ЛитМир - Электронная Библиотека

— Полный контроль обеспечен, мелиарх.

Он с нарочитой мягкостью опустил палец на огневую кнопку, памятуя о страшной силе, которую получил в свое распоряжение, и весь смысл этого движения выплеснулся в крике:

— За Соабу!

* * *
ЛАЗПЛАЗМЕННАЯ БАШНЯ № 2.
АВАСТА

Диарх Суссониус со спокойным удовлетворением оценил свою позицию. Лазплазменная башня, как и ожидалось, была пуста — и неудивительно, подумал он, глядя через шпионский глаз на толстые, волнистые стеклянные стены окружающего ее кратера. Нервозность вызывала только кромка, за которой они прятались от линии прицела, — слишком низкая, чтобы защитить их от разряда.

— Налицо активность, диарх, — доложил соларх Бирд, следивший за монитором на кабеле, передающем башне команды со станции Аваста.

— Разгонщик массы разогревается.

Суссониус сверился со шпионским глазом. Все верно — из устья стокилометрового разгонщика масс шел волнообразный призрачный свет. Установка очищалась от лунных газов, готовясь подать заряд плазмы тесла-отражателю башни на скорости, близкой к световой.

Он убрал глаз. Наверху светился серп Барки. Та ее часть, что лежала в солнечной тени, едва просматривалась в свете, отраженном от скрытой за горизонтом Шимозы.

— Приготовиться к разряду, — скомандовал диарх, и взвод пригнулся. Суссониус посмотрел на гряду холмов в нескольких сотнях метров от них, за которой ждал келлийский корабль.

— Есть, — сказал Бирд.

Еще один напряженный миг — и лазплазмер с беззвучным грохотом, передавшимся через почву людям, разрядился. В небо взвилось световое полотнище, прошитое сверкающими линиями, — это ударная волна срывала камни со скал, а щит отбрасывал их прочь — некоторые, возможно, и на орбиту, подумал Суссониус. Твердый на вид луч энергии ударил ввысь, и миг спустя что-то сверкнуло над лимбом Барки.

— Одна порция есть! — возликовал Ра-Тремон.

— Покажи нам, как собьют следующую, — попросил Норски.

Суссониус, которому самому хотелось посмотреть, усмехнулся и снова активировал глаз. Кратер вокруг башни светился тускло-красным огнем — адское основание для белого свечения отражательных электронных зеркал башни. Оно повернулось, наводясь на новую цель, и новый диск ультраплотной материи, поддерживающей тесла-эффект, скользнул на свое место над зеркалом.

Лазер стреляет прямо вверх, и прицельное зеркало направляет его луч сквозь тесла-линзы, а те посылают вдоль оси луча плазму, подаваемую разгонщиком массы. Срок жизни линз — около наносекунды, зеркало держится немногим дольше, но этого достаточно, чтобы создать трехсотметровую струю плазмы, которая, совмещаясь с направленным лучом, способна пробить щит почти любого корабля.

Разгонщик масс снова стал пускать газы, но на этот раз свет был ярче.

— Я раскодировал последовательность операций, — доложил Бирд. — Четыре... три... два... один.

Полоса, похожая на брус раскаленного добела металла, соединила устье разгонщика с тесла-линзами и слилась с чуть менее ярким лазерным лучом, окруженным газами предыдущего разряда. Адское пламя, вспыхнувшее в точке пересечения, взвилось в небо под острым углом. Шпионский глаз, вспыхнув, испарился, и земля содрогнулась снова. Смертоносный свет обратной волны загорелся над головой. Что-то зашуршало по скафандру Суссониуса — шарики кварцевого стекла, брошенные вверх первым разрядом, только теперь падали вниз при малой силе тяжести Авасты.

— Телос! — ахнул кто-то.

— Это уж скорей по части Харубана, — отозвался другой.

— Ладно, — сказал Суссониус, — хорошенького понемножку. Бирд, поставь перехват на кабель. Когда придет соответствующий сигнал, мы отключим тесла-генератор и повредим предохранители.

Он снова посмотрел на холмы, чьи верхушки еще светились. Без тесла-генератора при выстреле несколько кило плазмы ударят по ультраплотным линзам со скоростью, близкой к световой.

И к этому времени мы должны быть очень, очень далеко отсюда.

8

«КЛЕЙДХЕМ МОР»

— Орудийный огонь с Авасты, — сообщили келли. — Подбито пять рифтерских кораблей. Три уничтожено, один висит в космосе, один серьезно поврежден, но способен двигаться. Барка поставила Щит. Со стороны Шимозы активности не наблюдается.

Камерон испытал некоторое разочарование, увидев новые тактические поправки. «Огненного Когтя» среди подбитых кораблей не было. Капитан пожал плечами: видимо, у Зи-Туто на то свои причины.

— Связь, передайте всей эскадре, — сказал он. — Первая боевая группа выходит на позицию два и начинает инфильтрацию. Второй и третьей группе приготовиться к полному падению резонансного поля, затем двигаться вперед.

Первая волна — «Клейдхем Мор» и «Шиавона» совершат скачок к самому краю резонансного поля и попытаются соединиться с эскадрой Хрима, замаскировав «Клейдхем Мор» под рифтерское судно. Когда окололунное пространство снова откроется для скачков, два других эсминца, тоже замаскированные, ударят по флотилии Хрима в надежде сойти за корабли Нейвла-хана.

— Пора снимать перчатки, — сказал Камерон первому помощнику. — Активируй все драконьи зубы, имеющие в пределах досягаемости любое рифтерское судно.

Келли ответили: «Поняли вас», и их корабль исчез.

— Навигация, бросьте нас в нужную точку. Тактический уровень два.

— Теперь посмотрим, что решили барканцы, — сказала Кор-Меллиш.

Камерон в ответ только ощерил зубы в невеселой усмешке, и скачковые системы, заурчав, бросили корабль из четырехмерного пространства к Барке.

* * *

Хрим смотрел прямо на Авасту, когда она открыла огонь. У Норио подкосились колени под натиском свирепой, злобной радости Хрима, когда пять чужих кораблей вспыхнули под огненными лучами.

Несколько секунд спустя Дясил объявил, что Нейвла-хан снова на связи.

— Давай его сюда, — засмеялся Хрим.

У второго капитана порядком поубавилось элегантности. Глаза его пылали от ярости, борода растрепалась, словно он ее рвал.

— Я обоссу твою открытую могилу, — заорал он, — а из твоего чахлого хрена сделаю соломинку для питья, а череп твоего мозголаза будет у меня плевательницей. Я оставлю твою голову живой и напихаю тебе в рот...

Мостик «Огненного Когтя» полыхнул жутким светом. Пламя лизнуло спину Нейвла-хана, и он завыл от боли.

Норио жадно смотрел, как тают в огне его уши, как чернеет и сползает кожа на руках. «И все это будет записано!» — ликовал темпат. Интенсивность Хримовых эмоций была почти непереносима — это воспоминание займет в его, Норио, сокровищнице одно из первых мест. И как вершина ощущений, никогда не испытанных им прежде, оргазм Хрима передался ему, и буря эмоций накатила на него с такой силой, что он конвульсивно вцепился в свое кресло.

* * *

Сразу после второго разряда свет в контрольном центре погас и пульты отключились.

— Все! — крикнул Зи-Туто. — Барканцы вернули контроль себе. Ставим взрыватели и уходим.

Второе отделение уже присоединилось к ним и обеспечивало выход наружу, а третье удерживало причальный отсек на поверхности.

Они поднялись на несколько этажей, когда пол под ногами содрогнулся, оповещая о том, что контрольный центр Авасты превратился в наполненную плазмой каверну.

* * *

— Сигнала нет, — доложил Бирд.

Суссониус ждал. Лазплазменный цикл прошел, но разряда не последовало. Еще цикл — и снова ничего.

— Все ясно. Вырубай его, Бирд. Начинаем отходить.

Бирд лихорадочно взялся за дело, а взвод двинулся к холмам — сервомоторы несли десантников быстрыми, низкими прыжками над лунной поверхностью.

На лбу у Суссониуса выступил пот. Барканцы отключили станцию Аваста. Сколько им понадобится времени, чтобы восстановить контроль с обратной стороны луны?

— Готово!

Вдвоем они помчались за остальными. Суссониус почти физически ощущал волну предстоящего взрыва.

25
{"b":"25254","o":1}