ЛитМир - Электронная Библиотека

В четырех метрах от него подобралась, зорко прищурив глаза, Вийя. Ивард старался, как мог, но в основном его выручали келли, обступившие его с трех сторон. «Телос, как изменился этот парень!» — подумал Локри. Люди, коснувшиеся келлийских лент, с хрипом падали наземь.

Монтрозу помогала его недюжинная сила, и даже Люцифер вовсю орудовал острыми как бритва когтями.

Но тут из бокового туннеля вывалилась новая толпа, вопящая:

— Бей Кендриана! Бей Кендриана!

Вийя выбросила руку, дав сигнал отходить. В верещании эйя пробился высокий, рвущий уши звук, и люди в толпе завопили от ужаса.

Бунтовщики, давя друг друга, хлынули назад, и на земле осталось несколько трупов с окровавленными лицами. Вийя на глазах у пораженной ужасом толпы показала на женщину во главе новой банды. Та зажала руками лицо и завопила, как безумная. Кровь хлынула у нее из глаз, и она упала в корчах.

Вийя нацелила палец на остальных, и они колыхнулись назад, как водоросли в прибое. Крик сменился ошеломленным шепотом, Вийя звонко произнесла:

— Все, кого я убила, были наемниками Гештар аль-Гессинав. Их работой было науськивать вас.

— Аль-Гессинав, аль-Гессинав! — гневно зароптали люди. Внезапный порыв ветра заставил всех поднять головы.

Локри увидел нуллерский пузырь со сморщенным стариком внутри.

— Шривашти и аль-Гессинав на оси вращения — они пытаются уйти, — сказал он через усилитель.

Толпа, взревев, как один человек, бросилась к лифтам.

— Пошли, — хрипло сказала Вийя.

— Вы как хотите, а я остаюсь, — яростно, сквозь стиснутые зубы заявил Монтроз. — Я не дам Шривашти уйти безнаказанным снова. Я поклялся в этом на могиле жены.

Вийя прикрыла рукой глаза и застыла.

Локри двинулся к ней, но Жаим сгреб его за руку.

— Чего ты? — опешил Локри.

— Брендон, — одними губами выговорил Жаим, постучав себя по голове.

Локри испытал смешанные чувства. Не так давно они с Вийей вели молчаливую дуэль за Аркада — что же случилось потом? Никто не говорил ему об этом — даже Марим.

Вийя посмотрела на них, скривившись, словно от боли.

— Ось вращения нам по дороге, — сказала она и больше ничего не добавила.

— Только лифты такую кодлу и до будущего года не перевезут, — вмешалась Марим, взволнованно раскрыв здоровый глаз. — Я знаю, где служебная шахта, и код у меня есть.

* * *

Гештар тащилась за Тау и Фелтоном. Ее бесило все — и легкость, с которой они передвигались в невесомости, и неловкая, шаркающая походка, к которой эта невесомость ее вынуждала и которую она никак не могла освоить.

— Там есть гравикарниз, — сказал Тау, указывая себе под ноги. — И лифт должен быть.

Они спустились на карниз, но тут из-за угла, хватаясь за тросы и перила, выскочило с полдюжины человек.

— Вот они! — закричала какая-то женщина. — Мы нашли их!

Шривашти включил гравитацию, и Гештар снова замутило, но вес вместе с координацией вернулся к ней, и сразу стало легче. Толпа, теснясь, хлынула на карниз.

Тау принял боевую стойку и сказал спокойно:

— Кто меня тронет — умрет.

Фелтон отступил назад, выжидая.

Двое мужчин пренебрегли угрозой и атаковали. Тау оскалил зубы, и оба отлетели назад. У одного была сломана шея, другой истекал кровью, которая вибрирующими каплями улетала прочь, — Тау вышвырнул его за пределы зоны гравитации.

Гештар тряхнула босуэлл.

(Аррет! Немедленно пришлите кого-нибудь сюда!)

(Пробирайтесь к лифту), — был ответ. — (Встретимся в 315-м секторе. Здесь спокойно).

(Само собой, там спокойно!) — взъярилась Гештар. — (315-й — территория Дулу. Помощь мне нужна немедленно!)

(Это невозможно — Флот берет под контроль все лифты и капсулы. Если сможете уйти, приходите сюда. Мы о вас позаботимся).

Фелтон смотрел на Гештар. Она показала ему знаками: «Нужен лифт».

Он, склонив голову, окинул взглядом место действия. Их противники уже сообразили, что Тау — мастер уланшу, а кровь, обагрившая его элегантный костюм и руки, доказывала, что он не шутит.

Народу прибавилось, и прилетел нуллер в своем пузыре, повиснув прямо над перилами. Гештар подумала, что от внутренней поверхности онейла их отделяют четыре с половиной километра и что онейл вращается со скоростью более семисот километров в час относительно оси, и ее передернуло.

— Мы хотим уйти с миром, — сказал Тау. — Всякий, кто окажет нам помощь, будет вознагражден. В моей власти как награждать людей, так и карать их. Что вы предпочитаете?

Его хрипловатый голос звучал убедительно, и люди — в большинстве своем поллои — стали переглядываться, как будто ища вожака.

Гештар кисло улыбнулась, жалея, что у нее нет бластера, хотя это и противоречило бы ульшенским правилам. Сжечь бы их всех до единого. Впрочем, она не вмешивалась — ее вполне устраивало, что Тау занял передовой рубеж.

Он начал пятиться к лифту, шаг за шагом. Фелтон тем временем манипулировал с пультом. Загорелся оранжевый свет, и у Гештар, несмотря на всю ее выдержку, упало сердце — неужели лифт закодирован? Но Фелтон, не смущаясь, продолжал свое, и свет сменился зеленым.

Дверцы открылись, и сердито ропщущая толпа вдруг затаила дыхание.

Из лифта вышел здоровенный, безобразный детина, за ним двое помоложе и высокая черноволосая женщина. Сзади теснился еще какой-то сброд, включая келли и громадного кота, но Гештар смотрела только на женщину и одного из мужчин — они показались ей знакомыми.

— Тау Шривашти, ты нарушил клятву, — сказал здоровенный урод. — Пришло время ответить за свое предательство.

Тау нанес удар.

Урода спасла только быстрота, с которой отреагировал один из его спутников. Гештар с запозданием узнала в нем телохранителя Панарха. Он отшвырнул пожилого назад, и смертельный удар Тау не достиг цели.

Затем рифтер повернулся и стал подбираться к Фелтону вместе с одним из келли. Гештар заметила у телохранителя на лбу келлийскую ленту. Фелтон дохнул на него смертельной струей нуматаната, но это не возымело действия.

А женщина молча вышла вперед и стала лицом к Тау.

— Должарианка, не так ли? — проворчал он. — Всегда хотел позабавиться с одной из вас.

Женщина сделала финт, отвела удар, два раза ударила сама — и Гештар услышала хруст костей. Тау упал на карниз со сломанной рукой, ловя воздух поврежденным горлом.

— Фелтон! — просипел он.

Но Фелтон выставил ладони вперед. Пока Тау смотрел, пораженный изменой своего телохранителя, тот ступил в лифт, и дверцы за ним закрылись, Гештар залилась смехом, желая, чтобы Тау взглянул на нее, но он, оскалясь, смотрел на должарианку.

Та пренебрежительно махнула рукой.

— Он твой, Монтроз.

Безобразный рифтер вышел вперед, разминая пальцы. Пока Гештар пробиралась вдоль стены за спинами остальных, он сказал с ненавистью:

— Ты загубил или извратил все хорошее, что было на Тимбервелле, и я давно уже поклялся убить тебя, если смогу.

Тау скалился, глядя на него:

— Нечего сказать, много надо мужества, чтобы натравить на меня вашу должарскую зверюгу. — Его голос стал почти неузнаваем. — Ну давай, бей, кретин...

Монтроз покачал головой с жуткой улыбкой на лице. Гештар протянула руку к контрольной панели, стараясь нажимать те же клавиши, что и Фелтон.

— Я не могу бить лежачего. — Монтроз шагнул вперед и поднял Шривашти так, что тот из-за сломанной руки не мог ему помешать. — Но сбросить его вниз я могу. — С этими словами он перекинул Тау через перила.

Толпа издала одобрительный рев. Тау, изгибаясь, пытался остановить медленное движение, относившее его от перил. Он будет падать долго, но вращательная сила тяжести, возрастающая с каждым метром его падения, в конце концов возьмет свое.

— Здесь скоро будут флотские, — сказал один из рифтеров другим.

— Уходим, — скомандовала женщина.

Гештар с улыбкой закрыла за собой дверцы, и лифт плавно пошел вниз.

85
{"b":"25254","o":1}