ЛитМир - Электронная Библиотека

Поэтому Ваннис взяла себе за правило всегда быть готовой исполнить главную роль, а когда Брендон отводит ей таковую, говорить с ним только о том, что ему приятно.

На этом вечере его не было, но он мог появиться в любое время — и Ваннис сидела с ясным взором, выпрямив спину, ничем не показывая, что уже далеко за полночь и она устала. Рядом молодые люди, стараясь произвести впечатление на старших, рассказывали о новой азартной игре, изобретенной в одном из заведений на оси вращения.

Затем босуэлл пощекотал Ваннис запястье. Она оглядела комнату — не похоже было, чтобы ее вызывал кто-то из присутствующих.

Она согнула запястье и услышала голос Брендона.

(Не можете ли вы потихоньку выбраться и прийти в анклав? Мы вышли на новый уровень в деле Кендриана. Вам тоже следует ликовать).

Триумф обжег ее нервы — сперва болезненным жаром, потом холодом. Она выждала несколько мгновений, чтобы взять себя в руки. Не заметив на себе ничьих взглядов, она передала:

(Выйду через пару минут).

(Не пользуйтесь транстубом. Жаим вас встретит).

Ее сердце под убранным драгоценностями корсажем забилось в такт отдаленной музыке. Она медленно поднялась, отставила бокал с вином и прошлась по всем комнатам, чтобы всякий, кто вспомнит о ней, убедился, что она здесь.

В подходящий момент — она долго практиковалась в искусстве уходить красиво — она выскользнула через парадную дверь виллы на свежий воздух. Высокая, тонкая, как нож, фигура вышла из-под деревьев, на миг напугав ее. При слабом свете из окон она различила длинное лицо и колокольчики в серапистских траурных косах. Это был Жаим, мрачный рифтер-телохранитель.

Ростом он превосходил даже Брендона, и она, опершись на предложенную им руку, ощутила его скрытую силу. Ее невольно потянуло к нему. Интересно, каково это — секс с рифтером?

Она прислушивалась к его медленному дыханию. Он вел ее не к транстубу, а в темноту парка. Как он ответил бы ей? При ней он говорил редко, и акцент выдавал уроженца бедных кварталов какого-нибудь космического поселения.

Искусство соблазнять включает в себя не только острый миг признания и удовольствие от любовного акта, нужно еще уметь обставлять последствия и быть готовым к моменту, когда интерес твоего партнера начнет убывать.

Понимает ли он, как играют в эту игру Дулу?

— Сюда, — сказал он, и они сошли со слабо освещенной дорожки в совсем уж непроглядную тьму. Поскользнувшись в своих атласных туфельках на мокрой траве, она чуть не упала. Жаим поддержал ее, но без всяких эмоций и, предупреждая ее протест, повторил: — Сюда.

Пройдя еще несколько метров, они очутились в каком-то помещении, где под ногами чувствовался гладкий пол. Жаим проделал что-то свободной рукой — дверь закрылась за ними и зажегся свет.

— Транстуб, — сказал Жаим, указывая на дверь напротив.

— Где это мы? — спросила она, поеживаясь от приятно щекочущего нервы страха.

— Недалеко от входа в анклав.

За его бесстрастными интонациями проглядывал юмор, и она заметила, что титулов он не употребляет.

Капсула проехала короткую дистанцию, и дверцы раскрылись в устланный ковром холл. Запах цветущего ночью юмари сказал ей, что они в анклаве, еще до того, как они прошли через арку в салон.

Жаим молча удалился, а Брендон с улыбкой вышел ей навстречу в парадном коричневом костюме, отделанном золотом, — значит он был где-то на приеме, но ушел? И привел кого-то с собой — в комнате были другие люди.

— Входите, Ваннис, — сказал он, целуя ей руки. — Лейтенанта Омилова вы помните.

Она кивнула, мельком взглянув на чопорного, большеухого молодого человека — он не представлял для нее интереса. Перевела взор на женщину рядом с ним и воскликнула удивленно:

— Фиэрин!

Уединение, как сразу подметила Ваннис, пошло Фиэрин лит-Кендриан на пользу. Она посвежела и выглядела моложе, чем когда-либо прежде.

— О, Ваннис! — выдохнула она между слезами и смехом, стискивая подругу в объятиях и целуя. — Я не успела даже поблагодарить вас за все, что вы сделали.

— Если намечается счастливый конец, это для меня лучшая награда, — сказала Ваннис, взглянув на Брендона.

— Намечается, — улыбнулся он. Голос его звучал как-то по-другому, и чувствовалось, что он едва сдерживает волнение. Ваннис ощутила новый прилив торжества. — Но сначала позвольте представить вас остальным заговорщикам.

Он обвел рукой комнату, и Ваннис повернулась. Очень высокий, худой человек стал и приветствовал ее сухим, сдержанным — поклоном поллои.

— Гностор Иксван, вокат брата Фиэрин.

За ним виднелись две женщины, такие разные, что Ваннис невольно уставилась на них — не на офицера средних лет, маленькую, коренастую, с растрепанными седеющими волосами, а на другую, высокую, с сильным овальным лицом и раскосыми, в густых ресницах черными глазами. Волосы, тоже черные, были гладко зачесаны назад, а когда женщина слегка повернула голову, Ваннис разглядела длинный блестящий хвост вдоль простого черного комбинезона.

Узнавание кольнуло Ваннис, а Брендон сказал:

— Коммандер Тетрис и капитан Вийя — обе они проделали героическую работу по сбору данных.

Офицер коротко кивнула, должарианка даже не шелохнулась.

— И Монтроз, товарищ Кендриана по команде. — Последний оказался огромным, безобразным мужчиной, который так хорошо играл на Брендоновском концерте целую вечность назад.

Брендон прошел к низкому столику, сосредоточив на себе всеобщее внимание. Взглянув на Ваннис, он легким кивком указал ей на Фиэрин, и она послушно, с трепещущим сердцем стала рядом.

— Я хочу сообщить вам следующее, — начал он, и Ваннис обняла дрожащие плечи Фиэрин. — Мы получили доказательства того, что в убийстве виновен Архон Торигана, а Джесимар лит-Кендриан был подставлен.

Фиэрин ахнула, но сдержала себя.

— Мы не знаем только, каков мотив преступления. Есть указания на то, что были и другие соучастники. Очень возможно, что убийство ваших родителей как-то связано с атакой Должара.

Фиэрин не издала больше не звука, но по ее щекам катились слезы. Брендон, сочувственно посмотрев на нее, продолжил:

— Кое-какие звенья связывают это дело с Гештар аль-Гессинав и Тау Шривашти, которые оба оказывали прямую помощь Должару.

Ваннис обняла девушку чуть крепче.

— Но их соучастие не доказано?

— Пока нет. — Брендон посмотрел на Тетрис и должарианку. — Наши программисты запустили в ДатаНет множество червяков под моим личным кодом, превозмогающим все остальные. Кто-то — мы подозреваем, что Гессинав, — уничтожает все копии определенных данных, отправленных на Арес. Если червяки найдут нетронутую копию и вытащат ее из ДатаНета, мы, возможно, получим все необходимые доказательства.

Брендон, улыбнувшись, взял графин с вином и стал наполнять бокалы на длинных ножках.

— Но считайте, что Локри уже спасен, Фиэрин. — Он поднял свой бокал. — За торжество правосудия.

Все разобрали свои бокалы, включая Фиэрин, которая двигалась нетвердо, но владела собой, — в таком состоянии Ваннис видела ее не раз. Ушастый лейтенант, краснея, как подросток, поспешил сам подать ей вино. Их голоса слились, но Ваннис не стала всматриваться в их губы, чтобы разгадать слова.

Пусть празднуют.

Великодушная к чужой радости, она предоставила их самим себе. Для нее свобода Кендриана была важна лишь постольку, поскольку она вписывалась в ее личные планы. Она вела себя правильно, и вот ее терпение вознаграждено. Брендон даже не пытается скрыть своего торжества — и она, как искусная ковровщица, сплетет их обоих золотой нитью общей победы.

Финиш близок — и трудность пройденного пути делает приз еще ценнее.

Все это мелькало у нее в голове, пока она пила свое вино и чувствовала его тепло внутри. Затем она подняла глаза, ища голубой взор Брендона.

Его не было рядом, и он не смотрел на нее. Ваннис встала и увидела его на другом конце комнаты. Он подавал бокал должарианке, которая так и не поднималась с места.

72
{"b":"25254","o":1}
ЛитРес представляет: бестселлеры месяца
Любовь рождается зимой
7 навыков высокоэффективных людей. Мощные инструменты развития личности
Сломленные ангелы
Пиковая дама и благородный король
Империя из песка
Любовница без прошлого
Нелюдь. Время перемен
Время как иллюзия, химеры и зомби, или О том, что ставит современную науку в тупик
Эгоист