ЛитМир - Электронная Библиотека

— Порядок, — сказал Андерик. — Мы на территории Кару, поэтому с корабля отпускаются все. Но смотрите не пропустите сигнала, когда приказано будет явиться — кто останется, того синдики выкинут в космос, а запись этого акта пошлют Барродаху по гиперсвязи.

Должар дал понять, что не потерпит дезертирства на Рифтхавене, и синдики, видимо, предпочитали повиновение должарской оккупации либо уничтожению станции.

Мостик опустел в мгновение ока — даже Нинн не стал мешкать. Андерик посмотрел на главный экран. Призрачного свечения логоса не было, но все-таки угадывалось какое-то движение. Андерик отвел взгляд, встал с командирского кресла и вышел.

* * *

Система Кару сдалась быстро, но барьеры Рифтхавенского информационного пространства преодолеть оказалось труднее. Миллиарды наносекунд складывались в триллионы, но логос был терпелив. В конце концов, использовав одну из неизбежных флюктуации потока данных, обусловленную сложным устройством местной сети, он нашел потайной ход и влился в систему.

Он искал и находил информационные структуры, чьи атрибуты показывали, что ими никто не пользовался десятки лет, а то и века. Одна из старейших среагировала на код, который логос подобрал где-то в другом месте. В ней упоминался нетронутый тайник, где имелись минералы, сформировавшиеся путем давления и нагрева, а также различные предметы, которые, как знал логос, некоторые бионты ценили за их сенсорный эффект. Но логосу сейчас не это было нужно: он искал бионта по имени Ли Пунг.

Логос превратил прочие заброшенные структуры в добавочные служебные узлы, попутно уничтожив содержавшуюся в них информацию, — ведь он не нуждался в ней. Он был осторожен и не перегружал те части системы, в которые проникал: обнаружение привело бы к уничтожению «Когтя Дьявола», а с ним и программ логоса. Однако он не уйдет оттуда окончательно, даже выполнив свою задачу. Когда-нибудь на Рифтхавене проклюнется новый логос.

Вскоре, с помощью новых узлов, он уже наблюдал за деятельностью Рифтхавена тысячами глаз. Но наблюдать за бионтами — одно, а понимать их — другое: они опутаны паутиной контекста, аллюзий, умолчаний и прочих форм общения, недоступных машине.

Некоторое время спустя логос снова сфокусировался на «Когте Дьявола». Машинный разум давно уже, шаг за шагом, придал снам бога запретное содержание об обретении Атрибутов.

Так бионты, создавшие логос, выражали концепцию, непонятную ему. Он понимал только, какое действие эти образы оказывают на барканцев. Эйдолон, как показывали его эмоциональные данные, долго сопротивлялся окончательной передаче своей повышенной сексуальности, которой наделил его логос, в шестек, которым запрещалось пользоваться не приобщенным к Потенции, — но в конце концов он сдался.

Логос пробудил бога ото сна.

* * *

Руонн тар Айярмендил, пятый эйдолон плотского полипсихика, пробудился. Голый, он шевельнулся на шелковых подушках. Громадный шестек лежал поперек его левой ноги. Гурия, положив на него голову, спала. Несколько других раскинулись в изнеможении вокруг Руонна.

Затем постель и гурии без всякого перехода исчезли, и Руонн оказался в лабиринте туннелей. Не таком теплом и темном, как благословенный Низ, а холодном, построенном из света. В стенах открывались ходы в новые пространства, в бессчетные комнаты и коридоры. Мимо проплывали голоса.

Шестек тоже исчез! Руонн прикрыл рукой оголившийся пах, где все съежилось от холода.

Куда бы он ни повернулся, перед ним возникал световой квадрат. В нем виднелось лицо. Руонн никогда прежде не видел этого человека, но знал его, знал о нем все. Он должен найти его: это он забрал шестек. Он его найдет.

Руонн, плача, брел по бесконечным коридорам, а квадрат плыл перед ним.

* * *
РИФТХАВЕН

Лури, надув губки, осторожно опустила жуткий предмет в сумку.

— Ты уверен, что у тебя нет ничего лучше?

Торговец облизнул свои тонкие губы, когда она подалась вперед, позволив прозрачной блузке открыть еще больше прелестей, но сохранил стойкость.

— Если его нельзя привести сюда для примерки, то это лучшее, что я могу предложить. Да скажите, чтобы вынимал его каждый день и мыл, и глазницу тоже надо промывать. Ему понадобится вот это. — Он дал Лури тюбик с мазью. — У него там действительно пусто? Если нет, протез ему не подойдет.

Лури передернулась. У нее не было желания заглядывать под нашлепку на глазу Таллиса.

— Уверена, что пусто, — пролепетала она.

Кира Леннарт бросила на прилавок пачку ассигнаций и взяла Лури под локоть. Торговец помрачнел: он надеялся на твердую валюту, но лишь самоубийца стал бы отказываться от денег Аватара, хотя их конвертировали только Синдикаты.

— Пойдем, Лури. Нам надо поискать еще кое-что, ты же помнишь.

Лури, прижимаясь к массивному телу Киры, посмотрела на нее снизу вверх.

— Ты уверена, что хочешь снять с него это? — поддразнила она.

Связистка покраснела до ушей, выходя из лавки.

— Ты сама говорила, что трое лучше, чем двое.

Они спустились на Променад Кару. В конце коридора был маленький магазинчик. На пьедестале перед ним помещалась засунутая в бутылку мужская голова с выбритой тонзурой, а внизу была табличка. Лури отвела глаза — подобные вещи не вызывали у нее любопытства. Какая-нибудь должарская мерзость, не иначе.

Место, куда они шли, помещалось через три лавки от этой. На витрине скромными золотыми буквами значилось одно только слово «Эмма», с надписью помельче внизу: «Диковинки и редкости».

Лури улыбнулась, когда Кира направила ее к двери. Это заведение куда приятнее.

* * *

Андерик хотел бы, чтобы эта девка перестала пялить на него свои желтые глазищи, поражающие по сравнению с разделенными надо лбом темными волосами. То, что у него самого глаза непарные, ее, похоже, ничуть не смущало.

— Мы получили печальные известия от первого нашего корабля, пришедшего к Пожирателю Солнц, — сказала женщина за столом, Лиска Кару, и поджала свои полные губы. — Прошу внимания, капитан. Моя дочь присутствует здесь в чисто образовательных целях.

— Печальные известия? — повторил Андерик, стараясь не смотреть на Лиску-си. В образовательных целях, как же! Мать наверняка знает, как действуют на него дочкины кошачьи гляделки.

— Должарианцы поднимаются на борт всех кораблей с урианской техникой, приходящих туда, и уничтожают критические компоненты их реакторов.

Капитан заволновался. Всякому ясно, что Флот не будет долго сидеть на своих радиантах. Они найдут Пожиратель Солнц и атакуют.

— Они совсем не так уверены, как хотят нам внушить, — заметил Андерик.

— Из того, что они созывают темпатов, ясно, что они знают о Пожирателе Солнц далеко не все. Можно бы даже пожалеть Ли Пунга, если бы его бегство не отражалось плохо на всех нас.

— Ну а зачем вы мне это говорите?

— Не терпится, что ли? Не хотите принять меры, которые, возможно, спасут вашу жизнь?

Андерик потупился, заметив краем глаза улыбку, мелькнувшую на точеном лице дочки.

— Мы уведомили Барродаха, что на Рифтхавене не вся техника, которую он заказал, но что мы ее достанем. Тем временем мы снабдим вас нужными деталями и материалами, чтобы вы могли восстановить свой реактор.

Андерик хотел поблагодарить, но удержался. На него Кару наплевать — просто они не хотят потерять то, что вложили в эсминец. Интересно, что бы они сказали, если б узнали про логос.

Он ограничился тем, что согласился, — да Лиска, видимо, и не ждала благодарности, могла даже счесть это глупым с его стороны. Они обсудили, сколько времени может уйти на ремонт, поделились соображениями на предмет того, скоро ли Флот соберет свои силы для атаки, и она отпустила его.

Девчонка проводила его взглядом до самых дверей, и это его разозлило. Надо бы, пожалуй, посетить Сады Земных Радостей. Там самый большой выбор игрушек, мужчин, женщин и мало ли кого еще — надо же как-то прогнать из головы эту маленькую паршивку.

47
{"b":"25254","o":1}