ЛитМир - Электронная Библиотека
A
A

У Таллиса сердце замерло в груди. Опять! Что же это делается? Уже четвертый раз в их патрульном секторе срабатывает монитор — и каждый раз они ничего не находят. Интересно, другие корабли тоже с этим сталкиваются? Узнать невозможно: Ювяшжт ничего не скажет, а другие рифтерские корабли после случая с «Ведьмой» больше не выходят на связь, разве что когда приказ Ювяшжта подводит их близко друг к другу, что случается все реже и реже.

— Запрограммируй новый курс, — сказал Таллис шо-Имбрису. — Связь, передать импульс с нашим курсом по гиперсвязи на «Кулак».

Команда подобралась, а Таллис под своим сшитым на заказ мундиром потел в два ручья. Он перенастроил тианьги, и на мостик поплыли успокаивающие ароматы.

«Да что толку, — уныло подумал Таллис. — Все мы знаем, что чистюли на подходе, — и Барродах поместил нас между ними и собой».

Что, если атака начнется прямо сейчас? Когда-то — жизней пять назад — Таллис гордился бы тем, что его «Коготь дьявола» первым о ней оповестил. Но последние события показали, как мало он способен управлять даже собственной судьбой, не говоря уж о своем дурацком корабле. Авось Ювяшжт пошлет еще несколько кораблей проверить импульс, и «Коготь» перестанет быть единственной мишенью.

Миг спустя пришло подтверждение от Должарского флагмана, где Ювяшжт координировал действия всех патрулей вокруг Пожирателя.

— Приказ прежний, — скучающим голосом оповестил офицер по связи и отключился, не дожидаясь ответа. Значит, проверять придется одним, без поддержки.

Таллис, откашлявшись и немного овладев голосом, дал инструкции Ульгеру, и они скакнули на расстояние световой секунды к монитору.

Ульгер не нашел там ничего, кроме скопления камней, которые должен был защищать этот самый монитор, чтобы чистюли не бросили их по направлению к станции.

Теперь уже не имело смысла выяснять, какой объект совершил сюда скачок: волновой фронт ушел за пределы разрешающей способности сенсорного ряда «Когтя дьявола». Зато чужим сенсорам «Коготь» засечь очень даже просто.

Таллис отдал приказ вернуться на заданную орбиту и стал глубоко дышать, чтобы унять сердцебиение.

Но не успели они войти в скачок, как пульт Ульгера стал сигналить.

— Корабль! — встрепенулся скантехник. — В световой минуте от нас.

Он поджидал нас тут! Таллис рефлекторно нажал на скачковую клавишу, задействовав заранее запрограммированный тактический скачок.

— Нинн! Щиты и гиперснаряд к пуску! — Таллис закусил ноготь и заставил себя опустить руку. — Ульгер?

— Поймал, — через несколько секунд ответил тот. — Сенсоры его проверяют. — После нескончаемой паузы скантехник недоверчиво произнес: — Метка «Цветка Лит».

Таллис вздохнул. Ничто на свете не заставило бы его обрадоваться Хриму, но Хрим хоть стрелять в него не станет — надо надеяться.

Леннарт, словно отвечая на его мысль, произнесла ровным голосом:

— Входящий сигнал. Код Братства.

После кивка Таллиса она включила экран, и на нем появился Хрим, развалившийся в кресле с гнусной ухмылкой на губах. Почесывая волосатую грудь под распахнутым, алым с золотом мундиром, он сказал:

— Эй ты, придурок, Й'Мармор, подойди к нам на светосекунду. Надо поговорить, но мне неохота глядеть на твою рожу две минуты, дожидаясь ответа, — это портит аппетит.

Таллис метнул взгляд на свою команду. Если хоть кто-нибудь засмеется... но этого не случилось. Он кивнул шо-Имбрис, и скачковый механизм заурчал.

Когда экран прояснился снова, Хрим подался вперед.

— Я полдня нашариваю твои координаты, потом прыгаю туда — а тебя там нет. Что происходит?

— Ничего, — стараясь сохранять скучающий тон, сказал Таллис. — Что-то заколебало мониторы на рифе, и мы, согласно приказу, должны были это проверить. Если это чистюли пытались увести астероид для атаки, то, видимо, ушли несолоно хлебавши.

Нинн хихикнул, остальные промолчали.

Хрим снова поскреб грудь унизанной кольцами рукой.

— Такое уже бывало?

— Четыре раза с тех пор, как нас назначили патрулировать.

Хрим заржал.

— Дурак ты, Й'Мармор, — никакая это не атака. Они нарочно это делают, чтобы ты пускал в штаны, — это самое, спорю, ты и сделал четыре раза.

Команда Хрима грохнула со смеху.

Таллис стиснул челюсти и чуть не прервал связь, но тут вспомнил о новости, которую Хрим наверняка еще не знал. Логос потратил несколько дней, чтобы расшифровать разговор Барродаха с «Телварной», — это затянуло ремонт корабля, но теперь может принести свою выгоду.

Поэтому Таллис только улыбнулся и с радостью отметил, что Хрим смеется уже через силу.

— Что еще новенького? — резко осведомился капитан «Цветка».

— Нам мало что говорят. — Таллис смаковал слова, намереваясь насладиться от всей души. — Мы должны готовиться к атаке и не позволять чистюлям захватывать астероиды. Барродах все еще пытается включить станцию. Судя по показаниям нашего гиперреле, ее мощность возросла на три десятых процента... — Таллис сделал паузу, сохраняя невозмутимость.

Странно, Хрим стал какой-то не такой, хотя язык у него остался прежним. Куда, собственно, подевался Норио? Они с Хримом годами были партнерами, но сожителями так и не стали — Хрим, хищник по натуре, никому не способен хранить верность.

Видя, что Хрим молчит, Таллис продолжил:

— Да, еще должарианцы ставят широкий сенсорный круг около Пожирателя, используя все катера и челноки с прибывающих сюда кораблей.

— Тебе так нравится слушать собственный голос, Й'Мармор? — буркнул Хрим. — Всякий другой сказал бы просто «ШСК» и заткнулся бы. Давай выкладывай — ты либо держишь что-то за пазухой, либо сидишь на четырехметровой палке-визжалке.

Таллис, игнорируя смех по обе стороны экрана, сказал:

— После Норио сюда прибыл еще один темпат.

Хрим прищурился и резким взмахом пресек шум у себя на мостике.

— Ну и что?

— Просто я подумал, что тебе следует это знать. — Таллис помолчал, наслаждаясь зрелищем краски, заливающей лицо Хрима, и, лишь сочтя, что другой капитан дозрел, сказал: — Этот темпат — Вийя с «Телварны», и говорят, что она потребовала себе в награду, если запустит Пожиратель Солнц. Твое сердце на острие своего ножа.

* * *
ПОЖИРАТЕЛЬ СОЛНЦ

Пульт Барродаха запищал, и он отпустил Ферразина. «Сейчас я увижу, что получает Аватар из компьютера», — с удовлетворением подумал бори. Рапортом Джессериана он тоже остался доволен: сработала забытая защитная система, случайно включенная нарушившим приказ тарканским взводом.

Но удовлетворение оставило его, когда он, следуя указаниям Ферразина, запустил червяков. Ферразин становится чересчур независимым, а Джессериан, без сомнения, в сговоре с ним. Но он почти ничего не может сделать с ними, пока Пожиратель Солнц не включится и панархисты не будут уничтожены.

Хоть бы новая темпатка так и не оправилась от комы, вызванной, по словам Лисантера, комбинацией гибели Норио и наркотиков, которыми начинили ее пули тарканцев. Лучше поискать других темпатов.

При мысли о наркотиках гнев Барродаха против капитана Вийи вспыхнул с новой силой. Пока он разбирался с ЧП в причальном отсеке, Моррийон не иначе совершил налет на каюту Норио: когда Барродах явился туда сам, все лекарства исчезли. Как Моррийон узнал, что он ими пользуется? Впрочем, какая теперь разница — здесь он бессилен.

Барродах даже лазарет рифтерского корабля обшарил, но ничего там не нашел. И что-то на этом корабле было не так, с содроганием вспомнил он. Барродах был рад убраться оттуда, убедившись также и в том, что компьютеры «Телварны» недоступны без значительных криптографических усилий. Надо будет, пожалуй, напустить на них Ферразина.

Тем временем придется тщательно распределить запас наркотиков, которые он успел наворовать у Норио, урезав дозы наиболее сильных средств и довольствуясь стандартными препаратами, несмотря на побочные эффекты. Гнев, вызванный этими мерами, продолжал бурлить у него в желудке и дергать мышцы лица.

6
{"b":"25253","o":1}