ЛитМир - Электронная Библиотека
A
A

— ...и ведите постоянный мониторинг загрузки.

Тат, вздрогнув, поняла, что Лисантер обращается к ней.

— Да, гностор. С каким уклоном? Он посмотрел на нее с недоумением.

— Корреляторы и скоростная память, конечно. Моя идея потребует огромного пространства для поиска образов.

Она кивнула и стала настраивать пульт, накачивая мощность и подключая модули, чтобы обеспечить необходимые Лисантеру программные средства. Отвлекаться больше нельзя.

Когда Лисантер ушел, скрывшись в своей кабине, Тат иронически скривила губы. Его сиюминутные потребности сейчас совпали с ее долгосрочными. Средства, которые требуются ему для исследования спектральной картины боя, она сможет использовать для дешифровки и глубокого проникновения в систему. Она увеличила мощность — Лисантеру не до того, и он не заметит.

Тат встала, потянулась и пошевелила пальцами. Для Фазарган и Низериана, не спускающих с нее глаз, это выглядело как обычные эргономические упражнения, разминка, предшествующая долгому сидению за пультом. А на пальцы-то они и не смотрят.

Зато ее сотрудники прочтут сигнал «прикройте меня» и настроят свои пульты так, чтобы оправдать дополнительные мощности, которые запрашивает она.

«Шум и ярость, не имеющие смысла»* [3], — сказал как-то о таких модулях другой рифтерский программист. Где-то он теперь, Мги?

* * *

Тат выбросила его из головы и села. Набрав код, она со смешанными эмоциями стала ждать знакомой метки — а когда дождалась, у нее перехватило дыхание. Структура разрослась, разветвилась, достигнув уровня почти фрактальной сложности.

Все началось как дуэль с программистом Барродаха. Его, сначала неизвестного ей, она потом опознала как Ферразина, находящегося на Артелионе. Мысль о борьбе с другим программистом через многие световые годы реального времени на первых порах привела ее в восторг. Она не могла прочесть переписку между ним и Барродахом, но засекала каждый его код и многое узнала о своем противнике.

Поначалу он казался простым, но потом почему-то окреп. Его код теперь почти не поддавался разгадке. Не будь этого срочного задания, она никогда бы не собрала достаточно ресурсов, чтобы его расколоть.

Между тем Моррийон не станет слушать никаких оправданий. Он, возможно, не такой урод, как Барродах — по крайней мере духовно, — но не менее опасен. А может, и более, если учесть, кому он служит.

Она проверила каналы Лисантера. Как она и ожидала, запрошенная ими мощность накапливалась с предсказуемой скоростью, оставляя ей свободу для собственной тайной деятельности.

В конце концов ей удалось расколоть одну из конструкций Ферразина, что усилило ее тревогу. Это был жучок, запущенный в ее собственную интерфейсную программу — в ту, которую Лисантер велел подготовить для Аватара. Тот, кто пользуется этим жучком, должен быть в курсе всего, чем Аватар интересуется.

Но с этим она ничего не могла поделать: жучок, несомненно, создан для Барродаха, и пресечь ему доступ к интерфейсному журналу было бы фатально.

Тат не слишком упрекала Барродаха в этом отношении; когда дело касается должарских господ, сюрпризы могут привести к гибели.

Нейраймаи продолжали свою кропотливую работу, и Тат испытала шок, увидев, что они раскопали. Она уже где-то видела этот код!

Однажды она играла в ДатаНете в щураки — кто глубже нырнет, как в известной игре высокожителей, только программисты используют для этого не низкогравитационные крылья близ оси вращения, а пульт и код. И в том, и в другом случае опускаться слишком низко опасно.

И Тат, и ее противника — это, кстати, был Мги — чуть было не засекли тогда. Фаг, разбивший в пух и прах их пробники, носил такую же метку, Метку Мандалы.

Если Барродах получает желаемую информацию, то чистюли, похоже, делают то же самое.

Тат, как и все на станции, знала, что Панархия собирает силы для атаки, хотя рифтеры, патрулирующие вокруг Пожирателя Солнц, ничего нового не сообщали. Но только ей одной теперь известно, что они некоторым образом уже здесь.

Это не может быть Седри Тетрис. Или может? Вряд ли какой-либо программист способен проделать подобную работу с увечного пульта в рифтерской каюте — хотя отставной коммандер, вероятно, уже сделала все, что в ее силах. Тат, как и любой программист, на ее месте поступила бы точно так же. Но знакомый код пришел по гиперсвязи и не мог иметь отношения к Седри.

Тат потихоньку перенесла метку и матрицы нейраймаев в свой блокнот и переключилась на задание Лисантера. Его мощностные запросы достигли своего пика — возможно, ей и хватит времени.

Сердце у Тат стучало, и в желудке зарождалась тошнота. Обратной дороги нет — но, возможно, у нее никогда уже не будет такого шанса. Она быстро достала капкан, который с таким трудом создавала, и использовала свою временную власть, чтобы погрузить его глубоко в систему. Несколько минут спустя она, мокрая от напряжения и терзаемая головной болью, нажала клавишу ПРИЕМ и принялась затирать свои следы.

Теперь она сможет вернуться сюда с любого пульта — и если делать это достаточно медленно, дополнительная загрузка не будет замечена. Конечно, если ее обнаружат, некоторая часть мощностей станций будет временно направлена на умовыжималку — с Тат в качестве жертвы.

Что же теперь?

Тат посмотрела на хроно. Смена пять минут как закончилась, но Лисантер уже освобождает емкости. Пора побеспокоиться о другом: надо найти попутчиков, идущих к рециркулятору, чтобы перехватить Дема, пока он не ушел. Она должна благополучно довести его до их каюты — или хотя бы до сектора, занимаемого бори.

Пульт заговорил голосом Лисантера, и Тат подскочила на месте.

— Это все, Татриман. Можете восстановить баланс.

Он по-настоящему взволнован — что он такое мог открыть?

Через пару секунд гностор пронесся мимо нее с отсутствующим видом. Разобрав его конструкции и освободив компьютерные мощности, она запустила пробник в его рабочую зону, замаскировав его под чистильщика. Впрочем, результаты лежали неглубоко.

Тат почти что пожалела об этом, ибо то, что она обнаружила, сметало все ее успокоительные надежды, касающиеся рифтеров, в частности Тетрис, и в то же время делало еще более настоятельной необходимость довериться им. Она очистила пульт и поспешно вышла.

Сначала Дем, потом Лар. Он знает этих рифтеров лучше, чем она. Надо решать, не пора ли открыться перед ними.

13

Лар сдерживал себя, чтобы не смотреть то и дело на хроно, — но в этот момент дверь чмокнула, и влетели Тат с Демом.

— Вот уж не думал, что когда-нибудь обрадуюсь этому звуку, — сказал он вместо приветствия, и его натянутые нервы напряглись еще больше при виде лица Тат.

— Задержалась из-за Лисантера. Я вся липкая — пойду приму душ.

— Мы с тобой, — с бьющимся сердцем ответил Лар. Что у нее еще стряслось?

Они вместе вымыли Дема, уложили его в постель, и он почти сразу уснул. Вдвоем они вернулись в душ и под шум воды заговорили разом, автоматически перейдя на жаргон, включающий в себя бори, уни и слова из дюжины других языков, употребляемых на Рифтхавене.

— Не опаздывай больше, — сказал Лар. — Хоть сигнал подавай, если что. Во всяком случае, пока этот сраный Каруш-на Рахали не кончится.

— А что, господа все-таки охотятся за бори? Ведь это только начало!

— Альзиах говорит, господа начнут далеко не сразу и мы их, наверное, даже не увидим. Их нам опасаться нечего, а вот нижние чины — другое дело. Поэтому ты должна ходить только в компании — это единственный способ обезопасить себя.

— Да помню я, — устало ответила Тат. — Я нашла попутчиков и забрала Дема, как мы и договорились. Что случилось? Ты видел что-нибудь?

— Нет, мне сообщили знаками. — И Лар рассказал ей о бори, которому переломали ноги, — он шел один с третьей смены в рециркуляторе, и его поймали в коридоре. Еще одну женщину поймали у самого жилого сектора бори — ей сломали ключицу и проломили череп. — Поэтому остальные твердо заявили, что отказываются обслуживать казармы серых. Даже Катеннах не сдвинет нас с места. — К тарканцам бори вообще не допускались — единственное правило на этой станции, за которое Лар возносил благодарность всем сущим богам.

вернуться

3

Шекспир, «Макбет»

44
{"b":"25253","o":1}