ЛитМир - Электронная Библиотека
A
A

«А Моррийон так и не поймет, в чем дело, — вот что лучше всего», — со смехом подумал Барродах.

* * *

Марим проснулась в хорошем настроении.

Сначала она не поняла почему и даже посмеялась над собой. Хорошее настроение? На Пожирателе-то Солнц? Видать, у меня крыша поехала, а я и не замечаю.

Она села и увидела, что другие тоже проснулись. Они привыкли подниматься по тревоге и потому спят чутко, к сожалению. Стоит одному проснуться — и остальные туда же.

— Жребий, — сонно сказал Локри.

Все бросили в миску по монете. Монтроз положил на стол чип, отвернулся и стал трясти миску, пока монеты тоже не высыпались на стол. Тот, чья монета легла ближе всего к чипу, шел в душ первым.

В кои-то веки удача выпала Марим.

Стоя под струями воды, она стала обдумывать свой день и поняла причину своего хорошего настроения. Скорей бы в рекреацию — и увидеться с Хримом. Здесь, под душем, она могла ухмыляться сколько угодно.

Кто бы мог подумать? Игра с этим поганцем доставила ей истинное удовольствие. Приятно было обзывать его прямо в лицо, а еще приятнее — расколошматить на третьем уровне. Правда, последние партии она выигрывала и проигрывала попеременно, и выигрывать становилось все труднее.

Они заключили множество дурацких пари, поскольку ставить было нечего. И хотя ни один пока не стремился получить с другого, у нее было чувство...

Он не прочь, это точно. А почему бы и ей не поразвлечься немного на стороне? Можно узнать что-нибудь полезное. Марим очень хотелось внести свой ценный вклад в общий разговор — так, между прочим. Вот бы они все на нее выпялились! А то ведут себя так, будто я оставила мозги на Дисе.

Можно дать Хриму черный негус и посмотреть, что получится. У нее солидный запас, благо Корианор играть любит, но не умеет.

Странное дело — таким рынком заправляет, а в игре туп как пробка. Корианор контролирует почти всю нелегальную торговлю ур-плодами, а что не контролирует, с того получает долю. То, что она назвала черным негусом, самый редкий сорт — похоже на самую лучшую и крепкую выпивку с добавкой хоппера и, пожалуй, еще виларийского негуса, самую чуточку, чтобы дурацкие глюки не портили удовольствия.

Марим торопливо оделась. Авось удастся уговорить Лара выпустить ее пораньше, когда он повезет тележку с посудой после завтрака на кухню. Вот только...

Локри лениво облокотился на косяк, глядя на нее своими серебристыми глазами. Твердая складка рта показывала, что смотрит он не просто так.

— У Вийи, случайно, не назначен сегодня эксперимент с этим засранцем Лисантером? — спросила она.

— В конце первой смены. Как только Лисантер вызовет. А что?

— Да то, что до тех пор я хочу побыть в рекреации — что же еще? Барродах ведь нас всех держит взаперти, пока она с Лисантером.

— Предпочитаешь провести денек с Хримом Беспощадным?

— Что ты имеешь в виду? — подбоченилась Марим.

— А ты?

— Хочу подзавести его, и пусть мелет, что в голову взбредет. С вами, придурками, говорить все равно не о чем.

— Я бы на твоем месте не тратил время зря, — скептически улыбнулся Локри. — Он либо будет врать, либо скажет то, что ты хочешь услышать. Барродах держит его тут с одной целью — чтобы натравить на Вийю, как только можно будет.

— Да знаю, знаю, только он у нас тут не единственный враг. К Вийе ты небось не пристанешь из-за того, что она спит с этим костоломом Анарисом?

Локри, помрачнев, опустил взгляд, и Марим поняла, что попала в цель. С торжествующей ухмылкой она хотела выйти, но он остановил ее и тихо сказал:

— Что бы ни делала Вийя, я знаю: она нас не предаст. А вот о тебе я того же самого сказать не могу.

Ее обожгло воспоминание о том, как Ивард, минуя ее, потянулся к Локри. Она двинула его локтем и протиснулась в дверь.

Лар привез еду, и она, схватив свою долю, плюхнулась на койку. Ей не хотелось сидеть за столом: надоело смотреть, как Монтроз с Седри лыбятся друг дружке, точно пара подростков. А настоящий подросток, Ивард, ей и вовсе опротивел. И ее еще называют легкомысленной! Ну, отшила она его, когда он маялся своей келлийской хворью. Кто знает, насколько эта штука опасна — а вдруг бы она тоже заразилась? А теперь, когда он так изменился и стал на свой лад даже красивее Локри, она, естественно, захотела его вернуть.

А он вдруг берет и обнимается с Локри, который всегда обращался с ним и его сестрой как с козявками.

Взять опять же Вийю: держится как ни в чем не бывало. Как будто никто не видит ободранных костяшек на ее правой руке и следов от пальцев на лице. Ей-то никто слова не скажет.

Когда они доели и Лар, собрав посуду, поставил на подогрев новый контейнер с кафом, она сказала:

— Я собираюсь в рекреацию — возьми меня с собой.

Лар, продолжая складывать грязную посуду на тележку, кивнул. Перед уходом он и Седри обменялись какими-то быстрыми знаками. Марим ощутила легкое раздражение, но подумала: наплевать. Она тоже могла бы выучить все эти знаки. Некоторые она знала, а остальные и знать не стоило. Они в основном предупреждающие: берегись, мол, начальства. Моррийон идет, Барродах слушает, и все такое. Да кому до них дело? Кому они нужны-то, эти бори?

В рекреации было почти пусто. Третья смена по большей части всю первую смену спала, а остальные теперь вроде бы работали в две смены — или в полторы. Но, ей было все равно. Хорошо и то, что избавилась на время от Локри и всех остальных.

Хрим заявился в середине смены. Марим играла с компьютером, испытывая новую стратегию, — она переняла ее, наблюдая за Аркадом, хотя это было не так просто.

Она увидела что-то красное — опять-таки приятно после всех этих серых и черных униформ — Хрим вошел с таким видом, будто он тут хозяин. Марим закатила глаза и изобразила полнейшее омерзение, хотя в глубине души очень ему обрадовалась. Надо же, как он хорош, этот прославленный головорез. Одет ярко, в обтяжечку — одно слово, рифтер. Блеск!

«Пожалуй, я слишком засиделась на одном корабле, — подумала она. — Мне нравится Вийя — она за нас горой. Но стоит ли менять свободу на безопасность?»

Хрим уселся в кресло напротив нее, и её одолели сердитые мысли. Я была честна, как никогда, и вот как они меня отблагодарили. Ну что ж, настало время перемен. И если ей представится возможность насолить Локри с Ивардом, она это сделает. Вийе она вредить не станет, но всем остальным? Ха!

— Ты говорила, у тебя есть что-то особенное, — сказал Хрим. — Если это опять про игру... — И он передернул плечами.

Марим огляделась. Трое бори сидели далеко и были заняты собственной игрой. Она полезла в карман и раскрыла перед Хримом свою коробочку. Он скривил рот:

— Это что?

— Ш-ш. У Барродаха сдвиг на этом пункте. Называется черный негус. Попробуй. Вкус как у грибов в вине, а эффект... — Она присвистнула: — Этого никто не знает.

Хрим, посмотрев на нее подозрительно, снова пожал плечами и взял кусочек ур-плода.

Марим прихватила порцию побольше. Она перепробовала все виды этой гадости, и ей было все равно, насколько сильно она действует. Поможет время убить — вот и ладно.

Они начали играть, но где-то в середине ее разобрал смех, и она никак не могла остановиться. Хрим сбивал ее корабли справа и слева, а она только хихикала. Бах! Шмяк! Она стала сопровождать гибель кораблей шумовыми эффектами, а когда стена позади них громко чмокнула, они оба покатились со смеху.

— Пошли-ка отсюда, — сказал Хрим. — Позабавимся наедине.

Она ухмыльнулась, чувствуя внутри былой огонь. Сколько ж это времени у нее не было никого нового? Несколько недель? И ведь не кто-нибудь, а знаменитый злобный Хрим Беспощадный! Будет что порассказать у Флаури на Рифтхавене — особенно если она сумеет его разговорить и он выложит такое, о чем после пожалеет.

Она встала, чувствуя легкое кружение в голове. Вийя должна явиться к Лисантеру только через пару часов — вполне хватит, чтобы позабавиться.

83
{"b":"25253","o":1}