ЛитМир - Электронная Библиотека
A
A

Ядовитые лучи Шайтана коснулись верхушки стены, и Напьер Ут-Комори, прищурившись, вздохнул полной грудью.

Победа будет на его стороне — он это чувствовал.

26

«САМЕДИ»

— Критическое время, — сказала Ласса почти неслышно из-за сирены, подтвердившей ее слова.

Тат из-за пульта прищурилась на экран, передающий ей, что происходит на мостике, — капитан открыл этот канал по ее просьбе.

— Моб! — рявкнул Быстрорук. Он не попадал в кадр имиджера, но в голосе слышалась тревога.

Драко быстро застучала по клавишам.

— Сканирование следов не обнаружило.

Тат затаила дыхание: ее аргус засек разбросанный код, соответствующий критическому положению. Моррийон!

Преисполнившись свежей энергии, она забросила кодовый невод в сторону адресов, указанных аргусом, — невод слишком тонкий, как надеялась она, чтобы его обнаружить.

— До светила 35,2 светоминуты, 33 отметка 75. — Пальцы Лассы бегали по клавишам. — Начинаю навигационный поиск. — Тат слышала, как стрекочет навигаторский пульт — компьютер искал четвертую планету. Даже если в системе Геенны есть маяк, полагаться на него нельзя.

Тот поиск, который вела сама Тат, пока не включил никакой тревожной сигнализации — уже хорошо. Окно на ее пульте пульсировало в такт с работой генератора ключевых слов; она подключила его к борийскому историческому чипу, который дал ей Лар, когда она рассказала о своей гипотезе.

«Мне сдается, ты права, — сказал он, порылся в своем шкафчике и дал ей этот чип. — Ни один должарианец не станет копаться в борийской истории — и рифтеры тоже. — Он вздернул губу. — Во всяком случае, не наш экипаж».

Тат присмотрелась к окну повнимательнее: поиск шел уже среди концептуальных ассоциаций второго порядка, генерированных познавательными схемами нейраймаи — пока безрезультатно.

Пульт Лассы издал трель.

— Планета обнаружена, системная марка 2-70. Орбитальный радиус 23 светоминуты.

— Курс на системную марку 2-70, плюс тридцать пять светоминут, — приказал Быстрорук. — Лавируй, сколько потребуется, чтобы удержать нас подальше от Узла. Моб?

— Если я что-то найду, ты первый узнаешь, — буркнула Драко.

Тат вернулась к работе. Они почти не замечали времени, за которое «Самеди» совершил серию скачков, приведших их в точку на плоскости эклиптики, в тридцати пяти минутах от солнца системы, которая была ближе всего к Геенне. Желудок Тат жгло от крепкого алигрианского чая, испытанного стимулирующего средства всех программистов Тысячи Солнц, и глаза болели. Но разгадка была рядом — Тат уже чувствовала присутствие Моррийона. Внезапно ее пульт защебетал, и открылось еще одно окно. Прилив адреналина заставил Тат выпрямиться. Один из ее наживочных фагов обнаружил нестандартный чистящий вирус. Должно быть, моррийоновский — тот замаскировал свой массив, сделав его невидимым для стандартных чистильщиков системы. Но ни одна программа не сработает, если не вернуть использованное пространство обратно.

Тат поспешно застучала по клавишам. Да! Она напала на один из файлов Моррийона. Она перевела его в стазис и начала осторожно вытягивать из него заголовок, опасаясь самоубийственного кода и битобомб. Отделив заголовок, она подключила битовый поток к нейраймаи. Сейчас она кое-что узнает!

Сирена зазвучала снова, и что-то на мостике привлекло внимание Тат. Быстрорук сидел выпрямившись, в своем командном кресле, и по повороту его головы она поняла, что он смотрит на главный экран.

— Тридцать пять до системы, наводка на 2-70, — доложила Лаоса. — Курс на Геенну.

— Здорово грязная система, — сказала Моб. — Контроль повреждений, доложи.

Гальпурус за своим пультом прошелся по клавишам своими маленькими руками, нелепыми по сравнению с мощными бицепсами.

— Щиты смогут выдержать одну десятую «це» — или чуть побольше. Выше абляция пойдет неважно — можем даже воспламениться.

Необычность ситуации на миг отвлекла Тат от ее работы — впрочем, вскрытие моррийоновского чистильщика шло в основном автоматически. «Самеди» пойдет в систему Геенны в реальном времени, на одной десятой световой скорости, полагаясь на экраны для защиты от грязи и льда, сконцентрированных, согласно законам орбитальной динамики, в эклиптике. Никто не пошел бы добровольно на пробег в реальном времени: корабль в обычном пространстве слишком уязвим, и потом — это так медленно!

Красная роза расцвела перед глазами Тат, и голос Быстрорука сказал по нейросвязи: (Пока ничего?)

(Я напала на след.) Интересно, чувствует ли он по босуэллу ее усталость и возбуждение. (Скоро дождемся.)

(Хорошо бы. До Геенны двадцать часов ходу — если крейсер появится, его щиты позволят ему идти куда быстрее нашего. Пока этого не случилось, я хочу выкинуть должарских гадов из компьютера.)

Он отключился и отдал у себя на мостике приказ перевести скачковые на четвертый тактический уровень. Двигатели взвыли и смолкли, швырнув их в систему Геенны, в пасть Узла, на скорости 31000 километров в секунду. На главном экране Тат видела щиты, мерцающие под натиском звездной пыли; вспышки возникали там, где поля Теслы сжигали более крупные частицы. Тат вздрогнула: век бы не видеть ничего подобного.

Она вернула свое внимание к пульту. Если она не преодолеет власть Моррийона над компьютером, одному Телосу известно, что ей еще суждено увидеть перед смертью.

* * *
«ГРОЗНЫЙ»

Сигнал тревоги прожег путаные сны Марго Нг, и она была рада проснуться. Она прилегла на эти несколько часов исключительно из чувства долга, но сон не принес отдыха ни уму, ни телу.

Все еще под властью полных стресса сновидений она встала, приняла горячий душ для прояснения мыслей и оделась. Испытывая странное чувство нереальности, она особенно тщательно проверила, правильно ли застегнуты пуговицы и хорошо ли сидит мундир. Еще несколько часов — и она либо предстанет перед Панархом, либо отправится с новым Панархом назад.

Высокая политика. Она покачала головой и отвернулась от зеркала. Выше уж некуда — и никого не волнует, нравится тебе это или нет. Марго с угрюмой улыбкой отправилась выпить кофе. Политика хуже грязи — если уж она пристала к тебе, от нее уже не отмоешься.

Став на сторону Эренарха, она нажила себе врагов среди самых влиятельных Дулу Панархии. Взять Архона Шривашти, уступившего собственную планету черни. Хороший правитель из него бы получился! Да и другие не лучше.

Со вздохом посмотрев на свой завтрак, она поняла, что не сможет ничего проглотить. Что ж, раз уж она ввязалась в политику, надо все делать, как полагается.

Она включила свой коммуникатор.

— Узнайте, пожалуйста, не может ли гностор Омилов уделить мне несколько минут для консультации.

Она знала, что адъютант передаст ее просьбу точно в тех же выражениях, без всяких командных интонаций.

Марго заставила себя что-то съесть, одновременно слушая доклад Крайно о текущих событиях. Все системы функционировали нормально; осталось меньше часа до входа в систему.

Через несколько минут явился Омилов. Вид у него был усталый, но собранный. «Он заметно изменился», — подумала Нг, когда он вошел. Взгляд, осанка — всё было гораздо моложе, чем у человека, к которому она привыкла. Странно: то, что они оба пережили недавно, обычно делает людей старше, но на Себастьяна Омилова эти события оказали прямо противоположное влияние. «Живительная сила действия», — кисло подумала Нг.

— Скоро мы войдем в систему Геенны, — поздоровавшись, сообщила она. — Не хотите ли присоединиться к нам на мостике?

Он удивленно и, как ей показалось, обрадованно вскинул веки, но тут же под влиянием какой-то задней мысли придал лицу выражение вежливой благодарности.

Интересно, что он хотел сказать в первый момент. Нг попыталась его поощрить.

— Там, правда, будет немного тесно — Эренарх тоже намерен присутствовать. Сначала я хотела просто подключить вашу каюту к мостику, но, поразмыслив, решила, что на вашем месте предпочла бы находиться на месте событий. — Ее интонации имели слегка извиняющийся оттенок.

97
{"b":"25252","o":1}
ЛитРес представляет: бестселлеры месяца
Буквограмма. В школу с радостью. Коррекция и развитие письменной и устной речи. От 5 до 14 лет
Лавр
Не такая, как все
Не делай это. Тайм-менеджмент для творческих людей
Академия черного дракона. Ведьма темного пламени
Пять четвертинок апельсина
Венеция не в Италии
Сюрприз под медным тазом
Северная Корея изнутри. Черный рынок, мода, лагеря, диссиденты и перебежчики