ЛитМир - Электронная Библиотека
A
A

Анарис после долгой паузы показал на техника за щитом:

— За эксперименты отвечает Лисантер. Сообщения и просьбы можете передавать через Моррийона, который приставит к вам специального человека.

Вийя ощутила горячий выплеск гнева и подавила желание обернуться к Барродаху, от которого он исходил. Эмоция была настолько сильна, что преодолела психическое давление станции и обострила у Вийи сознание опасности. Затем она поняла, что гнев направлен не на нее, а на Анариса, который держался с тем же юмором.

— Лисантер намерен начать эксперименты как можно скорее, — сказал Анарис и вышел, не сказав больше ни слова.

Вийя с облегчением отметила, что ее ошеломление немного прошло. Глядя вслед Анарису, она пообещала себе впредь следить за своими мыслями и эмоциями более жестко. Ради себя и своих людей она должна убрать Брендона и Арес как можно дальше из области сознания. Их все равно что нет — они не имеют к ней отношения.

Моррийон вышел из-за щита и сказал:

— Сейчас мы пройдем в лабораторию Лисантера. Следуйте за мной.

Вийя повиновалась, приноравливаясь к его мелкому шагу и быстрой походке Моррийона. Выходя из зала, она ощутила ненависть Барродаха, похожую на готовую к разряду молнию.

* * *

Ларгиор Алак-лу-Омбрик умолк, как и другие техники-бори, а дежурная прошла к коммуникатору, подающему сигнал срочного сообщения.

Лар перенес вес на пятки. Спина у него ныла, глаза горели. По приказу Барродаха они работали по две смены подряд, устанавливая для Лисантера добавочные компьютерные блоки. Говорили, что Барродах пойдет на все, чтобы добыть себе побольше стазисных заслонок.

Лар задумался, потирая губу пробником. Что это — просто страх или Барродах знает об этой дьявольской станции нечто такое, чего не знают другие?

Как ни поносили они все своих начальников — бори Последнего Поколения, — Лар сомневался, что человек вроде Барродаха, так долго продержавшийся в смертельной гонке, именуемой Катеннахом, стал бы бояться понапрасну.

— Это тебя, Ларгиор, — сказала дежурная, нажав на клавишу приема. — Моррийон, срочный вызов.

Лар отложил инструменты. Другой техник занял его место, а остальные проводили его взглядами, где жалость смешивалась с настороженностью, как всегда после такого вызова.

При общем молчании он прошел между аккуратными рядами техники, мимо стазисных заслонок и установок тианьги, веющих холодным бризом, через весь этот мирок, создающий видимость порядка в чуждой обстановке станции.

За дверью его встретили взгляды тарканских часовых. Они не двинулись с места, но от них веяло угрозой.

— Вызов от Моррийона, — старательно произнес Лар по-должарски.

Тарканцы отвернулись, и он быстро зашагал по коридору.

«Круглее стало», — подумал он, с беспокойством поглядывая вокруг. С того самого дня, как последний темпат погиб при попытке активировать станцию, все стало еще более странным — даже сны.

Лар шел по самой середине коридора, уступая дорогу бори-катеннахам, должарианцам высокого ранга и другим техникам, которые несли груз или подавали знаки, свидетельствующие о срочности их поручения. Ему самому давали дорогу только рабочие. Однажды из-за угла, громыхая сервоброней, вывалился взвод тарканцев, и он торопливо попятился к стене, опустив глаза.

Когда они прошли, он сделал им вслед неприличный жест. Он знал, что это чревато неприятностями, но должен был как-то самоутвердиться. По воспитанию и убеждению он был рифтером, а не одним из тех бори, которых с детства натаскивали служить должарским господам. Он и по-должарски говорил еле-еле — Моррийон сказал, что он должен исправить этот недостаток как можно скорее, если рассчитывает прожить долго.

С тем же отвращением, которое вызывал у него серый комбинезон техника, Лар изучал должарский вместе со своей кузиной Тат — она языка совсем не знала. От брата, взятого в обслугу, этого, к счастью, не требовали — Дем теперь был не способен усваивать что-либо новое. Он, видимо, был вполне доволен работой уборщика и проводил свои дни в каком-то далеком мире. Лар завидовал ему все больше и больше.

Подойдя к гнусному пузырю, служившему входом в кабинет Моррийона, он заметил шрамы на месте недавно собранных ур-плодов. Хорошо, что из стен перестали лезть части человеческих тел, — Лар содрогнулся, вспомнив поросль рук и пальцев, появившуюся у компьютерного зала.

Он нажал на вестник. Дверь с чавканьем открылась, и он поспешил войти, пока она не закрылась снова и не засосала его в стену. Официальная версия гласила, что только стены усиленно охраняемой рециркуляторной камеры способны поглощать предметы, в том числе и трупы. Но Лар с первого же дня своей службы Должару усвоил одну истину: господа говорят своим слугам только то, что считают необходимым, и это не обязательно правда. Раз хоть где-то на станции стены способны глотать людей, только идиот станет задерживаться в дверном проеме или около стены.

Фарниоль, секретарша Моррийона, взглянула на Лара через приемную, и ее пальцы, разбирающие стопку чипов, сложились в знак «берегись подглядывания».

«Паскудные шпионы», — выругался про себя Лар. Служебный язык, которым ему приходилось здесь пользоваться, его крайне угнетал.

Моррийон в своем кабинете работал с блокнотом, поразительно быстро бегая по клавишам кривыми пальцами. Он поднял глаза на вошедшего Лара — выражение его косого взгляда невозможно было разгадать.

— Наследник хочет приставить кого-то к рифтерам, — сказал он на уни. Его ноющий голос напоминал Лару звук перегретого двигателя. — Это будешь ты. Обязанности несложные. Будешь передавать лично мне любые их просьбы и сообщения, а также провожать темпатку в зону эксперимента или к Лисантеру, когда понадобится. Для этих целей тебе дадут коммуникатор, настроенный на мой кабинет. Вопросы?

Памятуя о том, что за ними следит либо Барродах, либо кто-то из его подручных, Лар спросил только:

— Буду ли я освобожден от прочих своих обязанностей? И где я должен жить теперь — вместе с рифтерами?

— С рифтерами ты жить не будешь вплоть до особого распоряжения. Тебя переведут на работу поближе к их помещению, только и всего Еще вопросы?

— Нет, это все.

— Начнешь прямо сейчас. Фарниоль даст тебе коммуникатор. Ступай к рифтерам и представься. Их уже предупредили.

Лар слегка поклонился, как полагалось простому бори перед катеннахом, а Моррийон вернулся к своей работе.

Фарниоль голосом, лишенным каких бы то ни было эмоций, вкратце объяснила Лару, как работает прибор, оптически связанный с компьютерной системой, которая имела простые информационные датчики почти везде, где были протянуты провода. Прикрепив коммуникатор к комбинезону Лара, она дважды дотронулась до него пальцем — первый раз оповещая о шпионском объективе, второй о том, что его можно убрать.

Лар не подал виду, что понял, но мысленно поблагодарил ее. Инфодатчики сами по себе безобидны — они не воспринимают ничего, кроме световых пакетов информации. Проблема в том, что никто не знает, которые из них оснащены дополнительно акустическими датчиками и даже имиджерами. Кабели, питающие их, переплетаются с другими, поди разбери, где тут связь, где жизнеобеспечение, где контроль стазиса. На станции все подозревали, что личные кадры Барродаха — техники-бори, не разговаривающие больше ни с кем, даже в рекреационное время, — насовали жучки повсюду, где только могли.

Поправив коммуникатор на поясе, Лар сверился с хроно и пустился по коридору бегом. Он сбавил ход, только когда услышал, что кто-то идет ему навстречу. Тат заступала на смену через десять минут — если она отправится в гиперволновую, с ней нельзя будет посоветоваться до конца дежурства. Охрана там не менее строга, чем около Трона и в господской секции.

Она как раз выходила из душа — ее коротко, по-космонавтски подстриженные волосы топорщились влажными кудряшками, и кожа блестела.

— Лар! — радостно воскликнула она и тут же нахмурилась. — Какие-то проблемы?

12
{"b":"25253","o":1}