ЛитМир - Электронная Библиотека

Не успел никто и слова сказать, как она упала на колени прямо на гравий, перед блестящими сапогами Брендона.

— Я предательница и клятвопреступница, Ваше Величество. Угодно ли вам будет выслушать меня?

Брендон поднял ее.

— Полно, коммандер. Никакой смертный приговор вам не грозит. Вы совершили ошибку, но искупили ее. Мы слишком нуждаемся в людях с вашим талантом и верностью тому, что вы считаете правильным.

Тетрис хрипло дышала, вся точно окаменев.

— Впоследствии вам придется уйти в отставку, — добавил Брендон.

— Я знаю, — с поклоном ответила она.

— Но работа для вас найдется всегда, и вы можете сами выбирать, где вам жить. А до того времени я прошу вас остаться на своем посту и поработать на меня.

— Я обещаю вам это, — ответила она, и эмоции наконец прорвались сквозь ее оборону.

— Тогда давайте сядем вот на этих камнях, и расскажите мне все с самого начала.

И Брендон, продолжая говорить ободряющие слова, отошел вместе с женщиной в сторону.

Жаим уже слышал от Монтроза историю Седри Тетрис, поэтому он опросил своих людей, рассыпанных в пределах слышимости. Они доложили, что в поле зрения никого нет, и Жаим спросил подошедшего к нему Монтроза:

— Что она такое нашла?

— Немногим больше против того, о чем я тебе рассказывал, — времени не хватило. Но и этого достаточно. Она молодец. Вот, слушай — она как раз переходит к делу.

— ...И я нашла остатки огромного пакета информации, — говорила Седри. — По-моему, это тот самый, который Мартин Керульд отправил на Артелион и на Арес, когда понял, что происходит на самом деле — и до того, как должарианцы убили его. Кто-то напустил на этот пакет фагов, но одно сообщение мне удалось восстановить. В нем Керульд уведомляет Барродаха, что разослал письма пяти членам вашего бывшего правительства. В том числе Тау Шривашти и Гештар аль-Гессинав.

— Про Энкаинацию, — проворчал Монтроз. Женщина повернула к нему голову — ее движения свидетельствовали об усталости и даже о боли.

— Да-да. Эта находка привела меня на хтонический уровень системы, глубоко под обороной Шривашти, и я обнаружила письмо Шривашти к аль-Гессинав. Право же, люди ничего не понимают в инфонетике. Информация не умирает, пока ее не сотрешь, а Шривашти этого не сделал. Можете убедиться. — Она протянула Брендону компьютерный чип. — Он полагает, что должарианцы и артелионский гарнизон перебьют друг друга, расчистив тем самым дорогу новому правительству.

— То есть Панарху Тау Шривашти.

Серди кивнула, стиснув руки.

— А ответа Гештар вы не нашли? — мягко спросил Брендон.

— Нет. Она в инфонетике разбирается не хуже меня. По-моему, это она натравила фаг на пакет Керульда, прежде чем тот дошел до Ареса.

Лицо Брендона не изменилось, но Жаим почувствовал его гнев — как и тогда, когда Монтроз рассказал ему о Рейде. «Вот так и Семион поступал со мной — искажая информацию обо мне, не оставляя мне выбора», — сказал Брендон в тот раз.

— Но ее защиту штурмует кто-то посильнее меня, — сказала Седри.

— Откуда вам это известно?

— Аль-Гессинав два дня назад укрепила свою оборону.

Все ошеломленно умолкли.

— А благодаря кодам, которые вы передали мне через Монтроза, я вычислила, что этот другой работает в Пятом блоке.

Вийя, понял Жаим, и лазпламенный луч пробил его сердце.

Молча, никому не говоря.

Брендон промолчал, но его гнев сделался явным.

18

— Опять? — вопросил адмирал Найберг, когда молодой смущенный мичман ввел Осри Омилова в адмиральский кабинет.

Найберг разговаривал по коммуникатору с лейтенантом-коммандером Джалал-Альфад, одной из самых доверенных помощников Фазо. Еще месяц назад Осри ничего не слышал о ней — теперь он видел ее часто: она либо разговаривала с людьми в Колпаке, либо наблюдала за ними. Она была куратором Флота — Осри, чем взяться за такую работу, лучше рециркуляры пошел бы чистить.

Ее открытое, тонкое лицо на экране выглядело усталым темные глаза сузились от раздражения.

— Почти что. Не окажись там меня, у нас была бы еще одна дуэль. И возможно, они еще найдут способ.

— Пусть только попробуют — сразу вылетят вон, — рявкнул Найберг.

Углы рта Джалал-Альфад уныло опустились.

— Мы можем и не узнать об этом. Вам ведь известно, что команда шо-Бостиана сегодня утром занималась вместе с «Астреей»?

Найберг вздохнул.

— У вас все, коммандер?

— Пока да, — козырнула она. — Я вижу, вас ждут. Добрый день, лейтенант Омилов.

Осри отдал ей честь. Найберг выключил связь и повернулся к нему, прямой, как всегда, но по его лицу можно был с подумать, что за неделю он состарился на десять лет.

— Вам эти засранцы хлопот не доставляют? — спросил он.

Осри этот эпитет шокировал.

— Вы имеете в виду команды «Астрим», «Норсендара» и «Трелоара»? — спросил он осторожно, подозревая, что речь идет о семионовских капитанах. — Нет. Они строго придерживаются устава, когда имеют дело с кем-то из нас. Да и друг с другом ведут себя так же, насколько я вижу.

— Вы, Омилов, столь же честны, сколь далеки от политики, — сдержанно улыбнулся Найберг. — Первое я приветствую, да и от второго сам бы подчас не отказался, хоть это и слепота. О чем хочет сообщить гностор Омилов?

— Отцу требуется еще время. Они пытаются разобраться в гиперреле капитана Лохиэль, но не знают пока, как вскрыть его, не уничтожив. Пока что результаты исследований показывают только одно: они совпадают со спектроскопическими и прочими тестами, проведенными экспедицией «Телварны».

— Значит, реле сделано из того же материала? — поднял брови Найберг. — Хорошо. Передайте ему, что время... еще есть. Я тоже просил Панарха продлить сроки: нам понадобятся все корабли, которые мы сможем собрать. Но желательно, чтобы гностор поскорее определил степень уязвимости урианского металла — или как оно там называется.

— Это он уже почти выяснил — методом экстраполяции.

— Но пока не хочет говорить? Ладно, не отвечайте — это не имеет значения. Я бы довольствовался этим, но нам потребуется наглядный эксперимент, даже если установка в процессе будет уничтожена.

Осри отдал честь и вышел. Флот, конечно же, не пошлет корабли на Пожиратель Солнц, не убедившись предварительно, что их оружие способно его уничтожить. Себастьян Омилов будет оспаривать такое решение, но если Панарх прикажет, он подчинится. Значит, отцу остается одно: постараться, чтобы Панарх не отдал такого приказа.

За дверью Осри чуть не столкнулся с другим человеком, стремящимся войти. Айна на лбу сразу выдавала репортера.

— Лейтенант Омилов, правда ли, что это Панарх спас вас во время полета над Колдуном, а не вы его?

Осри вскипел, но промолчал и прошел мимо. Репортер задавал вслед еще какие-то вопросы, но Осри не слушал. На ближайшем посту он сказал десантникам:

— Сюда просочился какой-то сволочной репортер. Он у кабинета Найберга.

— Ему назначено, — отчеканила одна из часовых, но видно было, что ей это не по вкусу.

Осри потряс головой раздраженно, но и с облегчением тоже. Если бы этот паршивец пролез сюда нелегально... Репортеры преследовали Осри повсюду — он не говорил им ни слова, но боялся, как бы они не узнали, где он живет, и не подкараулили бы его там.

Десантники пропустили его. Посмотрев на хроно, он спустился на лифте в один из служебных коридоров и осторожно двинулся вдоль стены. Он уже два раза пользовался этим секретным туннелем, но до сих пор с трудом находил нужную кнопку.

Наконец часть переборки тихо отошла назад и сразу же снова закрылась за ним. Капсулы не было — значит, кто-то уже ею воспользовался. Осри ждал ее на узком карнизе и думал, кого же еще Брендон мог допустить в свой транстуб.

Капсула со свистом подошла, и Осри сел в нее. Еще одна встреча, а потом... он испытал странное ощущение внутри, не имеющее ничего общего с движением капсулы... потом он вернется к себе на квартиру. К Фиэрин.

64
{"b":"25254","o":1}