ЛитМир - Электронная Библиотека

— Мой господин, последние эксперименты Лисантера открыли психический компонент в активности станции. Он просит, чтобы ему предоставили темпата для проверки его гипотезы.

Эсабиан вскинул на него блестящие черные глаза.

— Он думает, что темпат сможет запустить станцию на полную мощность?

Бори поспешил умерить ожидания своего господина.

— Он говорит только, что это самое обещающее направление будущих исследований. — И Барродах торопливо продолжал: — Я уже подобрал несколько кандидатур. Наиболее доступный из них — Ли Пунг с Рифтхавена. С вашего позволения, я реквизирую его у синдиков.

Им я, конечно, преподнесу это в других выражениях.

Барродах убедился на опыте: хотя власть Синдиката сильно убавилась, правители Рифтхавена охотнее идут навстречу, если выказать им видимость уважения.

— Действуй. Добудь всех, кого сможешь. То, что не удастся одному, может удасться многим.

Стараясь продлить интерес Эсабиана и предотвратить вопрос о гиперволновых сообщениях, Барродах упомянул еще о нескольких темпатах. Не сказал он только, что все они вряд ли согласятся или смогут работать вместе. По словам Лисантера, при столь близком соседстве главным для них будет отгородиться друг от друга, что ослабит их чувствительность к внешним стимулам.

— Хорошо, — сказал Эсабиан. — Еще что-нибудь?

Барродах замялся на мгновение. Это новое направление вместе с гиперволновой сводкой, которую он подготовил, пожалуй, займет Барродаха до конца дня. А барканские события могут подождать и до завтра.

Ему не хотелось привлекать внимание Эсабиана к Хриму и Норио теперь, когда вопрос о темпатах вышел на первый план. Барродах не был уверен, что Норио нужен ему на Пожирателе Солнц — во всяком случае, к этому надо приготовиться как следует.

Он снова поклонился.

— Нет, мой господин. Сегодняшняя сводка для вас готова.

По знаку Эсабиана он включил пульт и удалился. Он поручит Андерику, когда тот будет на Рифтхавене, забрать Ли Пунга заодно с оборудованием и сырьем для производства стазисных заслонок. И псизаградников тоже — в большом количестве. Жаль, что нельзя производить и псионические приборы.

Мысль о полноценном ночном сне заставила его пошатнуться от усталости. Дверь с чавканьем закрылась за ним, и он, убедившись, что при этом моменте его слабости никто не присутствовал, заторопился прочь.

* * *
АРЕС

Элоатри, Верховная Фанесса Дезриена, стояла у окна, выходящего в сад Обители. Цветы на высоких стеблях покачивались в свете рассеивателей, и громадный мохнатый черный шмель блуждал между ними с громким жужжанием.

Воздух был полон весенних ароматов, но за ними Элоатри чувствовала какую-то затхлость, словно в давно не убиравшейся комнате. Что это — психическая реакция на ужасную перенаселенность Ареса или просто воображение?

Ладонь у нее зачесалась, и она посмотрела на изображение Диграмматона, вожженное глубоко в плоть. Видение, которым сопровождался перенос Диграмматона через множество световых лет, сейчас давило на нее особенно тяжело. Она оглянулась на пульт, где рядом с проектором лежал крошечный чип.

В нем содержится запись гееннских событий: смерть Панарха от рук сына своего врага.

Позвонил вестник, и Туаан ввел в кабинет гностора Мандериана.

Рукопожатие, которым она обменялась с монахом-должарианцем, оставило у нее впечатление огромной силы, которую он свободно контролирует. Интересно, каково было бы пожать руку Вийе.

— Иварда я не видел, — сказал он, — но Вийя говорит, что он благоденствует. Эйя все еще находятся в спячке.

— Должно быть, их ошеломил столь сильный прирост населения.

— Вийя того же мнения, но думает, что они скоро проснутся.

— Это хорошо.

— Зато у келли, кажется, никаких перемен. Вскоре я снова навещу их всех под предлогом работы над языком знаков.

— Отлично. Пожалуйста, продолжайте следить за их благополучием. — Она повернулась к пульту. — Гностор, здесь у меня лежит гееннский рапорт, просмотр которого я откладывала до вашего прихода. Надеюсь, вы поможете мне лучше понять то, что я вижу, и обратите мое внимание на то, что недоступно моему зрению.

Он ответил легким поклоном, и она не совсем поняла выражение его темных глаз.

— Здесь показана лишь малая часть того, что произошло в реальности. А я, хотя и присутствовал при этих событиях, не все до конца понимаю.

— Тогда мы подумаем над этим вместе, — сказала Элоатри, и он поклонился снова.

Они устроились в удобных креслах у пульта.

— Вы не увидите здесь, как эйя, за несколько минут до начала этой записи, обнаружили, что Вийя пыталась следить за событиями глазами Эренарха. — Мандериан помолчал. — И ей это удавалось.

У Элоатри снова зачесалась ладонь, и она посмотрела на гностора вопросительно.

— Думаю, — продолжал он, — что эта ее способность проистекает, по крайней мере отчасти, из значительной перемены в их отношениях.

Элоатри, не знавшая об этом, медленно кивнула и вставила чип в прорезь на пульте.

Вначале интерьер «Грозного» вызвал в ее памяти голос отца, повествующего о своих флотских годах, но Мандериан вернул ее к настоящему.

— Обратите внимание на Эренарха.

Она могла бы пропустить эту деталь, если бы не гностор. Брендон, в ту пору еще Эренарх, бросил быстрый взгляд на имиджер, показав, что знает о наблюдении за собой.

Мандериан остановил кадр.

— Вы уверены, что тот, недостающий — не Панарх?

— Да, уверен. Панарх — часть причины моего пребывания здесь, но он ни разу мне не являлся.

Она уже не впервые ощутила, насколько беден человеческий язык.

— В отличие от других членов единства. — Черные глаза Мандериана сузились. — Исходя из этого, мы полагаем, что в полиментальное единство входят келли, эйя, Ивард, Вийя и неизвестный пока мужчина.

Элоатри беспомощно потрясла головой. Всякий раз, когда она пыталась найти в Сновидении какую-то логику, смысл ускользал от нее.

— Я до сих пор не понимаю, почему они явились мне именно так: эйя как дети, келли как кольцо на руке Иварда. Но лицо Вийи я видела ясно, как и лицо мужчины, — и это был не Брендон Аркад.

Мандериан снова включил запись. «Он знает, что сила видения не в том, что можно передать другим, а в том, что ты делаешь, чтобы соблюсти верность его духу», — подумала она, очистив свой ум от разочарования и ложных ожиданий.

События на экране между тем неумолимо двигались к страшному концу. Она знала, чем закончится бой с «Самеди», и все же у нее перехватило дыхание, когда «Грозный» и рифтерский эсминец сошлись в поединке между сужающихся крыльев энергии, создаваемых гиперпространственной трещиной, столь долго охранявшей тайну Геенны.

Связист «Грозного» доложил о поступившем сигнале.

«Они заявляют, что их корабль называется “Акеридол”, и командует им Анарис ахриш-Эсабиан».

Капитан Марго Нг приняла сигнал должарского корвета. На главном экране «Грозного», в миниатюре воспроизведенном на пульте Элоатри, появился человек. Его изображение бросилось Элоатри в глаза, кожа у нее на лице натянулась, и в висках застучало.

«Насколько я понимаю, вы Анарис, наследник Эсабиана Должарского?» — произнесла Нг.

Ответа Элоатри не слышала, потому что Мандериан отключил видео и дотронулся до ее руки.

— Нумен?

После долгого мгновения ее отпустило — только сердце еще пошаливало.

— Вот он, недостающий фрагмент моего видения, — сказала она и увидела, как ее шок отразился на лице Мандериана. — Последний член Единства. Анарис ахриш-Эсабиан вместе с другими приведет нас к дверной петле Времени.

37
{"b":"25254","o":1}