ЛитМир - Электронная Библиотека
A
A

— Моррийон назначил меня связным к темпатке. Известно тебе что-нибудь на этот счет?

Тат, поджав губы, натянула комбинезон.

— Знаю только, что они находились в заключении па Аресе. А теперь заключены здесь, как и все мы, — с невеселым смешком сказала она. — Но почему ты? Все, что привлекает к нам повышенное внимание, — это плохо.

— Сам знаю, — скорчил гримасу Лар. — Я тут ни при чем — вел себя образцово и о рифтерах даже словом не упоминал.

— Может, оно и к лучшему. — Тат взялась за сапоги. — Моррийон только телом урод, а Барродах умом. А новая темпатка, хоть и должарианка родом, была рифтером. Возможно, Моррийон хочет нам добра. Смотри и слушай. — Углы ее рта опустились. — Нас, бори, все считают чем-то вроде мебели, — Лар хотел возразить, но она не дала: — Мы на корабле были ничем не хуже, а то и лучше других, как все наши сородичи-космонавты, — но видел ты когда-нибудь капитана-бори?

Лар потряс головой.

— Я думаю об этом с тех пор, как мы здесь, — сказала Тат, натягивая сапоги. — Тут дело не только в том, что никто не пошел бы к нам в подчинение — мы просто никогда даже не пытались командовать собственными кораблями. Ладно, не бери в голову. Ступай.

Лар, кивнув, обнял ее. Тат была уютная, от нее хорошо пахло, и ее волосы щекотали ему нос. Он жалел, что у них нет времени прилечь, и она явно чувствовала то же самое, но сигнал ее хроно заставил их расстаться и устремиться в противоположных направлениях.

Лару опять пришлось бежать, но он порадовался, что оповестил Тат сразу — она умеет планировать лучше, чем он, и лучше сообразит, как использовать его новое назначение, а тем временем поищет информацию, которая могла бы им помочь.

Часовые у каюты рифтеров проверили его удостоверение и разрешили пройти. Он снова быстро проскочил в дверь — пусть себе смотрят, если охота.

При первом взгляде каюта с множеством коек и шкафчиков его позабавила. Бори бы тут понравилось — а вот этим людям, сразу видно, их жилище не по нутру.

Все рифтеры смотрели на него, некоторые явно раздраженные тем, что он не воспользовался вестником. У Норио вестник был — почему же у них нет? Очередные фокусы Барродаха, конечно, — они, видимо, должны еще этого заслужить, добившись определенного успеха. Перспектива новой сейсмической реакции Лара отнюдь не радовала.

Он перевел дух и оглядел их. Должарианка, ясное дело, самая высокая, с черными раскосыми глазами и длинными иссиня-черными волосами. Сильная с виду и умная. Рядом с ней худощавый человек, у которого волосы заплетены в косы с колокольчиками. Встретив его мрачный оценивающий взгляд, Лар почувствовал опасность, хотя ни лицо, ни осанка мужчины не выражали открытой угрозы. При виде другого, красивого, экстравагантно одетого, Лар ощутил мимолетную тоску по Рифтхавену. Маленькая женщина рядом с ним зевнула. Позади сидел здоровенный бородач с еще одной женщиной, пожилой. Подросток с длинными рыжими волосами смотрел на Лара серьезно и с интересом.

— Меня зовут Ларгиор. — Он ненавидел это имя — куда охотнее он назвался бы Ларом Омбриком, рифтером. — Наследник назначил меня для связи с вами. Можете вызывать меня по вашему пульту. — Он указал на свой коммуникатор. — Не нужно ли вам чего-нибудь?

Маленькая женщина, не выше Лара, оперлась подбородком на руку, и желтые кудряшки упали ей на лоб. Зубы сверкнули в веселой, вызывающей усмешке.

— Первый вопрос. Что за свихнутый придурок жил тут до нас? На пульте имеются просто ужа-асные видики. В одном Хрим Беспощадный трахается со своим мозголазом на глазах у какого-то бедолаги, привязанного к стулу, — интересно, сколько такое может стоить на Рифтхавене?

— Это личная коллекция Норио Данали. Он погиб во время эксперимента в самый момент вашего прибытия.

Рифтеры переглянулись — Норио, видимо, был им знаком.

— Погиб, говоришь? — спокойно переспросил человек с косами.

— Да. — Лар, покосившись на пульт, произнес возможно более нейтральным тоном: — Пожитки Норио раздали другим, но стереть его ячейку, видимо, никто не позаботился.

— Я стерла ее, — сухо возразила пожилая женщина, — хотя сами чипы, вероятно, все еще где-то здесь. — Лар заметил взгляд, который бросила на нее маленькая блондинка. — Могу ли я взамен попросить учебные материалы по должарскому языку? И соответствующее им информационное пространство.

Лар с облегчением кивнул. Похоже, они поняли его намек о том, что пульт снабжен шпионским глазом.

— Думаю, что раздобуду их для вас. Есть еще просьбы?

— Насчет еды, — пробасил страхолюдный бородач. — Я голголский повар и здешнюю пищу воспринимаю как оскорбление. Если бы меня снабдили основными ингредиентами и позволили взять кое-какие продукты с нашего корабля, я мог бы готовить то, что полезно для Вийи, — ведь вашим хозяевам это на руку.

«Они мне не хозяева», — чуть было не брякнул Лар, но вовремя удержался. При виде рифтеров ему невыносимо захотелось высказать им свою солидарность, но это было бы непоправимой ошибкой. Он лишь кивнул и сказал:

— Я посмотрю, что можно будет сделать, — но должен предупредить, что мы все здесь получаем такую же пищу. Разве что вы захотите попробовать ур-плоды.

Бородач, видимо, его не понял, а блондинка засмеялась и ущипнула красавца между ног.

Лар вспыхнул, сообразив, что на уни его фраза звучит отнюдь не столь невинно, как на бори.

— Они растут на стенах и выдаются нам только в качестве премии, но некоторые из них стоят того, чтобы потрудиться. — О наркотических плодах он не мог им сказать из-за жучков.

— Мне что-то неохота их пробовать, — сказал бородач.

— Откуда вообще станция берет продукты? — спросил подросток и посмотрел в сторону туалета, откуда через обычное неровное отверстие выходили трубы. — Здесь все здорово устроено, прямо как на корабле, но нельзя ли нам пользоваться рециркуляторами «Телварны», как предлагает Монтроз?

Вот, значит, как зовут бородача — Монтроз. Лар сожалел, что Моррийон сказал ему так мало. Он заметил, что Вийя смотрит на него — может быть, она уловила импульс страха при слове «рециркуляторы»?

— Я могу только спросить, — отведя глаза, сказал он. Пожилая женщина вдруг, изумив его до крайности, заговорила на бори:

— Я Седри, Ларгиор, Мы благодарны вам будем за каждую вашу попытку.

Лар улыбнулся ей: она говорила не совсем правильно, но вполне понятно. Он заметил, что бородач тоже посмотрел на нее с удивлением, и сказал:

— Зовите меня Ларом.

Все прочие тоже представились ему, каждый со своим вопросом или жалобой. Должарианка была последней.

— Меня зовут Вийя, — сказала она с легкой улыбкой. — Я прошу убавить мощность ближайшего к нам пси-заградника. Его присутствие беспокоит меня.

Лар снова кивнул. Она была не такая, как другие должарианцы на станции, но он все равно боялся ее.

— Я узнаю, что можно сделать относительно всех ваших просьб, а потом вернусь и расскажу вам.

— Спасибо, Лар, — с улыбкой сказала пожилая женщина.

Лар вежливо улыбнулся в ответ, открыл дверь и выскочил в коридор, раздумывая о только что состоявшейся встрече. Ему вспомнились слова Тат. Сначала заключение на Аресе, потом здесь. Единственные рифтеры на Пожирателе Солнц, кроме них. Одиночество их троих — его, брата и кузины — вдруг показалось Лару чуть менее полным, и для бори это было очень приятное чувство.

4

АРЕС

Панарх надел Знак Доблести на шею адмирала Нг. Грациозно поднявшись, она поклонилась ему в точности так, как требовалось по протоколу, но его ответный поклон был несколько ниже, чем полагалось. Затем Себастьян Омилов и другие члены Малого Совета вышли вперед, чтобы принять ее в их число.

Панарх смотрел на Омилова вежливо, но отчужденно. В памяти гностора всплыл их мучительный разговор здесь же, в Кругу, после отлета рифтеров; тогда голубые глаза Панарха не были ни вежливыми, ни отчужденными, ни пустыми. Под конец маска вернулась на его лицо, и легкий голос вновь обрел свой безупречный контроль, но это возвращение к протоколу и внешним формам учтивости как нельзя яснее сказало Омилову, что доверие Панарха он потерял. Он остался ценным советником, но перестал быть близким другом.

13
{"b":"25253","o":1}