ЛитМир - Электронная Библиотека
ЛитМир: бестселлеры месяца
Спасите котика! Все, что нужно знать о сценарии
Мост мертвеца
Совет двенадцати
Интимная гимнастика для женщин
Черная кость
Новые правила деловой переписки
Ты поймешь, когда повзрослеешь
Подсказчик
Горький квест. Том 1

— Предлагаешь слинять, капитан? — без всякого выражения осведомилась Видок. Лохиэль заметила движение среди мелких акционеров, стоящих у переборки. Этого следовало ожидать: Видок настойчиво создавала в их среде собственную клику, выступая на их стороне против крупных компаньонов.

— Нечего сказать, выбрала время, — рявкнул Й'Лассиан. — Нам чуть мозги не вышибли, а добычи — ни солнышка. Сдается мне, эскадра Хрима куда лучше поживилась.

— Да уж, — поддержала Троно, одна из мелких акционеров. — И я слыхала, эти барканские мудилы охренительно богатые — у них протекторат и все такое.

Она ухмыльнулась, глядя на своих дружков.

— Вы же видели, что Хрим сделал с этим панархистским синком, — с отвращением бросила Лохиэль. — Думаете, человек с прозвищем Беспощадный захочет поделиться с нами, когда получит то, что ему надо? Или Должар, если уж на то пошло?

Видок усмехнулась, чувствуя поддержку, которую успела завоевать на корабле.

— Хочешь спрятаться где-нибудь на Окраинах? Я слышала, у Властелина-Мстителя долгая память. А может, ты к чистюлям собралась?

— Не торопись списывать чистюль со счетов, — сказал Амброз. — Ты же видела, что произошло при Долорозе. Они чуть не разнесли нас в клочья — даже наши гиперснаряды не помогли. Этого нет в агитках, которыми нас снабжал сперва Чартерли, потом Хрим, но мне сдается, многие корабли Братства столкнулись с тем же, только в худшей степени.

— Это точно, — сказала Мессина. — Здесь в системе хватает кораблей, которые никогда, насколько я знаю, не входили в банду Хрима. Вероятно, это остатки злополучных флотилий вроде нашей. И если Эсабиан уж так уверен в себе, почему его слизень Барродах стягивает все больше кораблей Братства в худшую часть Рифта для охраны этого Пожирателя Солнц, о котором даже говорить нельзя?

Снова наступила долгая пауза. Мелкие пайщики беспокойно переминались, поглядывая на Видок. На лишенном звука экране снова прокручивалась гибель синка Озманов.

Внезапно Лохиэль поняла, что ее беспокоит. Троица келли больше не держалась вместе — мало того, они никогда еще не разбредались так далеко. Штоинк, связующая, осталась на том же месте, что и в начале собрания, но Ниук2 и Ву4 отошли от нее на несколько шагов. Лохиэль стало страшно, и она увидела отражение своего страха в глазах Мессины.

— Вы все знаете, что наши дела шли хорошо, — сказала Лохиэль, наблюдая за реакцией окружающих. Она должна действовать наверняка — второго шанса у нее не будет. — Мы соблюдали Кодекс Братства, а если и сталкивались с чистюлями, то это была честная игра — не то что здесь. — Она кивнула на экран. — Поэтому Флот, хоть и знал, кто мы такие, не так уж старался разнести нас на атомы. — Она снова показала на экран, где агония синка разыгрывалась уже в другом ракурсе. — Я хочу сказать — хочу спросить вас: действительно ли мы хотим участвовать в этом, невзирая на последствия?

— Есть, пожалуй, и другая причина думать о переходе к чистюлям, — сказал вдруг Люз-Кремонт. Видок впилась в него глазами, но он на нее не смотрел. Лохиэль поймала взгляд Байрута — он тоже это заметил. — При чистюлях мы процветали — и, как ты верно сказала, они не слишком старались прихлопнуть нас, пока мы придерживались рамок. А теперь... когда Братство очистит все планеты и поселения, не взорванные Должаром, откуда солнышки брать будем?

Лохиэль видела, что многие задумались — даже и те, кого она считала заведомыми союзниками Видок. Рифтхавенский Синдикат соблюдал баланс между синдиками разных флотилий, выделяя им операционные зоны так, чтобы каждый мог себя обеспечить. Но теперь главная забота Рифтхавена — не быть втянутым в войну, а беспардонные головорезы вроде Хрима и Нейвла-хана быстро подминают под себя синдиков помельче.

— Ты полагаешь, что выбора нет, Люз? — спросил Дай Ган еще более сиплым, чем обычно, голосом.

Лохиэль встретилась глазами с Байрутом и решила: ПОРА.

— Люз прав, — сказал Байрут. — Может, у нас еще был бы шанс, если бы Чартерли заодно с половиной эскадры остался цел, но теперь Хрим нас сожрет и не подавится, а Барродах даже пальцем не шевельнет.

— И вот еще что, — подхватила Лохиэль. — Мы можем впутаться в нечто еще худшее, чем тут на экране, если останемся с Хримом. Вы видели, что Нейвла-хан сделал с Минервой. Поэтому я действительно предлагаю перейти к чистюлям. Соединение моего кузена Камерона оперирует около Икспотля — это не так уж далеко от курса на Барку.

— Ты знаешь, что скажет по этому поводу Судебная Коллегия, — возразила Видок. — Если мы наведем Флот на Хрима и Нейвла-хана, то можем распроститься с Рифтхавеном навсегда.

— Рифтхавен больше не руководит Братством, — ответила Лохиэль. — Им руководит Эсабиан.

Она чувствовала, как меняется настроение собравшихся.

Видок посмотрела по сторонам, чувствуя, очевидно, то же самое, перевела взгляд на Лохиэль и запустила пальцы в волосы. Это был ее обычный жест, но сейчас он показался каким-то не таким... слишком быстрым, слишком нарочитым.

— Камерон никогда не отрекался от меня окончательно, — продолжала Лохиэль. — Когда я уходила, он сказал мне, что для него дверь к рифтерам открывается в обе стороны. Среди вас много высокожителей. Чего, по-вашему, заслуживает человек, совершивший то, что мы только что видели?

— Ты уверена, что твой чистюля-кузен захочет говорить с нами? — спросил Люз-Кремонт. — Что он возьмет Хрима и Нейвла-хана в обмен на амнистию?

— Есть только один способ проверить это. Мне кажется, я знаю Камерона достаточно хорошо, чтобы угадать, что он скажет.

— Но поддержит ли его Флот?

— Они могут расстрелять его, если не одобрят его сделку с нами, — сказал Байрут, — но соглашение выполнят. Слово флотского офицера — закон.

— Значит, мы сдадим и Хрима, и Нейвла-хана? — с сомнением произнесла Троно.

Это будет зависеть от моего кузена. Ну как, согласны?

Настало долгое молчание, во время которого Й'Лассиан встал и прошел к автомату с напитками. Мессина по взгляду Лохиэль отодвинулась от стола, чтобы освободить обе руки; Байрут небрежно присоединился к Й'Лассиану у автомата.

Лохиэль подавила улыбку. Они трое почти двадцать лет жили вместе и в словах уже не нуждались.

Коренастый техник контроля повреждений подвинулся, когда подошел первый помощник. Лохиэль заметила, что Й'Лассиан держит стакан в правой руке — он был левша.

Глаза Видок бегали туда-сюда.

— Я ставлю этот вопрос на голосование, — сказала Лохиэль, желая ускорить дело.

То, что случилось потом, оказалось для нее полнейшей неожиданностью. Ей показалось, что под столом тихо прокатился мяч, и что-то кольнуло ее в ногу. При виде торжествующей ухмылки Видок она схватилась за бластер, но мускулы отказались повиноваться. Лохиэль ошиблась, полагая, что к насилию скорее всего прибегнут двое приспешников Видок — сама связистка до сих пор избегала открытых выступлений.

Лохиэль беспомощно наблюдала, как Й'Лассиан выплеснул свой горячий напиток в лицо Байруту и выхватил бластер. Мессина успела достать оружие, но остановилась, услышав слова Видок:

— Это квартан. Корабль мой. — Связистка встала и показала всем газовый пистолет. — Тут хватит на всех, кто не захочет ко мне присоединиться.

Дай Ган позади нее выдернул бластер из вдруг ослабевшей руки Мессины.

Несколько пайщиков отошли от переборки, наставив оружие на остальных. Офицеры, успевшие тоже достать бластеры, заколебались.

Все точно приросли к месту. Лохиэль боролась с одолевавшим ее ужасом. Квартан, яд, действующий на протяжении четверти часа, не причиняет боли — за исключением последних трех минут, когда паралич сменяется конвульсиями, буквально разрывающими жертву на части.

— Ты хочешь подчиняться Хриму? — спокойно спросил Амброз, игнорируя наставленные на него стволы.

— Я хочу быть на стороне победителей, а Хрим занимает самую ближнюю к Должару орбиту.

Лохиэль беспомощно смотрела на Амброза. Он продолжал держать в руке бластер, но ни в кого конкретно не целил.

3
{"b":"25254","o":1}