ЛитМир - Электронная Библиотека

Монтроз засмеялся, и между ними началась добродушная перебранка, совсем как в былые времена. Ивард тоже ввязался.

Вийя сделала знак Жаиму, и они прошли в ее комнату. Вийя закрыла дверь и повернулась к нему лицом.

— Есть возражения?

— Ты Брендону сказала?

— Нет.

— И не скажешь?

— Нет.

— Почему?

— Потому что он сочтет своим долгом задержать нас.

Жаим стукнул кулаком по пульту, удивив и Вийю, и себя самого.

— Ну и дура ты после этого!

Она не проявила никакой реакции.

— Зря сердишься, Жаим. Дулу смотрят на эти отношения не так, как мы: постоянство не в их натуре. Когда партнер им надоедает, они подносят ему подарок и расстаются красиво, с легким сердцем. А я не могу перенести разлуки второй раз.

Она никогда еще не говорила так откровенно о своих чувствах. Гнев покинул Жаима, оставив за собой усталость и чувство легкой дурноты.

— Я думаю, ты ошибаешься, но мне нечем это доказать. Теперь о твоем плане — почем ты знаешь, что сумеешь достать недостающие детали?

— Элоатри хочет, чтобы мы улетели. Я в этом уверена, хотя мы с ней ни словом не перемолвились. С тех пор как я стала ночевать на корабле, не было еще ни одной инспекции — и неделю назад я, убедившись, что их больше не будет, вскрыла наружную печать и провела кое-какую предварительную работу.

Жаим, вздохнув, опустился на узкую койку.

— А если он все-таки вычислит что-то, пока мы будем готовиться? Он быстро соображает.

— Если понадобится, я попрошу кое-кого прикрыть нас.

— Кого это? — спросил Жаим, уже предчувствуя ответ.

— Ваннис Сефи-Картано. Она тоже хочет, чтобы нас тут не было.

— Еще бы, — сердито буркнул Жаим. — Она уж, поди, наврала о тебе с три короба... — Он потряс головой. Кто еще использует нас в своих интересах? Впрочем, это не имеет значения — во всяком случае, для Вийи, при условии, что она добьется своего. Но это как раз труднее всего понять. — Не понимаю, Вийя, зачем тебе это надо?

— Это лучшее, что я могу для него сделать. Такой прощальный подарок достоин короля. — В ее словах не было иронии. — Что до Ваннис, в ней нет зла. Она сейчас думает не о себе. Ей хочется занять место рядом с Панархом — ну и в добрый час. У нее получится — они понимают друг друга.

— Думаю, ты ошибаешься, — снова вздохнул Жаим. Она покачала головой.

За дверью замяукал Люцифер.

22

— Я просто больна от волнения, — сказала Фиэрин лит-Кендриан. — Извините, если...

— Не извиняйтесь, — проворчал Осри, глядя в пол капсулы транстуба. Он попробовал было поднять глаза и тут же побагровел, встретившись с ней взглядом. — Должно быть, это Шривашти привил вам такую привычку? — почти грубо добавил он.

Фиэрин прикусила губу, но теперь она уже знала, что Осри сердится не на нее.

— Он не выносит несдержанности. Испытывать дурноту от волнения — это признак плохих манер.

Осри фыркнул, и она, не ожидавшая такой реакции, рассмеялась. Он вскинул на нее глаза и неохотно, краем рта, усмехнулся.

Продолжить разговор им не удалось — они приехали.

В роскошном салоне Панарха собрались все те же лица. Фиэрин сразу увидела Ваннис, сдержанную и прекрасную в обманчиво простом темно-голубом платье. Оно было расшито маленькими кристалликами, и когда Ваннис направилась к Фиэрин, от нее заструились лучи звездного света.

— Мужайтесь, дитя мое, — сказала Ваннис, протянув ей руки.

Фиэрин поцеловала ее. От Ваннис веяло свежей мятой и еще какими-то травами.

— Я рада, что суд будет завтра и все это кончится, — прошептала девушка.

Они сели, и огромный безобразный человек по имени Монтроз, о котором Осри столько ей рассказывал, подал кофе и слоеные пирожные, как будто это был обычный званый вечер, а не стратегический совет в ночь перед судом.

Легкий разговор позволял гостям воздать должное закускам, происходящим из всех октантов Тысячи Солнц. Фиэрин понимала по заботливым словам и взглядам, что остальные стараются помочь ей избавиться от стресса. Ваннис шутливо болтала с Панархом, цитируя какие-то стишки о скверном обеде. Пожилая женщина, бывший коммандер Флота, только что вышедшая в отставку, улыбалась и кивала, время от времени тихо переговариваясь с Монтрозом. Она уже не казалась такой суровой, точно все ее беды остались позади заодно с военным званием. А высокая должарианка наблюдала за всеми, сохраняя полное спокойствие.

Они все верят, что Джес завтра будет свободен — иначе не вели бы себя так.

И Фиэрин вдруг осознала в наплыве эмоций, что завтра увидится с братом. Надо будет добиться отмены лишения прав, чтобы он возглавил дело — ведь законный наследник он. Если, конечно, дело еще существует.

— Ну что ж, обсудим наши планы, — сказал Панарх.

Все умолкли. Ваннис села рядом с Фиэрин, обняв ее за плечи. Фиэрин, поймав себя на том, что вся дрожит, приникла к одетому шелком плечу Ваннис.

— Думаю, первое слово должно принадлежать генц Тетрис.

Женщина, обращаясь к Фиэрин, сказала:

— Не люблю сообщать плохие новости, но мы раскрыли, кто хотел смерти ваших родителей и почему.

Тетрис умолкла, и Фиэрин сказала:

— Прошу вас, продолжайте. Родителей уже не вернешь, но сознание того, что брат скоро будет оправдан, облегчает мое горе. Что вы обнаружили?

— Мы с Вийей двигались разными путями, пока Его Величество не объединил нас. Возможность поделиться своими открытиями ускорила наш прогресс. Капитан Вийя — одна из лучших программистов, с которыми я когда-либо имела честь работать: ее способности в семиотике намного превышают мои.

Вийя молча кивнула.

— Мы выяснили, что кто-то систематически уничтожает все копии огромного пакета данных, поступающие на Арес из ДатаНета. Другие нити нашего следствия тоже вели к нему. Капитан Вийя полагала, что это работа Гештар аль-Гессинав. Когда мы окончательно удостоверились в этом, всего несколько дней назад, дело у нас пошло быстрее. — Тетрис выпила глоток чего-то крепкого и устало моргнула. — Мы доказали, что Архон Торигана действительно распорядился убить Кендрианов вместе со всеми студентами, участвовавшими в их последней экспедиции. Он спланировал все это, нанял убийц, а затем и от них избавился. И все это он сделал по приказу аль-Гессинав.

Фиэрин нахмурилась, недоумевая.

— Но зачем ей нужно было убивать моих родителей? И студентов тоже...

Брендон грозно нахмурился, и Фиэрин невольно вспомнились видеофильмы, посвященные его деду, чьей суровости и гнева очень боялись при дворе.

— Зачем? Ради собственной выгоды. Это первое преступление повлекло за собой гибель миллиардов людей. Она продала координаты Пожирателя Солнц Должару.

Фиэрин ахнула — шок поглотил остатки ее дулусской сдержанности. Масштаб измены аль-Гессинав был слишком велик, чтобы охватить его разумом. Фиэрин видела, что не все здесь об этом знали, — это известие поразило их не меньше, чем ее. Осознав, что из этого следует, она похолодела. Враг не где-то там, за много миллионов световых лет, — он здесь, среди нас.

Панарх жестом пригласил Тетрис продолжать.

— Кендрианы и их студенты наткнулись на Пожиратель Солнц совершенно случайно, во время обзорной экспедиции. Данные о нем они ввели в первый же Узел на обратном пути, закодировав обычным порядком. К несчастью, это было в Красном Северном октанте, где Инфонетический Комб подчинялся Гештар. Она проведала о Пожирателе Солнц и велела убить всех свидетелей, чтобы скрыть свою сделку с Эсабианом. Она знала, что он заплатит, сколько бы она ни запросила, лишь бы осуществить свою месть.

Фиэрин взглянула на должарианку. Ее овальное лицо казалось высеченным из камня, черные глаза смотрели не мигая.

— Семья Шривашти, — продолжила Тетрис, — давно уже пыталась восстановить первенство, которым пользовалась прежде в Тысяче Солнц. И Тау это почти удалось, но он хотел большего. Гештар использовала его, скрыв, по всей видимости, существование Пожирателя Солнц и сообщив ему только об атаке, которая, как надеялся Тау, уничтожит Дом Феникса и откроет ему путь к Изумрудному Трону. Он оказывал непосредственную помощь в подготовке убийств Галена и Семиона. Гештар хорошо послужила своему богу. — В голосе Тетрис чувствовалось едва сдерживаемое негодование. — Еще никому из ульшенов в истории не удавалось создать такой хаос.

78
{"b":"25254","o":1}