ЛитМир - Электронная Библиотека
A
A

Аватар называл их зверями, но панархисты приняли их в свое общество как разумных существ. Нельзя сказать, что Моррийон почувствовал сожаление, однако ему стало как-то не по себе. Отогнав это чувство, он прошел на мостик и остановился, озираясь по сторонам.

Какая странная штука жизнь и как быстро наступает смерть. Он готовится принять командование тем самым кораблем, который ушел от мести Аватара над Мандалой, — если, конечно, столь же внезапная смерть не постигнет и его. И чем дольше он остается здесь, тем она вернее.

Запах умирающих келли все еще держался у него в носу. Включив капитанский пульт, он привел в действие тианьги и, сверяясь со своим блокнотом, стал изучать систему управления кораблем. Сначала следовало активировать внешние имиджеры, затем орудийный пульт.

И ждать.

* * *

Время в рекреации тянулось бесконечно. Вскоре началась неизбежная тряска в сопровождении странных шумов. Поначалу Марим ощущала в голове уже знакомое ей щекочущее тепло, но Хрим ругался так артистически, что она отвлеклась, и ощущение пропало.

Она взобралась на пульт, охватив руками колени, и стала ждать, когда Хриму надоест и он предпримет что-нибудь, чтобы вырваться отсюда. Серые тем временем наладили кое-кого из бори убирать с пола грязь. Несколько бори, перебравшие, как видно, психоактивных ур-плодов, обгадились, и Хрим ржал, глядя, как двое серых пинками загнали их в угол, где те и съежились, поскуливая. Серым стало противно, и они отошли на другой конец комнаты. Хриму быстро наскучило смотреть на работу уборщиков, но в это время рекреацию сотряс мощный толчок, за которым последовало более тихое «кррум». Марим не поняла, что это такое, зато Хрим внезапно побледнел.

— Десантные катера. Надо бы... — Он нахмурился, подошел к подогревателю, налил себе кафа, выпил немного и внезапно выплеснул кружку на скулящего бори в углу. — Заткнись, недоумок! — Но бори продолжал стонать, раскачиваясь взад и вперед. Сирена как раз в этот миг умолкла. Хрим плюнул и отошел к двери, по-прежнему закрытой. — Не знаешь, как эта хрень открывается?

Марим посмотрела на фистулу над дверью.

— Знаю. Да что толку? Там снаружи огр.

— Хочешь посидеть здесь, пока десантники не вломятся и всех нас не перемочат?

Марим, пожав плечами, взяла со стойки разливочную ложку, а Хрим по ее указанию подтащил к двери стол. Все следили за ними — и бори, и серые; последние, как ни странно, не пытались их остановить. Хрим подсадил Марим на стол — ей нравилось чувствовать на талии его сильные руки.

Она воткнула ложку в фистулу и стала крутить ее туда-сюда. Вскоре дверь открылась — быстрее, чем когда-либо на ее памяти.

Снаружи стоял огр. Марим выдернула ложку, и дверь закрылась.

— Говорила я тебе.

— Открой еще раз. — Марим со вздохом снова воткнула ложку. Когда дверь открылась, она оставила ложку в фистуле. Та дрожала в руке, как будто квантопласт пытался ее выплюнуть.

Огр не шевелился, но Хрим, как заметила Марим, остерегался выходить за порог. Посмотрев на робота долгим взглядом, он подошел к поврежденному умом бори, сидящему на корточках у стены, поднял его на ноги и потащил к двери. Бори визжал и вырывался, но ничего не мог поделать с рифтером, который был гораздо больше и сильнее.

— Что ты делаешь? — ахнула Марим.

Хрим, не отвечая, выкинул бори в коридор. Как только ноги жертвы коснулись пола, огр с ошеломляющей быстротой метнулся вперед. Вытянув руки, словно ныряльщик, он свел их вместе. Череп бори лопнул, превратившись в красную кашицу, а тело обмякло на полу.

Хрим с руганью отскочил назад. Теперь к заляпавшей его подливке добавились кровь и мозги. Марим выдернула ложку, и дверь закрылась. Вопреки ее боязни больше ничего не произошло. В комнате теперь стояла полная тишина.

— Ты знал, что это случится, — сказала Марим Хриму.

— Проверка не помешает. Ему так и так конец. Нам всем конец, если мы не выберемся отсюда.

Внезапно дверь опять открылась, и огр вошел внутрь. Его скрипяще-ноющий шаг сопровождался всеобщими паническими воплями. Марим слетела со стола и ушибла плечо. Хрим швырнул на робота ближайшего бори, и огр раздавил ему череп, а дверь закрылась.

Надо было открыть ее. Марим поползла к ней. Огр продолжал свой смертоносный путь. Он сгреб двух серых и стукнул друг о друга, превратив их в мешанину из костей и внутренностей. Потом повернул голову, и плазменный луч прожег квантопласт прямо над головой у Марим. Она вильнула в сторону, заставляя себя мыслить трезво. Не паникуй. Думай, иначе умрешь. Святой Хикура! Логосом долбанные должарианцы наладили эти машины так, чтобы напугать нас до смерти, — они давят нас и рвут на куски, хотя могли бы просто стрелять. Она взглянула на Хрима, бледного и охваченного ужасом. Память Марим прокручивалась назад, как в тот раз, когда она играла в шураки и чуть не разбилась.

Хрим сделал свирепый жест в ее сторону, и она опять поползла, скользя по остаткам застывшей подливки.

— Сейчас отвлеку его, — сказал Хрим.

Огр стрельнул лучом в двух бори, рванувшихся к двери. Хрим поймал одного за лодыжку и перекинул через пульт. Огр двинулся к добыче, а Хрим с Марим забились в щель между двумя пультами.

Марим старалась не слушать последовавших за этим звуков. Еще на метр ближе к двери. Вот о чем надо думать. Мы все равно пропадем, если не будем двигаться.

Кто-то пытался пролезть к ним в укрытие, и Марим, боясь, что этот кто-то привлечет огра, свирепо брыкнула ногой. Мелькнули полные слез карие глаза, и жуткие звуки раздались снова, а Хрим и Марим переползли на другое место.

Еще три пульта до двери — а потом два метра открытого пространства. Через них не переберешься. Прекрати! Марим отогнала от себя видение заплаканных карих глаз и уставилась на дверь в каких-нибудь шести метрах от себя.

Внезапно она осознала, что не слышит ничего, кроме собственного тяжкого дыхания. Своего и Хрима. И ноющего скрипа огра, идущего прямо к ним.

Дверь открылась.

— Риоло! — заорал Хрим. — Останови этого ублюдка!

Марим не сразу среагировала на появление маленького барканца в защитных очках и с блокнотом. За ним шли два огра. Он окинул взглядом всю картину, бесстрастно наблюдая, как забрызганный кровью огр движется к Хриму. Робот протянул к рифтеру руку, и тот завизжал не хуже любого бори.

Тогда Риоло, чей голос сопровождался каким-то высоким электронным зуммером, скомандовал:

— Стой!

Огр замер.

— Ко мне.

Огр занял место позади Риоло.

— Огры, — сказал, указывая, Риоло. — Запомните: Хрим. Запомните: Марим.

Хрим полежал еще немного на полу и медленно встал, весь дрожа — то ли от злости, то ли от пережитого ужаса.

— Как это ты? — хрипло спросил он барканца. Тот показал ему свой блокнот.

— Я запрограммировал их отзываться на это, как на голос Аватара. Полный приоритет. Лисантер и катеннах ничего не подозревали — они искали код, обозначающий тебя или меня.

Хрим поработал пальцами.

— Молодец. Теперь пошли отсюда. У меня тут есть кое-какие...

— Нам лучше двигать прямо в причальный отсек, — невозмутимо прервал барканец.

— Сначала мне надо...

— Мы должны захватить один из корветов. Осуществишь свою месть потом, на «Цветке». — Риоло говорил все так же спокойно, но его руки выразительно стиснули блокнот.

— Ладно, твоя правда, — коротко кивнул Хрим, — корвет так корвет. — Риоло отвернулся, а капитан глянул сначала на Марим, потом на блокнот барканца. Холодок опасности вызвал у нее почти неудержимый позыв к смеху.

Она обрадовалась, когда окровавленный огр стал позади Риоло, который, в свою очередь, шел за ней и Хримом. Два других огра прошли вперед — и это спасло им всем жизнь, когда на перекрестке они чуть не столкнулись с вооруженным отрядом катеннахов.

Бори открыли огонь. Огры скосили их, но один чуть было не попал в Марим, которая спряталась за ближайшим огром. Хрим заорал, когда луч, ударивший в переднего огра, обжег ему ногу.

107
{"b":"25253","o":1}