ЛитМир - Электронная Библиотека
A
A

Тат и Ромарнан быстро покончили с обедом, и он, сочувственно взглянув на нее, вышел первым. Она, не торопясь, поставила посуду вместе с подносом в рециркулятор и тоже ушла.

Выведя на пульт свой секретный журнал, она расшифровала сообщение Фарниоль и в полном шоке уставилась на здоровенного волосатого мужика с громадной розовой штуковиной, приделанной к члену. Потом еще раз взглянула на заголовок — сюжет был взят из личных записей Барродаха. Любит он, что ли, смотреть на такие вещи? И зачем Фарниоль передала это ей?

Тат, конечно, узнала этого мужчину: Хрим Беспощадный. Ее тяготило присутствие на станции этого одного из самых отъявленных головорезов Братства — точно без него хлопот мало. Были такие имена, которые знал каждый рифтер: Нейвла-хап, Хрим Беспощадный, Ароги Черное Сердце, Робвайзер фон Холле, Эшейлах Найярдский. Хрима Тат видела только дважды, и оба раза его сопровождала Марим с «Телварны», которой полагалось бы быть его врагом. В чем же дело?

Какая-то тень на потолке над извивающимся телом мужчины заставила Тат навести изображение на резкость. Тень превратилась во вздутие, и оттуда рухнул на Хрима человеческий скелет, который рифтер, заорав, швырнул через всю комнату.

Хрим продолжал орать, и Тат застыла от ужаса: он полагал, что это скелет Норио Данали — темпата, который был перед Вийей.

И выпал он из станционной субстанции.

Экран мигнул и стал показывать еще более жуткие кадры: группу серых, одного из которых выросшие из пола руки схватили и метнули в стену. От звуков, которыми это сопровождалось, к горлу Тат подступила тошнота.

Она медленно подышала, чтобы успокоиться, и вдруг подскочила, поняв, что она не одна. Моррийон стоял позади и смотрел через ее плечо.

Тат провела языком по пересохшим губам. Наверное, надо что-то сказать?

— Знаешь, что это такое? — Из его тона следовало, что он-то знает.

— Не уверена, а вот Ивард может знать. Лар говорил, он видит что-то такое во сне. На станции существует что-то чужое.

— Это Норио. Или его... привидение. — Моррийон помолчал. — Есть идеи, как избавиться от него? С помощью стазисных заслонок, возможно?

Господа, конечно, никому не говорят об этом, чтобы не распространять панику. Но рано или поздно это все равно просочится наружу.

— Только не в одиночку. Может быть, с Седри... мы и разработаем какой-нибудь план, — рискнула Тат.

Они оба посмотрели на экран, на стену, поглотившую серого. Такое может случиться с каждым — Тат не нужно было быть телепаткой, чтобы знать, что Моррийон думает то же самое.

— Были и другие случаи, — сказал он. — Барродах надеется удержать это в секрете.

— Я слышала, что происходит с бори, выходящими на поверхность станции, — кивнула Тат.

— Вот последнее происшествие. — Моррийон набрал код на своем блокноте, и Тат уставилась на крошечный экранчик. На этот раз действие происходило в каком-то странном помещении с бугристыми стенами — заголовок оповещал, что это новый корабельный ангар. Моррийон убрал звук, за что Тат была ему благодарна. Из стены показались руки и даже лицо. От такого зрелища перепуганный серый техник отскочил к другой стене, которая разверзлась и всосала его.

— Здесь нет стазисных заслонок, — заметила Тат.

— Правильно, нет.

— Мне не только с Седри надо поговорить. Одним нам не управиться.

Моррийон нетерпеливо дернулся.

— У меня встреча с наследником. А после он намерен вызвать темпатку, чтобы обсудить новую попытку активации станции.

— Тогда я пойду к ним прямо сейчас.

— Ладно. Датчиком я сам займусь. Ступай.

* * *

Тат идет сюда.

Переданное Ивардом известие копьем пронзило мозг Вийи. Частью сознания она улавливала переговоры между эйя и келли, но давно уже научилась, ради сохранения рассудка, не обращать внимания на этот почти непрерывный диалог — так человек не обращает внимания на бубнящий в комнате видеопроектор.

Ментальный щит, который она так старательно воздвигала на Аресе, рухнул, как только она ступила на эту станцию. Она все время пыталась восстановить его, но лишь недавно, когда шквал сексуальных эмоций заселивших станцию паразитов человеческого рода утих с внезапностью летней грозы, она поняла, насколько безуспешными были ее попытки. Раскаяние входило в нее вместе с горячими струями душа, бьющими в лицо. Как мало связных мыслей посетило ее за это время!

Оно и неудивительно. Это часть цены, которую платит телепат, — но жертвой стала не она, а Жаим, а возможно, и вся команда. Как отзовутся её действия на всей их дальнейшей жизни?

Она закрыла воду, быстро вытерлась и достала свою одежду из стирального автомата, втиснутого в углубление стены. Долго ли ей еще носить черное в знак мести, которую она поклялась совершить?

— ...а серого, работавшего в ангаре с ур-кораблями, засосало прямо в стену, — говорила Тат. Она, видимо, только что пришла и еще не отдышалась. — Скелет же, как думает Хрим, — это Норио Данали.

Вийя машинально отыскала взглядом Седри Тетрис, и та спокойно кивнула ей. Значит, жучок тем или иным способом отключен.

— Так и есть, — сказала Седри. — В момент его смерти какая-то часть станции впитала в себя его психическую энергию. Можно определить это как психический рак, если хотите.

— Моррийон хочет, чтобы мы от него избавились, поэтому я и пришла.

— А взамен чего? — нахмурилась Марим. — Если Вийя и остальные разделаются с Норио, пусть нам дадут пропуска, чтобы огры не палили в нас, когда их активируют.

— Этого я вам не обещаю. Я могу достать бирки, но без соответствующих кодов они бесполезны, а кодами распоряжается Барродах.

— А мы не обещаем, что покончим с Норио, хотя попытаться можем, — сказала Вийя, предупреждая протест Марим.

— И нам понадобится ваша помощь, — добавила Седри.

— Какая? — насторожилась Тат.

— Квантоблоки помогут нам выследить его, а стазисные заслонки, возможно, послужат чем-то вроде скальпеля, чтобы изгнать... удалить его, — со странной улыбкой поправилась Седри.

Тат, очевидно, поняла ее как нельзя лучше.

— Моррийон нас поддержит, — сказала она, прижимая локти к бокам. — Мне кажется, он его боится не меньше, чем я. Мой кузен Дем — как раз тот человек, которого может засосать в стену.

— Мы с тобой соорудим червяка, который передаст нам контроль над стазисными заслонками, — предложила Седри. — С помощью Вийи и остальных мы его, думаю, ликвидируем.

— Остальных? — Взгляд Тат боязливо устремился к смежной комнате.

Седри наскоро объяснила ей, что такое Единство, избегая выражений, могущих вселить тревогу. Вийя наблюдала, как бори пытается переварить эту новую информацию.

Тат, коротко вздохнув, спросила;

— Почему бы не привлечь саму станцию, чтобы разделаться с этим явлением изнутри?

— Мы не может сейчас включить станцию, — сказала Вийя.

— Как так — не можете? — ужаснулась Тат.

— Пока нельзя. — Вийя посмотрела на остальных. Седри кивнула, Монтроз тоже. Марим продолжала карточную игру с Ивардом и Локри — они оба, как и Жаим, молча выразили свое одобрение. — По двум причинам. Первая — это та, которую мы можем назвать Моррийону и Барродаху. Если включить станцию внезапно, мы рискуем увеличить силу Норио. Надо попробовать укротить его, не повышая мощности станции.

— Хорошо. — Тат посмотрела на свой блокнот. — Я не могу здесь долго оставаться. Моррийон скоро придет за тобой. Наследник хочет с тобой поговорить перед экспериментом.

— Я знаю, о чем, — сказала Вийя. — Не беспокойся.

Но Тат все-таки беспокоилась, это ясно. На лице ее был написан вопрос, и напряженное ожидание в ней граничило с ужасом. Вийя ощутила жалость. Они рассказали Тат о Единстве лишь самую малость — для ее же блага. Ей нужно одно: знать, что с ней и ее братьями ничего не случится.

А разве нам всем нужно не то же самое? Однако Вийя промолчала. Она давно поняла, что человек, от которого зависят другие люди, должен излучать уверенность, — это вселяет в них силу.

86
{"b":"25253","o":1}