ЛитМир - Электронная Библиотека
A
A

— Ты вроде бы говорила, что инспекции стали реже из-за чистюльских рейдов и потому, что приходит много кораблей Братства, — сварливо заметил Таллис.

— Может, и так. — Кира старалась не показывать, как он ее достал. — Но разве ты доверился бы хоть кому-то из нас, будь ты на месте Ювяшжта?

Таллис, видимо, чувствовал себя еще менее уверенно, чем обычно.

— Значит, если мы решим смыться, нам придется ждать два дня?

Тьфу ты! В этом весь Таллис — он избавляется от проблем, забывая о них. Но с логосом этот номер не пройдет. Кира ухватила капитана за мошонку и стиснула — не слишком нежно.

— О-ой! Что ты де...

Она закрыла ему рот чисто деловым поцелуем и шепнула ему на ухо:

— Придурок! Проклятая машина все время тебя слушает.

— Может, она тоже не прочь слинять.

— Мы не знаем, чего она хочет, и спросить её нельзя. Если спросишь, она что-то заподозрит.

Маленькая ручка Лури, протянувшись поперек живота Таллиса, настойчиво поползла вниз по телу Киры. Та снова подавила вздох и переместилась так, чтобы ласкать пышные округлости Лури, не отрываясь от разговора с Таллисом. Прикусив ему ухо так, что он взвизгнул, она стала шептать дальше:

— Наш единственный шанс — разбудить эйдолона и убедить его взять контроль на себя.

Таллис пробормотал, уткнувшись ей в плечо:

— А что толку? Он ведь барканец.

— Да, но он хоть человеком был.

Неизвестно, правда, насколько он остается им теперь. Кира видела кое-какие элементы Среды, созданной логосом, чтобы отмежеваться от образа своего программиста и освободить себя для преследования собственных, нечеловеческих целей. Вряд ли такие вывихи характерны даже для Барки.

— Я рассказал тебе все, что мог вспомнить о Руонне, — настаивал Таллис. Речь шла о барканском программисте, чей информационный образ был частью логоса. Волосы падали Таллису на лоб и на единственный, полный беспокойства глаз. Хорошо, что он внял просьбе Киры и стал носить на другом нашлепку. Лури паниковала всякий раз, когда искусственный глаз выскакивал, — а это при низкой гравитации, которую они предпочитали для секса, случалось частенько. — И ты вроде бы говорила, что уже вступала с ним в контакт.

Кира вздохнула. Таллис может быть очень утомительным, когда боится: он слышит не то, что ему говорят, а то, что хотел бы услышать.

— Я освободила эйдолона из скорлупы, в которую поместил его вирус Андерика, но он тут же ушел обратно в свои сексуальные грезы и не обращает на меня внимания.

— Сексуальные грезы? — повторила Лури, лениво играющая с протеем.

Кирс этот разговор уже опротивел до крайности, и она решила его прекратить.

— Угу. Барканского образца. Десятки женщин, рядом с которыми ты показалась бы плоскогрудой, и Руонн с хреном, от которого даже алайнеанский мегатер убежал бы в ужасе.

— Да ну? — Лури округлила глаза и скрутила протея так, что он удлинился и расширился до угрожающих размеров. Облизнувшись, она повернулась к Таллису.

— Убери от меня эту штуку, — в панике потребовал капитан.

— Да это не для тебя вовсе, — проворковала Лури, умильно глядя на Киру. Та усмехнулась. Таллис теперь еще не скоро придет в боевую готовность. А Лури, зацикленная на сексе, прекрасно чувствует возможности своих партнеров, как физические, так и психологические. Кира подалась было к ней, но остановилась, увидев огонек коммуникатора. Таллис подполз к пульту и рявкнул:

— Чего надо?

— Это Ювяшжт.

Таллис сел так проворно, что стукнулся виском о переборку. Лури принялась целовать пострадавшее место, а должарианец продолжал:

— Импульс монитора в твоем секторе. — Навигационный пульт, бибикнув, автоматически подал координаты. — Отреагировать немедленно. — И связь прервалась.

Таллис взялся за голову, ненароком спихнув Лури в ворох шелковых простыней.

— Он сказал «немедленно», — заметила Кира. — Пусть этим займется вспомогательный состав. Не можешь же ты все время торчать на мостике.

Таллис, кивнув, передал по пульту инструкции. Через несколько секунд заурчали скачковые, и Таллис со вздохом повалился назад, а Лури полезла через него к Кире.

В этот момент корабль затрясся. Попадание, что ли?

Таллис выскочил из постели, в ужасе выпучив глаз, и включил свет, после чего из огнетушителя на переборке ударила струя пены. Капитан с руганью бросился в ванную, чтобы смыть ее с себя, и отшатнулся — из стока навстречу ему хлынул поток воздуха, разбрызгав пену во все стороны. Из унитаза забил зловонный бурый гейзер. Из соседней каюты донесся приглушенный вопль.

Таллис отозвался эхом и попятился обратно. Обе женщины смотрели на него, как остолбенелые. Он стукнул по пульту:

— Мостик! Какого хрена у нас творится?

В ответ послышалось сочное блеянье, а после что-то закрякало:

— Ньяк, ньяк, ньяк!

Вслед за этим содом прекратился так же внезапно, как и начался. Включился коммуникатор, и перепуганный Эсбарт ответил с мостика:

— Капитан! Там был ползучий снаряд, который окатил нас вирусами. Поглядите-ка, какое сообщение он передал.

Экран замигал, и на нем появилось лицо флотского офицера — суровое, с рублеными чертами. Кира узнала его — кто же из рифтеров не знал Джефа Кестлера?

— Мы могли бы убить вас прямо сейчас. В следующий раз, возможно, мы так и поступим — если не перейдете на нашу сторону.

Дальше он стал говорить об амнистии и о том, как ею воспользоваться, а также пообещал запасные части для двигателя.

Кира делила внимание между экраном и Таллисом, явно пришедшим в ужас. Выбор — вот что его ужасает, поняла она. Для него это сущее мучение — внезапно представившаяся возможность выхода из западни, в которую превратился «Коготь дьявола».

Ибо выход очень опасен — и не только из-за должарианцев. Она снова подумала о барканском искусственном разуме, опутавшем корабль почти нерушимой кодовой паутиной. Даже если мы решим рискнуть, позволит ли логос?

Сообщение закончилось. На экране снова возник Эсбарт, а техник контроля повреждений начал перечислять вышедшие из строя системы.

Таллис стоял и думал — воля его, очевидно, пребывала в параличе. Лури погладила его по руке, но он в кои-то веки остался нечувствителен к этому. Лури со вздохом обернулась к Кире, положив мягкие ручки ей на плечи.

Кира стряхнула ее прочь. Ей не хотелось даже думать о предстоящей работе — придется разгребать хаос, который снаряд сотворил в информпространстве «Когтя дьявола». И что еще хуже, логос может воспользоваться этим и захватить контроль над поврежденными системами.

Снова мозгосос принимать. Она уже скоро на стенку полезет от передозировки, но иначе ей с логосом не справиться.

Ох-ох-ох. Война слишком уж затянулась, и неизвестно, что хуже: ждать или вступить наконец в драку.

Впрочем, выбирать ей не придется.

Чистюли сделают это за них.

8

ПОЖИРАТЕЛЬ СОЛНЦ

Марим интересовала Барродаха в последнюю очередь.

Кок был груб, связист с серебристыми глазами вежлив, но ни один из них не сказал Барродаху того, что ему было желательно. Они охотно говорили о Рифтхавене и о своей ненависти к Хриму, а также выражали готовность поделиться своими ограниченными впечатлениями об Аресе — за некоторое вознаграждение, разумеется.

Хуже всех оказался мальчишка с вросшей в руку келлийской лентой. Он нес что-то о картинах, звуках и запахах — и Барродах, отчаявшись выловить хоть крупицу логики из его речей, отправил его с Ларом обратно.

Воровку Марим он оставил напоследок — в ее досье не было ничего интересного. Последние несколько дней вся команда доводила его (он был в этом уверен), занимаясь продолжительной и шумной сексуальной гимнастикой поблизости от его датчика, и больше всех старалась Марим.

Растущая интенсивность панархистских рейдов, набеги скучающего Эсабиана на компьютер (червяк Ферразина был недостаточно скор, чтобы оповещать о них Барродаха в реальном времени) и предполагаемые козни Моррийона чуть было не побудили Барродаха поручить допрос Марим кому-нибудь из своих доверенных лиц. Но он передумал, движимый глубоким убеждением, что малейшее упущение в чем бы то ни было может стоить ему жизни. Окончательным же доводом послужило злорадное желание досадить Моррийону.

28
{"b":"25253","o":1}
ЛитРес представляет: бестселлеры месяца
Да, Босс!
Запах Cумрака
Пассажир своей судьбы
Искушение архангела Гройса
Сису. Поиск источника отваги, силы и счастья по-фински
Меньше значит больше. Минимализм как путь к осознанной и счастливой жизни
Тринадцатая сказка
Великий Поход
П. Ш.