ЛитМир - Электронная Библиотека
A
A

Очевидно, Брендон хай-Аркад в полной мере унаследовал от неё это мастерство. Во всяком случае, он очень успешно применял методы покойной Кириархеи против своего брата Семиона и его приспешников; Нг смущенно поморщилась, вспомнив, как сама судила о нем прежде, и чуть не рассмеялась. Что ее, собственно, смущает — что ее оказалось обмануть легче, чем человека, который, по всей видимости, был параноиком и настоящим чудовищем?

Но реальность ее положения быстро отрезвила ее: теперь она, как верховный адмирал, вошла в Малый Совет Панарха. Как ни старалась она избегать водоворота гражданской политики, теперь, когда она приняла звезду и эмблему верховного адмирала, ее засосало в самый его центр.

Эта перспектива угнетала ее с тех пор, как она поняла, что находится на ближней орбите к получению этого звания — она и Джеф Кестлер. Временами она почти желала, чтобы верховный пост достался ему.

С холодком в сердце она вспомнила некоторые жертвы потаенной борьбы, которую вели между собой Дулу: Гештар, чья кровь выкипела в вакууме открытого космоса; Тау Шривашти, разбившийся в лепешку после долгого падения с почти пятикилометровой высоты оси вращения; Штулафи Й'Талоб, Архон Торигана, растерзанный обезумевшей толпой. Уж лучше попадание раптора в бою. Там ты по крайней мере знаешь, откуда ждать выстрела, и не сомневаешься в намерениях врага. Как и в том, кто твой враг.

А обнаружение врага входит в функции соответствующей службы. Врожденный юмор почти что вернулся к Нг, когда она представила себе лейтенанта Выхирски, которая выводит на свой пульт типичную дулускую вечеринку или Галерею Шепотов, пытаясь разобраться в путанице слов, символов, жестов, выпадов и контрвыпадов.

Если серьезно, то именно этим занимается департамент безопасности. У нее есть Антон Фазо — ему и карты в руки. А она займется предполагаемым союзом с рифтерами. Переговоры вступили в финальную стадию, когда на Арес тайно прибыл член триумвирата. Джеп Хуманополис. Почти всю подготовительную работу проделал Найберг, но теперь Нг как официальный глава Флота должна взять это на себя.

Зевок, чуть не вывихнувший челюсть, прервал ее думы. Теперь, когда она ввела проблему дулуской политики в относительно знакомые рамки, ей, быть может, удастся уснуть. Рифтеры подождут. Пусть ее подсознание пока займется ими, вместо того чтобы потчевать ее кошмарами на политическую тему. Кошмарам тоже требуется разнообразие.

* * *

Джеп Хуманополис поздоровался с собравшимися и, подавив зевок, занял свое место за столом переговоров. К свежему мятному воздуху примешивался запах горелых специй и пластика от троицы келли, вошедшей как раз перед Джепом. Посмотрев на прозрачную дипластовую стену, выходящую в Ситуационный Зал, он поинтересовался про себя, вошла ли уже сообщенная им информация в светящуюся над этим помещением огромную голограмму Тысячи Солнц.

Чем хороша старость, так это тем, что сон тебе почти не требуется, а плоха тем, что ты, когда и этой малости лишаешься, чувствуешь себя хуже некуда. Джеп посмотрел через стол на Диману Уилсонс и отметил с не лишенной восхищения досадой, что ее-то взор вполне ясен после их ночного сражения в фалангу — а ведь она старше его. Он еще перед отлетом с Рифтхавена сознавал, что не покинет Арес до окончания войны, чем бы ни завершилась его миссия. Но, похоже, это кое-чем можно компенсировать. Арес на свой занудный лад общество не менее сложное, чем Рифтхавен.

Сьюлис, клерк, прибывшая вместе с ним с Рифтхавена, тронула его за руку.

— Корреляции, которые вы просили, синдик.

Джеп, рассеянно кивнув, взял у нее распечатку. Еще одна сделка: она племянница Пормагат.

Он просмотрел первый лист. Опять-таки компенсация за его фактическое заключение здесь — свободный доступ к каналам новостей Ареса. Сьюлис сделала сводку по 25-му и 99-му — двум полюсам общественного мнения этой перенаселенной станции. 99-й канал вел серию популярных репортажей о Галерее Шепотов. Джеп хмуро отложил распечатку. Единственными людьми, кто мог оценить эти репортажи, были те, кто часто посещал Галерею, — на них канал и ориентировался.

Адмирал Найберг был погружен в беседу со своим шефом безопасности, контр-адмиралом Антоном Фазо. Джеп и комендант Ареса относились друг к другу внимательно, со взаимным уважением, хотя Хуманополис не сомневался, что Найбергу рифтерские нравы не менее противны, чем ему самому — надменность Дулу. Насколько близко Найберг связан с ними и насколько велико его влияние на Панарха?

Джеп вернулся к чтению. 25-й канал совсем другое дело — это, похоже, осколок в изоляции правительственного корабля. Интересно, куда они метят, выжимая из рифтеров с «Телварны» все, что можно? История, конечно, будь здоров. Джеп не мог не восхищаться темпаткой и ее экипажем, несмотря на тарарам, который они устроили на Рифтхавене. Ей, правда, тоже досталось. Джеп весело хмыкнул при мысли об этом. Надо будет держать ухо востро, чтобы панархисты не ввели его вместе с Рифтхавеном в такие же убытки.

Отрывистый баритон Шестена нарушил его мысли, и Джеп посмотрел в дипластовое окно. Драко стоял там с двумя флотскими офицерами и говорил что-то, показывая на голограмму. Один из офицеров навел на нее похожий на жезл прибор, и световые линии связали звездные системы в двух октантах с Рифтхавеном. Драко немного понизил голос: он, как и Джеп, понимал, что значит скопление подчиненных Барродаху сил у Рифтхавена на пути к Пожирателю Солнц. Дело выглядело так, будто хитроумный помощник Эсабиана может попытаться снова взять Рифтхавен.

Шестен заметил, что Джеп смотрит на него, и снова принял свой несносный самоуверенный вид. Его краснозубая улыбка привлекла внимание нескольких человек за столом.

Улыбайся, дружок, улыбайся. Ты не больше способен предпринять что-либо, чем я или Сьюлис, пока мы не придем к соглашению с панархистами. А тем временем улыбайся себе на здоровье — это выводит их из равновесия.

Впрочем, после того, как О'Рейли Нг назначили верховным адмиралом, переговоры стали двигаться гораздо быстрее. Если улыбка Шестена ее и беспокоит, виду она не подает. Джеп улыбнулся ему в ответ и с удовлетворением увидел, как драко отвел глаза.

Чтобы быть хищником, одних подпиленных зубов мало. Джеп с приятным чувством откинулся на спинку стула, но его благодушие развеялось, когда в зал вошла старая женщина в черных одеждах священнослужительницы — Элоатри, Верховная Фанесса. Он встречался с ней дважды, и дважды его презрение к всяческим религиям и верованиям разбивалось о стальной заслон. Вера у нее, может, и глупая, но сама она, как он вынужден был признать, далеко не дура. Джеп исподтишка следил за тем, как она здоровается с каждым в отдельности. Она уж точно не моложе его, хотя движется легче. Она повернулась лицом к нему, и ее улыбка стала тоньше, а взгляд — внимательнее.

Джеп постарался подавить свой гнев, дурно влияющий на мыслительные способности. Ее присутствие здесь может означать только одно: враждебность к Рифтхавену, опирающуюся, вероятно, на некие моральные принципы. Если Нг и другие склонны прислушиваться к подобной ерунде — а это так, иначе эту женщину не пригласили бы, — Джепу надо будет подобрать веские аргументы.

Разговоры за столом прекратились, и офицеры стали навытяжку — это вошла верховный адмирал. Она подала жестом команду «вольно». Джеп оценивающе смотрел на эту миниатюрную женщину, идущую через комнату походкой танцовщицы. Сопровождающий ее молодой Осри Омилов скромно занял место на нижнем конце стола. Джеп знал, что Омилов неофициально представляет Панарха, хотя высказывается редко.

Нг, подождав, когда все усядутся, открыла заседание без дальнейших предисловий.

— Время дорого для обеих сторон, и мы должны постараться прийти к соглашению. — Она сделала легкий поклон в сторону Джепа, Сьюлис и Шестена. — Мне кажется, мы подошли к нему достаточно близко. Давайте подытожим, чего мы уже достигли и что следует обсудить.

Обсудить. Джеп посмотрел на других, оценивая их реакцию на этот эвфемизм. Какие выражения Нг можно приписать дулускому высокомерию, а какие — ее истинным намерениям? Насколько они нуждаются в нас? Триумвират мог лишь гадать по этому поводу, а переговоры не прибавили Джепу знаний. Но, делая в жизни серьезные ставки, он всегда полагался на свои инстинкты. На сей раз инстинкт заставил его отказаться от высокого поста на Рифтхавене, состряпать подложный рапорт о своей смерти от яда, чтобы ввести в заблуждение должарианцев, и явиться сюда, в стан своих закоренелых врагов.

16
{"b":"25253","o":1}