ЛитМир - Электронная Библиотека
A
A

— Превосходно. — И Брендон с галантным жестом, извещающим, что он скоро присоединится к ним, отправился к себе.

Фиэрин серьезно взглянула на Ваннис серебристо-серыми глазами, поразительными на смуглом лице.

— Уроки уланшу вселяют уверенность. Наверное, это глупо, но мне кажется, что я тоже как-то готовлюсь к этой страшной атаке.

«Пройдут годы, прежде чем ты научишься защищаться по-настоящему, — подумала Ваннис. — Лучше полагаться на свой ум — и на карманный бластер». Но вслух она не сказала этого, а просто кивнула.

— Жаль, что я была так недальновидна, когда нам предлагали то же самое в школе. Там уланшу занимались только те, кто собирался поступать на Флот или просто любил силовые виды спорта. — Фиэрин сморщила нос. — Сегодня все были так собранны, как будто это им вот-вот понадобится. По-моему, они чувствуют то же, что и я.

— Вы действительно думаете, что нас ждет вторжение?

Фиэрин пожала плечами:

— Если наша атака на Пожиратель Солнц не удастся и должарианцы явятся сюда, они, наверное, просто бросят на нас астероид.

Она не поняла Ваннис — но это, пожалуй, и к лучшему.

— Либо это, либо их гипероружие станет достаточно мощным, чтобы уничтожить Арес из-за границы радиуса.

— Если он останется на месте, — с усмешкой возразила Фиэрин. — Но раз должарианцам известны наши координаты, его, конечно, куда-нибудь уберут.

— Куда же его можно убрать? Если мы не отобьем у врага Пожиратель Солнц, нам просто некуда будет деваться.

— Мы обязательно победим — иначе нельзя. — Фиэрин поработала пальцами и уронила руки. — Я сейчас вернусь к вам.

Когда Брендон вышел на террасу, где они обычно завтракали, Ваннис придавала окончательные штрихи своему букету. Они были одни — он не любил, когда вокруг толкутся слуги, поэтому все блюда стояли в подогреваемых контейнерах на буфете. Брендон налил себе кофе и взял чашку, рассеянно глядя на клубящуюся струйку пара.

Ваннис, встретившись с задумчивым взглядом его голубых глаз, вернулась к своей работе. Движения ее рук были точны и спокойны. Удостоверившись, что ее букет эстетически безупречен со всех сторон, она села напротив Брендона и тоже налила себе кофе.

— Фиэрин сейчас придет.

Брендон положил на стол листок бумаги. Ваннис и не глядя знала, что это расписание на сегодняшний день, составленное секретарем Брендона, дезриенским облатом Ки.

Брендон мог не читать расписание вслух — Ваннис помнила его наизусть. Переехав в анклав, она чуть ли не первым делом завязала дружеские отношения с обслуживающим персоналом. Одним из плодов ее терпеливых усилий с необщительным облатом было то, что каждый вечер она получала в точности такую же распечатку.

Поэтому она, вместо того чтобы слушать, наблюдала за Брендоном. При всем ее умении разбираться в мимике его маска была почти непроницаема — этого следовало ожидать от человека, чьи годы формирования прошли под надзором могущественного и враждебно настроенного старшего брата. Он читал быстро, с отсутствующими интонациями, показывающими, что мысли его заняты другим. Например, графиком политических встреч, которого Ки, вероятно, даже в глаза не видел.

Когда Брендон закончил, Ваннис казала:

— Из всего, на что разосланы приглашения от вашего имени, только обед и прием действительно требуют вашего присутствия. Хозяйские обязанности я могу взять на себя.

Он ответил благодарственным жестом, но взгляд его остался рассеянным. Думает, как бы поспеть в два места одновременно. Но ведь все флотские мероприятия планируются так, чтобы накладок не было. Какие-нибудь фракции, чье расписание не совпадает с флотским? Например, тот недавно прибывший рифтхавенский синдик, о котором Ваннис официально как бы не знает. Возможно.

— Если я опоздаю к обеду, скажите всем, что я загулял.

Это была шутка, и она улыбнулась — но заодно он напомнил ей об их совместном прошлом и об отчуждении, которое существовало между ними тогда.

— Верховная Фанесса это оценит, — подняв брови, ответила Ваннис.

Брендон внезапно рассмеялся, и его длинные пальцы сложились в жест фехтовальщика, признающего, что он задет. Вошла Фиэрин в платье огненного цвета.

— Я что-нибудь пропустила? — спросила она.

— Да вот Ваннис намекает, что Элоатри не прочь заложить за воротник.

Фиэрин поперхнулась только что налитым кофе, и на глазах у нее выступили слезы.

— Ну еще бы! Воображаю, какие оргии они устраивают в Обители с Себастьяном Омиловым — орды любовников, бочки спиртного...

— Метание пирожных с кремом... — взмахнув ложкой, подхватил Брендон. — Новинки секстехники прямо с Рифтхавена...

Брендон принялся развивать тему, заставляя Фиэрин изнемогать от смеха. Ваннис продолжала свой завтрак, слушая их краем уха. Смешливость Фиэрин явно доставляла ему удовольствие, и он забавлялся с ней, как с веселым щенком.

Делая вид, что разделяет их веселье, Ваннис планировала свой собственный день и прикидывала, кто из растущего с каждым днем ряда ее источников способен снабдить ее информацией, нужной для прокладки параллельного курса.

Поле битвы было назначено, и войска сходились. В кампаниях такого рода оружием служат слова и жесты — как можно более неопределенные, ибо враг не должен догадаться, куда они метят. Если поразмыслить об эффектах подобного метода, в нем можно найти некую зловещую элегантность.

Умея, в числе прочего, выбрать нужный момент, Ваннис уже произвела первый залп. Она лишь предложила новую тему для обсуждений в назначенный час на своем излюбленном театре военных действий — в Галерее Шепотов — и отошла в сторону, предоставив другим придать ускорение ее словесному гиперснаряду. Если она рассчитала правильно, «новости» скоро, не ведая, что творят, разнесут это по всему Аресу.

Она с улыбкой подлила себе кофе, продолжая размышлять.

В кампаниях такого рода оружием служат также и факты — и она готова пустить их в ход.

Вот они, эти факты:

Скоро намечается атака на Пожиратель Солнц, и станции грозит уничтожение.

У должарианцев скорее всего больше кораблей, чем у Флота, и их огневая мощь постоянно растет.

В их распоряжении находится станция, насчитывающая несколько миллионов лет и обладающая еще неисследованными ресурсами.

Таким образом, преимущество находится на стороне Должара.

— Мне надо бежать, — сказала вдруг Фиэрин, посмотрев на свой босуэлл. — Осри освобождается с дежурства через пятнадцать минут, а я обещала его встретить. — Бросив на стол салфетку, она поклонилась им обоим и поспешно направилась к станции транстуба.

— Вот союз, которого я никак не мог предвидеть, но если это продлится, то может пойти на благо и ему, и ей, — заметил Брендон.

Он очень редко высказывался при Ваннис на личные темы после того злосчастного разговора. Ваннис подумала, что это сказано не просто так, но не разгадала скрытого умысла. Если же сосредоточиться на тех двоих, о которых речь, то Осри известен своей бескомпромиссной честностью, а Фиэрин почти всю свою жизнь страдала от худших проявлений дулусского своекорыстия.

Еще факты: Брендон как Панарх постарается привлечь на свою сторону как можно больше союзников.

Он хочет спасти Пожиратель Солнц — якобы ради Себастьяна Омилова, рассматривающего станцию как бесценный артефакт, на самом же деле потому, что там находится его любимая женщина.

Эта женщина не принадлежит к его кругу — она рифтерша и должарианка.

— Это продлится, — сказала Ваннис. — С каждым днем они все больше верят друг в друга.

Заключительный факт: Флот должен отправиться к Пожирателю Солнц без Брендона.

* * *

Дерит Й'Мадок зевнула сквозь стиснутые зубы. Зевать открыто в переполненной капсуле транстуба значило в лучшем случае привлечь к себе неприязненные взоры, а в худшем могло дойти и до драки. Она слишком устала, чтобы терпеть первое или использовать последнее для репортажа.

Мигая покрасневшими глазами, она мечтала о горячем кафе. Еще две остановки. Капсула затормозила, и Дерит подавила вздох. Люди выходили и входили целую вечность.

19
{"b":"25253","o":1}