкой, похожей на серый кисель жидкостью, от которой пахло маслом и чем-то еще незнакомым. Разумеется, пирожки не задержали закованных в броню должарианцев, но липкая масса облепила шлемы, надежно ослепив их, а скользкая серая жидкость на полу лишила их возможности затормозить. С торжественной неумолимостью, с грохотом и лязгом два отряда столкнулись.

92
{"b":"25251","o":1}