ЛитМир - Электронная Библиотека
A
A

Длинные распустившиеся волосы Вийи ниспадали ниже пояса. Она подняла руку, чтобы откинуть их назад, и Моррийон заметил, что один рукав у нее почти полностью оторван и на коже видны синяки.

— Я еще успею переодеться? — спросила она напрямик.

— Н-не думаю. По-моему, Аватар хочет, чтобы вы занялись этой угрозой без промедления.

Она пожала плечами, вызывающе улыбнулась Анарису и направилась к Моррийону, который только теперь понял, что все еще стоит на пороге, и поспешно попятился назад.

Анарис со смехом поднял тяжелый стол и поставил его, но веселье уже ушло, сменившись вызовом. Испытывает ли он хотя бы часть того страха, который разъедает кислотой нутро Моррийона? Ведь он же помнит, что случилось во время прошлого сеанса. Что, если на этот раз стена проглотит его целиком?

Моррийону приходилось чуть ли не бежать, чтобы поспеть за Вийей, но он не жаловался.

— Мне нужны эйя, — сказала она.

— Я пошлю за ними Ларгиора, — ответил Моррийон, раздраженный тем, что сам об этом не подумал.

— Просто убавьте мощность в пси-заградниках, и пусть Лар откроет дверь. Я позову их.

Значит, она и правда телепатка.

Весь остаток пути Моррийон попеременно обдумывал планы борьбы с этим новым бедствием и гнал от себя мысли о том, что же все-таки произошло в комнате Анариса.

19

Когда станция начала содрогаться, Ивард свалился на пол, закрыл глаза и обратился к Единству.

Может быть, он пропустил сигнал и Вийя все-таки в Тронном Зале? С этим вопросом на уме он отыскал келли и, пользуясь их телепатической мощью, попытался достать до Вийи, но вместо этого столкнулся с миазмами кипучей злобы, несущейся по станции, как торнадо.

Его отбросило назад с такой силой, что он снова оказался в своем теле, испытывая неприятную расплывчатость всех чувств

— Что с тобой такое? — резко спросил Жаим. Седри набрала на пульте какой-то код.

— Порядок. Я уложилась в последние десять секунд цикла — это припишут трясучке.

Жаим кивнул и снова обратился к Иварду:

— Это Вийя?

— Я ее не нашел. — Голос Иварда дрожал, и ему было трудно сосредоточиться. Он узнал то, с чем встретился — это оно снилось ему, но наяву оказалось сильнее, чем когда-либо прежде.

Тройной успокоительный импульс келли окутал его. Опираясь на них, как на треножник, Ивард заставил себя осмыслить случившееся.

Мы боимся, — заявила эйя, да так пронзительно, точно бластер пальнул позади глаз. Они редко общались с Ивардом напрямую — обычно их фильтровали Вийя, или келли, или та и другие вместе.

Он вспомнил мыслительный образец Вийи и сформулировал вопрос: Чего вы боитесь?

Мы боимся клыкочервя внутри далекого спящего.

Недоумевая, Ивард обратился к келли и уловил их ответную мысль:

Клыкочервь — один из их естественных хищников, паразит, который проникает в тело и проедает себе выход наружу. Единственный способ «лечения» — убить пострадавшего. — Тройное зеленое пламя отступило и вновь вернулось. — Нас позвали. Пусть эйя подождут.

Ивард открыл глаза и стал делать дыхательные упражнения, чтобы побороть головокружение. Собственный страх тут же вернулся снова, но Ивард дал ему решительный отпор.

«Чем бы это ни было, оно питается отрицательными эмоциями, — сказал он себе. — Если я буду спокоен, оно, возможно, не обратит на меня внимания».

Жаим все еще ждал, унимая свое нетерпение непонятным для Иварда образом.

— Здесь есть что-то, не относящееся к станции, — сказал Ивард. — Оно существует само по себе и почти разумно. По крайней мере оно, как мне кажется, питается человеческими эмоциями.

Монтроз выругался длинно и витиевато — в другое время его мастерство вызвало бы у Иварда ухмылку. У Седри вид был озабоченный, Локри промолчал, а Марим театрально передернулась.

— Что-то случилось в той стороне, — показал Ивард, — и эта штука клубится там наподобие водоворота. Я не знаю, что это, а у келли нет таких слов, чтобы я понял.

Раздался тонкий, пронзительный визг, и сразу вслед за ним открылась дверь комнаты эйя. Они вышли, семафоря руками так быстро, что у Иварда прострелило виски от усилия разгадать их знаки. Он и без того устал — всякое дополнительное напряжение окончательно лишало его сил.

— Ага, — сообразил он наконец. — Вийя то ли ждет их, то ли они ей нужны...

Входная дверь чмокнула, и к ним ввалился белый от ужаса Лар.

— Эйя, — выговорил он хрипло. — Аватор... Тронный Зал. — И умолк.

— Все в порядке, — сказал Жаим, — Они тебя не тронут — возможно, даже и не заметят.

— Лар, — вмешался Ивард, — ты можешь не бояться эйя, если освоишь вот этот знак. Им они приветствуют знакомых. — И он показал Лару код «мы тебя видим».

Лар машинально повторил его. Эйя вышли, он устремился следом, и дверь за ним закрылась.

* * *

Вийя настояла на том, чтобы дождаться эйя у Тронного Зала, но страх и мучительное нетерпение Моррийона вызывали у нее тошноту.

Он боится за Анариса. Вийя не могла отгадать, каким именно хорейским талантом обладает наследник, но одно было ясно: он не темпат. Делает ли это его уязвимым для злобного духа, терроризирующего Пожиратель Солнц?

Эйя боятся. Мы боимся клыкочервя внутри далекого спящего. Мы не можем помочь спящему, не прекратив жизнь всех в улье и самих эйя.

Но этот дух, пугающий эйя и мучающий Иварда во сне, все-таки не то, с чем она соприкоснулась через Сердце Хроноса. То огромное, все еще смутно воспринимаемое ею, погружено в глубокий сон, как ни избегай этого слова. Единство пока слишком фрагментарно, чтобы идти на полный контакт с этим чем-то. Фонтанирующая энергия этой огромной силы при полной активации вполне способна уничтожить их.

И нам все еще недостает одного человека. До Дезриена еще можно было отмахнуться от видения старухи, но теперь — нет. Однако Вийя все равно старалась не думать об этом. Придется Единству обходиться своими силами, без того, кого обещала им Элоатри.

Как только эйя явилась, Моррийон впихнул ее в зал и передал Лисантеру, а сам ушел. Вийя видела, какого труда ему стоит двигаться медленно, чтобы не привлекать внимания Барродаха. Другой бори наблюдал за Моррийоном, пока не увидел эйя — при их появлении его внезапный страх пробуравил Вийе виски.

Спеша уйти от него подальше, она направилась за дипластовый экран, к ступенчатому возвышению с Сердцем Хроноса наверху. Курган подвергся перемене — он стал выше и больше походил на трон.

Барродах остановил ее, двигаясь по-крабьи, — видно было, как он старается не покидать безопасной половины зала. Ей не хотелось объяснять ему, как бесплодны его попытки спрятаться от эйя. Она надеялась когда-нибудь показать ему это на деле.

— Подождем Аватара, — сказал Барродах. В тот же миг она услышала тяжелые, ритмически поскрипывающие шаги. Сервоскафандры. Неужели Эсабиан полагает, с юмористическим презрением подумала она, что одетые в броню тарканцы способны противостоять фи?

Властелин-Мститель вошел, и она поняла свою ошибку при виде двух гуманоидных фигур, сопровождающих его; одна шла впереди, другая следом. Огромные, в темной броне, они были намного выше Аватара. Вийя сразу поняла, что это: она видела их на исторических чипах, которые давал ей Маркхем. Огры, самое страшное оружие Тысячи Солнц.

Панархисты никогда не использовали их против человека, но Эсабиан явно не столь щепетилен. Он даже велел придать им облик кипанго. Вийя сердито подавила нахлынувший на нее детский страх. Это всего лишь машины.

И поэтому невосприимчивы к фи.

Она машинально протянула канал к эйя, чтобы проверить их реакцию, но не обнаружила никакой. Если они и заметили огров, то отнесли их к еще одному виду непонятных устройств, создаваемых отдельными сущностями — их продолжал тревожить клыкочервь.

Но металлический вкус на краю сознания дал Вийе понять, что келли огров узнали — и знают способ с ними справиться.

63
{"b":"25253","o":1}