ЛитМир - Электронная Библиотека
ЛитМир: бестселлеры месяца
Пепел и сталь
Пирог из горького миндаля
Антихрупкость. Как извлечь выгоду из хаоса
Девушка с Земли
Где валяются поцелуи. Венеция
Как сильно ты этого хочешь? Психология превосходства разума над телом
Дьюи. Библиотечный кот, который потряс весь мир
Тропинка к Млечному пути
Роковой сон Спящей красавицы
A
A

— Тат? — спросила она. Собственный голос показался ей старым.

— Я только что отправил ее восвояси с ее кузеном.

Реальность приобрела более четкие очертания.

— О моем присутствии здесь никто не знает, верно?

— Я велю кому-нибудь проводить вас обратно в каюту.

Она прижала ладони к вискам, почти желая, чтобы череп действительно лопнул и мозги вытекли на пол — так было бы гораздо легче.

Но об этом после. Они устранили одну опасность — открыв дорогу другим. Она посмотрела в глаза Моррийону, на одном уровне с ее собственными, и спросила напрямик:

— У меня могут быть неприятности?

Моррийон, поколебавшись, опустил взгляд и снова взглянул на нее.

— Нет. Главное, ни в чем не признаваться. До конца первой смены еще час — путь свободен.

— А Тат? У нее не будет неприятностей?

— Всякий талант пожинает не только награды, но и опасности. Это в любом месте верно — разве не так? Возвращайтесь к себе, молчите, и жизнь вернется в нормальное русло.

Если бы у нее не болела так голова, она засмеялась бы. Нормальное? Жизнь на Пожирателе Солнц ни по каким меркам не могла считаться нормальной — так было с самого их прибытия, а теперь все стало еще хуже. По какому принципу работает больная голова Моррийона?

Но его скрюченная фигура и скособоченное лицо вызвали у нее острый приступ сочувствия, лишив на миг способности двигаться и говорить.

Ты не выбирал, где тебе родиться, и не по твоей воле твое тело так исковеркано. И если то, что ты выбрал сам, кажется тебе сравнительно нормальным, кто может тебя упрекнуть?

Моррийон плеснул из фляжки в стакан и молча подал ей. На этот раз она взяла стакан сама и подняла его — то ли в тосте, то ли в обряде причастия.

Должно быть, твоей матери ты казался красивым, и в глазах Телоса ты тоже красив. Быть может, это укажет тебе путь к свету? Седри зажмурилась и выпила.

От резкого незнакомого вкуса ее передернуло, но она снова обрела возможность двигаться. Моррийон молча взял у нее стакан и проводил к выходу. Снаружи ждал в нагруженной транспортной тележке бори-катеннах.

Тележка быстро понеслась по овальным коридорам. Встречный поток воздуха облегчал головную боль.

Они уже почти добрались до места, когда Седри заметила, как в боковом туннеле мелькнуло что-то бурое. Люцифер? Она хотела позвать кота, но поперхнулась от остаточных последствий моррийоновского напитка — и усталость помешала ей попросить бори остановиться.

Доехав до каюты рифтеров, они активировали дверь. Седри слезла и обернулась, чтобы поблагодарить, но бори уже уехал.

28

«ГРОЗНЫЙ».
СБОРНЫЙ ПУНКТ У ПОЖИРАТЕЛЯ СОЛНЦ

Лейтенант Толли Выхирски откинулась на спинку кресла, следя за мониторами гиперсвязи, и в который раз возблагодарила Святого короля Эрнеста — патрона, которого выбрала себе в Академии; этот обычай существовал там уже девятьсот лет.

— Эрни, ты опять мне помог, — сказала она со смущенной усмешкой, колеблясь между скепсисом и верой. Она находится в центре самого значительного за всю историю Тысячи Солнц сражения и следит за устройствами связи, чей возраст — десять миллионов лет, и все потому, что она, офицер службы обнаружения, вместе со своим капитаном, а ныне верховным адмиралом, оказалась втянутой в хаос войны. Если все это устроил не ее патрон, то это просто случай, а ни один воин не станет полагаться на Афину Алею — слишком легко расточает она свои дары, а потом отнимает их в самый неожиданный момент.

Взять хоть верховного адмирала Нг. Поллои по происхождению, она выбрала своим патроном вымышленный персонаж — и посмотрите, чего она достигла. По крайней мере Выхирски считала, что Горнист — фигура вымышленная; поди разберись в этой древней истории.

Вахту «гамма» она несла одна. Почти все сообщения с гиперрации передавались прямо дешифровщикам на анализ. Ее пробирала дрожь при мысли о странности всего этого: одноразовый шифр через урианскую рацию передается в реальном времени на Арес с его мощными компьютерными блоками. Пока криптологи ничего еще не расшифровали, а возможно, и не расшифруют, но попытаться обязаны.

Сообщения с Ареса передавались верховному адмиралу, Панарху или другим лицам согласно заголовкам. От командования, в свою очередь, шли послания на Арес. Прочесть их Выхирски, разумеется, не могла, но могла бы отследить их маршрут — за чем немедленно последовал бы арест, а возможно, даже расстрел. Маршруты сохраняются только в машинной памяти — на всякий случай.

Пульт подал сигнал, нарушив её думы. На экране светилась красным огнем какая-то аномалия.

Нахмурившись, Выхирски подалась вперед. Заголовок не имел никакого смысла. Она нажала несколько клавиш, но невероятное осталось на месте. Очень глубокий мандалийский заголовок, глубже, чем ей когда-либо доводилось видеть, — и отправитель находится на Пожирателе Солнц.

Она запросила обратный адрес и получила в ответ новую странность: в качестве такового указывался Артелион.

Она копнула поглубже, но пульт завыл, а на экране замельтешил «снег». Сообщение предусматривало одностороннюю связь и не поддавалось никакому анализу. Выхирски поспешно перевела информацию в хранилище, очистила свое пространство и стала ждать, затаив дыхание. После бесконечно долгого, как показалось ей, времени пульт заработал снова.

Она потрясла головой, и внутри у нее все сжалось. Еще немного, и... что же дальше? Такой глубокий мандалийский код может быть доступен только одному человеку на борту. Но флотская дисциплина не допускает послаблений: на «Грозном» всем распоряжается верховный адмирал Нг, а не Панарх.

Выхирски включила коммуникатор и, дивясь твердости своего голоса, сказала:

— Дайте мне верховного адмирала Нг.

* * *

Заголовок появился на экране, и Марго Нг остолбенела, услышав восторженный и вместе с тем изумленный смех Панарха.

— Послание от моего младшего «я». — Она никогда еще не видела его таким беззаботным — он точно сбросил с плеч давящий груз войны.

Видя ее удивление, он наскоро объяснил, как напустил на Анариса, воспитывавшегося в Мандале, компьютерный «призрак».

— Да, теперь вспомнила, — кивнула Нг. — Вы реактивировали его во время вашего рейда. Но откуда взялась эта подпись на сообщении, посланном с Пожирателя Солнц? Вы сможете его вскрыть? — Ему, возможно, было смешно, но ей перед боем не нужны были никакие тайны, особенно исходящие с вражеской территории. — Может быть, это Вийя подает сигнал?

Он, сразу посерьезнев, покачал головой:

— Не вижу, как это возможно. У нее никогда не было возможности присвоить эту подпись, как и причины это делать. — Его тонкие пальцы торопливо забегали по клавишам, и пульт отрицательно мигнул. — Однако нам известно, что должарианцы держат гиперсвязь между Артелионом и Пожирателем Солнц — и, вероятно, так же, как и мы, используют артелонские мощности для криптографии — те, что уцелели. А в немногих сообщениях от тамошнего Сопротивления содержались намеки на то, что они в борьбе с должарианцами очень полагаются на дворцовый компьютер. Так что, полагаю, моя конструкция как-то просочилась по каналу связи — ведь она была создана, чтобы преследовать Анариса. Но посылать мне сообщения она никогда не программировалась, и я не... — Руки Брендона замерли над клавишами.

На экране появился Джаспар Аркад.

— «Добро у власти слезы проливает, но горше участь у добра без власти», — сказал он.

Брендон на миг замер. Никогда еще Нг не видела у него на лице такого выражения.

— «Остаться без друзей — удел владыки», — хрипло ответил он наконец.

— Здравствуй, отец мой и сын, — сказало изображение.

Нг застыла от ужаса, осознав, что происходит. При этом диалоге с его ритуальным подтекстом не должен присутствовать никто, кроме наследника; при нормальном ходе вещей он происходил бы в Мандале при восшествии Брендона на престол. Однако нормальный ход вещей непоправимо нарушен — как и Запрет.

93
{"b":"25253","o":1}