ЛитМир - Электронная Библиотека
A
A

— Охладители отключать нельзя, — сказал наконец Калеб. — Здесь и так уже почти сорок пять градусов.

— Щиты тем более, — добавила Иозефина.

— Однако придется. — Матильда вскинула руку, предупреждая возражения: — Поправьте меня, если я ошибаюсь, Мортан, но ведь корпус способен выдержать хотя бы несколько валунов, даже пятисоткилограммовых?

Мортан подумал немного. Он уже пятьдесят лет был Центростремительным Гностором — таких в Тысяче Солнц насчитывалось всего тринадцать, — но в фонде его знаний не находилось ничего, что напоминало бы их теперешнюю ситуацию.

— Думаю, что да, центр тяжести на шаттлах такого типа расположен слишком низко, чтобы они могли перевернуться, — но это не худшее из того, что может случиться.

— Уверен, что не худшее, — внезапно рассмеялся Геласаар.

— Насколько я понял, Матильда, — улыбнулся Мортан, — вы предлагаете нам отключить щиты, чтобы набрать энергию, необходимую для старта.

Она кивнула и вывела на экран диаграмму. Кри изучил ее.

— Но это откроет для атаки внешнюю дверь шлюза. А из диаграммы следует, что стартовать мы сможем только через час после отключения щитов.

— Да, по моим расчетам это так.

— Рискованно. Очень рискованно, — покачал головой Мортан. — Если им удастся повредить шлюз, потеря обтекаемости при отсутствии шитов обречет нас на гибель.

— А нельзя ли восстановить контроль над шлюзом?

Кри почувствовал волнение и страх, вызванные этим вопросом.

— Люк, конечно, можно взломать вручную, но потом нельзя уже будет запустить запирающий его мотор.

— Иными словами, — сказал Панарх, — мы можем открыть его, но не сможем закрыть, а также удержать в случае атаки.

Мортан кивнул.

— Выбора нет, — сказал тогда Геласаар. — В случае серьезных повреждений придется открыть шлюз, впустить их и предоставить им бушевать внутри, пока мы не стартуем. Но мне думается, корабль нужен им в целости и сохранности.

— Тот, кто завладеет им, будет править всем этим миром, — подтвердил Мортан. — Но внутренний люк долго не продержится — они, несомненно, пустят в ход какой-нибудь таран.

— Это не проблема, — сказал Кадеб. — Двое человек с бластерами удержат коридор, когда люк падет. В кладовой есть респираторы.

— Все это предполагает, что рифтеры будут с нами сотрудничать, — заметила Иозефина.

— Щиты они мне отключить не помешают. — Матильда усмехнулась. — Возможно, это ускорит их капитуляцию. — Она посмотрела на Панарха, и он кивнул.

— Действуйте.

* * *

Тат открыла глаза и съежилась, увидев, что над ней наклонился Моррийон, упершись руками в колени. Потом ее взгляд обрел резкость, и стало видно, что из-за спины Моррийона выглядывают Лар и Дем.

Он убьет нас всех.

Моррийон выпрямился и отошел назад, а Лар, став на колени, приподнял ей голову.

— Как дела, Тат?

Она оперлась на локти, с недоверием созерцая кривую улыбочку Моррийона, и застонала — ей показалось, что каюту шатнуло. Остатки мозгососа в организме придавали всему оттенок нереальности — она ждала, что зубы Моррийона вот-вот полетят ей в голову или голова Дема лопнет, как проколотый воздушный шарик.

— Все в порядке, Тат, — прошептал ей Лар. — Нас не будут наказывать.

— Твой ум спас жизнь вам всем, — добавил Моррийон.

Палуба снова накренилась. Этому сопутствовал визг и скрежет. Моррийон, утвердившись на ногах, сказал:

— Корабль ведет бой с панархистским крейсером. Долго он не протянет. — Он направился к двери, бросив через плечо: — Пошли. Мы готовимся отчалить.

Лар и Дем подняли Тат на ноги и вывели в коридор вслед за Моррийоном: Его сопровождали двое солдат в сером. Он повел их к правому ангару, и они никого не встретили на пути.

У входа в ангар Тат услышала ноющий гул прогреваемых двигателей — он шел из грозного, утыканного шипами военного корабля небольших размеров, заполнявшего собой почти весь ангар. Моррийон повел их вверх по трапу, который убрали, едва они поднялись.

Сердце Тат застряло в горле, когда Моррийон впихнул ее на мостик, и Анарис, повернувшись в командном кресле, смерил ее взглядом, холодным и немигающим. Она заметила, что братьев рядом с ней больше нет.

Моррийон схватил ее за руку и подтащил к пульту, а Анарис посмотрел на главный экран, настроенный на мостик «Самеди». Тат увидела, как след гиперснаряда исчезает в пылающем хаосе энергии. Сбоку виднелся притемненный лимб солнца системы. Анарис нажал что-то на своем пульте, и зажегся боковой экран, показывающий мостик рифтерского корабля. Тат даже отсюда видела, что капитан почти не в себе — да и остальные не лучше.

— Этот пульт подключен к компьютеру «Самеди», — сказал Моррийон, и она отвлеклась от картины хаоса на мостике. — Мы не хотим, чтобы Быстрорук знал точный момент нашего старта — он может применить оружие, несмотря на присутствие двух тарканцев на мостике. Можешь ты отсюда отключить ненадолго корабельные щиты?

— Думаю, что да. Сейчас проверю. — Тат запросила систему, слушая краем уха, что говорят на «Самеди».

— Капитан, — сказал Сефас, заменивший Лара за пультом контроля повреждений, — Корвет в правом ангаре прогревает двигатели.

Быстрорук обратился через плечо к кому-то, кого Тат не видела, — скорее всего к тарканцам:

— Слыхали? Ваш хозяин бросил вас тут умирать.

Ему ответили на неожиданно чистом уни:

— В этом наша обязанность и наша честь. — И тарканец добавил с иронией: — Вам повезло, что мы здесь: мы проследим, чтобы вы тоже умерли с честью.

Быстрорук с безмолвной гримасой отвернулся к главному экрану, а пульт Тат засигналил.

— Я могу это сделать, — доложила она.

— Наш корабль стоит на якоре, — сказал Анарис. — Одновременно отдашь и его. — Гул двигателей превратился в рокочущий визг. — Итак, на счет «ноль». — Главный экран переключился на картину космоса за пределами ангара, боковой показывал сам ангар, наполнившийся облаком раскаленной плазмы из радиантов корвета. — Три. Два. Один. Ноль!

Тат ударила по клавише, отключив на несколько секунд корабельные щиты и убрав якорный луч.

Корвет вырвался из нутра обреченного эсминца, и за этим сразу последовало распирающее голову ощущение перехода в скачок.

Тат шумно выпустила воздух, когда Анарис вернул корабль в реальное время и уверенно развернул его. Но она тут же с изумлением заметила, что Анарис, вместо того чтобы взять курс на выход из системы, уводит их в гущу космических осколков, чтобы наблюдать оттуда за боем. Она отважилась посмотреть на Моррийона — лицо секретаря не выражало ничего.

Тат съежилась в своем кресле — никто на мостике больше не обращал на нее внимания. Только бори последнего поколения способен понять должарианца, решила она, и цена такого понимания чересчур высока.

29

Нисах Ан-Жайван в ужасе смотрела, как Каннифер, выпучив глаза, молотит по своему пульту.

— Да вы спятили! — заорал он. — Эти камни разнесут корабль на куски!

Спокойный ответ маленькой старушки не произвел на пилота никакого впечатления. Он выключил коммуникатор и повернулся лицом к Нисах.

— Почему ты не обеспечила аппаратную поддержку щитов, идиотка?! — Пот капал с его редких волос.

— Этот поганец Моррийон не оставил мне времени, — завизжала в ответ она, с удовлетворением видя, как он морщится. Она всегда ненавидела свой голос, но в таких вот случаях он служил прекрасным оружием. — Я старалась обезопаситься от тарканцев. Откуда мне было знать...

Грохот удара прервал ее. Корабль с отключенными щитами закачался. Рифтеры переглянулись, с трудом ожидая следующего удара. Когда он обрушился, было хуже, чем она ожидала.

— Мы этого не выдержим, что бы там ни мололи паскудные чистюли. Если они прорвутся и эти гадские споры, которые засекли наши датчики, попадут внутрь... — Нисах содрогнулась. — На мостике даже респираторов нет — они у панархистов.

Каннифер приобрел решительный вид.

108
{"b":"25252","o":1}