ЛитМир - Электронная Библиотека
ЛитМир: бестселлеры месяца
Выдохшиеся. Когда кофе, шопинг и отпуск уже не работают
Эра криптовалюты
Как говорить, чтобы дети слушали, и как слушать, чтобы дети говорили
Марс и Венера: новая любовь. Как снова обрести любовь после разрыва, развода или утраты
Хрестоматия Тотального диктанта от Быкова до Яхиной
Рехилинг
Книга жизни. Для тех, кто отчаялся найти врачей, которые могут вылечить
Зов кукушки
Призраки Сумеречного базара. Книга первая

Но она не пошла просить у его порога вместе с сотнями других. Ей нужно было что-то, способное его заинтересовать, нужен был ключ к его доверию.

И вот эта девушка нежданно-негаданно вложила этот ключ ей прямо в руки.

Способность планировать вернулась в Ваннис — мысль ее работала быстрее, чем билось сердце.

— Я знаю, что делать, — сказала она, и в глазах Фиэрин забрезжило облегчение. — Ничего пока никому не говорите. Чип оставьте у меня — если хотите, конечно, — добавила она, заметив, как конвульсивно сжались пальцы Фиэрин.

— Но к кому я должна обратиться? К адмиралу Найбергу? Или...

— Только к новому Панарху, и ни к кому иному.

— Но если я попробую связаться с ним хотя бы по почте, Тау сразу узнает.

— По почте нельзя. Он окружен шпионами, в этом вы правы. Нужно рассказать ему обо всем лично.

— Но как мне получить у него аудиенцию? Тау сразу узнает...

Ваннис взяла руки Фиэрин в свои.

— Забудьте о Тау. И о чипе тоже забудьте. Ваш разговор с Брендоном состоится в самом что ни на есть общественном месте.

— На его коронации? — округлила глаза Фиэрин. Ваннис с улыбкой погладила ее по щеке.

— Предоставьте это мне. Я обещаю вам: у вас будет шанс, и ваша безопасность будет обеспечена.

Фиэрин закрыла глаза, и ее лицо дрогнуло под рукой Ваннис — она так долго жила среди врагов.

Ей придется вернуться обратно — при этом держать себя в руках.

Ваннис с нежной заботой обняла ее обеими руками и зарылась лицом в ее прохладные, душистые волосы.

12

Осри Омилов, лейтенант Флота и преподаватель Школы Астрогации, придал окончательный лоск своему парадному мундиру и оглядел себя со всех сторон. Удостоверившись, что не посрамит ни себя, ни мундира, он открыл дверь и вышел. Его ум был занят событиями, перенесшими его сюда после недавней кадровой перетасовки, — его, единственного лейтенанта на вожделенной флагманской территории.

Эта ситуация его смущала. Он отказался от звания лейтенант-коммандера, предложенного ему как спасителю наследника, — он ведь знал, что этого не заслуживает. По правде сказать, это Брендон спас его. Притом ему не хотелось увязнуть в административной рутине — ему нравилось преподавать.

Однако привилегии все же были предоставлены ему, как близкому другу Панарха. Сначала этот титул показался Осри не менее лживым, но потом врожденная честность заставила его взглянуть на это со стороны.

Много ты знаешь людей, которые могут поговорить с Панархом в любое время?

С легким шоком он вынужден был признать, что его статус соответствует тому, который когда-то имел и теперь получил снова его отец. Отцовский мир всегда казался Осри очень далеким.

Он оглянулся на свою двухкомнатную квартирку, тихую и красиво оформленную в устаревшем уже артизанском стиле; четкие линии, стекло, дерево и приглушенное освещение. Что это — изысканный вкус какого-нибудь флотского карьериста или Панарх сам постарался? По дороге к транстубу Осри пытался вспомнить, говорил ли он когда-нибудь Брендону, как ему неприятно жить в шумном коридоре и как он ценит простор, если уж о виде мечтать не приходится. Очень возможно, что Брендон пустил в ход свое влияние.

В любом случае благодарить Осри некого. Либо тут замешана флотская политика и разговоры о том, как ему повезло, неизбежно втянут его в эту самую политику, либо в дело вмешался Брендон, но настолько скрытно, что не существует достойного способа выразить ему свою признательность.

Этого, очевидно, Брендон и хотел. Осри не претендовал на то, что хорошо знает нового Панарха, но одно он знал точно: Брендон не любит благодарственных речей.

Есть, конечно, другие средства, помимо слов, — да только что может сделать простой лейтенант для человека, который вот-вот будет торжественно провозглашен главой бесчисленных планет и триллионов подданных?

Осри отдал честь трем коммандерам, ожидающим на остановке. Они ответили и продолжили свой разговор.

Их вежливое, но сдержанное поведение показывало, что они далеки от политики, — Осри был не так глуп и понимал, что в этой секции Колпака все отлично знают, кто он такой. Только с такими офицерами, не лезущими в политику и соблюдающими субординацию, он и чувствовал себя свободно. Льстивая снисходительность высших чинов действовала ему на нервы.

Пришла капсула и увезла их. Осри дважды за последние пять минут сверился с босуэллом. С чего он так дергается? Его задача в предстоящей церемонии очень проста — стоять в строю, только и всего.

Выйдя, Осри направился в кают-компанию, где обычно собирались навигаторы — теперь там было не протолкнуться от белых мундиров и золотых галунов.

— Омилов! — Из толпы возникло красивое темное лицо лейтенанта Мзинги. — Как раз вовремя. Крейсера синхронизируют орбиты через тридцать минут.

Другие засмеялись над этой нехитрой шуткой. По блеску в глазах и по тому, как одергивались безукоризненно сидящие мундиры, Осри понимал, что все здесь нервничают не меньше, чем он.

— Что здесь, собственно, происходит? — спросил он.

— Профилактическая прививка, — с нехарактерной для него иронией пояснил лейтенант-коммандер Ром-Санчес.

Лица вокруг имели самое разное выражение — от веселого до кислого. Веселье отличало тех, с кем Осри подружился на борту «Грозного».

— Омилов, — воскликнул Ром-Санчес, — ты возрождаешь мою веру в человечество. Ты у нас держишься вне политики, верно?

— Политика — все равно что грязевой матч. Уж лучше переждать в сторонке — меньше расходов на стирку.

В ответ раздался взрыв хохота, и кто-то сунул ему в руку бокал. Осри поднял его наравне с многими другими и выпил. Мягкий, но крепкий напиток приятно обжег горло.

Осри не льстил себя надеждой, что внезапно сделался остряком. Это нервы — и дело не только в предстоящем приеме. Но времени для раздумий не осталось.

— Нам пора, — посуровевшим голосом сказал лейтенант Мзинга.

Дверь в другом конце кают-компании выходила на платформу, которая привела их в зал для приемов.

Все помещение было увешано старинными знаменами. Настенные голограммы, изображающие знаменитые сражения, перемежались нишами с бюстами прославленных флотоводцев. Осри узнал ближайшего: Поргрут Майнор, командовавший эсминцем 450 лет назад. Его наступательная тактика до сих пор служила предметом монографий и диссертаций.

Здесь тоже подавали спиртное. Осри, желая сохранить ясную голову, попросил «фальстаф минералус» в традиционном кувшинчике с золотым ободком. Офицеры разбились на группы — в основном по принципу космического статуса и равенства званий.

Рядом с собой Осри заметил резкий профиль лейтенанта Варригаль. Она задумчиво сказала:

— Знаете, светские собрания тоже можно представить в виде тенноглифов.

Осри кивнул. Притяжение нескольких ядер обеспечивало нестабильность и постоянную циркуляцию — таков, очевидно, и был замысел адмирала Найберга.

— Вам бы поговорить с диархом Гамуном. Его отозвали из охраны Анклава, потому что у него степень по эйлосемиотике.

— Вряд ли он найдет для меня время теперь, когда Арес так перенаселен.

Гносторы эйлологии забирали под свое начало всех, кто разбирался в поведении толпы.

Осри заметил Марго Нг, капитана «Грозного», — она стояла с другими капитанами, очень импозантными в белом, спокойная и собранная, как всегда. Было трудно поверить, что эта маленькая подтянутая женщина с фигурой танцовщицы и милым лицом вступила в смертельный бой с силами Эсабиана над Мандалой, чтобы захватить одну из вражеских сверхсветовых раций. А вскоре после этого, бросив вызов времени и опаснейшей пространственной аномалии, героически пыталась сласти прежнего Панарха от смерти на Геенне, уготованной ему Эсабианом.

Ром-Санчес позади Осри, последив за его взглядом, сказал:

— Кестлер уже вышел из лазарета. — И, допив свой бокал, добавил: — Это его первая встреча с Нг.

Осри наконец понял причину общей нервозности. Даже он, при всей своей аполитичности, знал, что среди отборных капитанских кадров Семиона именно Джеп Кестлер предназначался на пост верховного адмирала, как только Карр уйдет на заслуженный отдых.

42
{"b":"25254","o":1}