ЛитМир - Электронная Библиотека

Но это не предполагает космических боев здесь, за пределами радиуса. Он не намерен лезть в драку с Флотом по приказу Должара. Хватит, насмотрелся при Артелионе. «Коготь Дьявола» к тому времени давно свалит отсюда.

А на окраинах никакой логос не понадобится.

Изгнание логоса — это длительный процесс. Он начнет его в следующую вахту.

Андерик уснул, и впервые за много ночей сны не беспокоили его.

* * *

Волны информации вливались в логос через множество подчиненных ему узлов, и зубчатые линии диаграмм моделировали его решения. Один узел докладывал, что цикл глобального фокуса ускоряется, другие сообщали о стабильной работе корабельных систем. Затем что-то стало мешать доступу логоса к паутине сенсоров, размещенной по всему кораблю.

Блок, нацеленный на Андерика и накопивший огромный потенциал, выдал целый поток зрительной информации из петли в спальном пространстве капитана-бионта. Действия бионта не соответствовали норме, но логос не мог определить, чем они отличаются от нормальных.

Логос обратился к эйдолону, расфокусированному в снах на тему продолжения рода. Но его образное сознание функционировало, и логос, пользуясь элементами-символами, ввел образ Андерика в информпространство эйдолона.

...Он снова заблудился в коридорах, на этот раз темных. Огонек, светящийся впереди, привел Руонна в комнату, обставленную в панархистском стиле. Там сидел человек, и Руонн задрожал от ужаса, излучаемого книгой у него в руках. Мрак этого ужаса заполнил зрение Руонна, но заглавие книги пылало во тьме — столь гнусное, что Руонн отшатнулся. Он закричал, а человек поднял глаза, и плоть сползла с его лица, обнажив оскаленный череп. Руонн бросился обратно в коридор, и дверь за ним захлопнулась.

Логос, получивший отпор, но осознавший чинимый ему вред, начал копировать подчиненные ему узлы путем спешного деления своих информационных клеток. Этот процесс вобрал в себя компьютерные мощности, посвященные производственным нуждам, но смог лишь замедлить герметизацию эйдолона. Логос привлек дополнительные ресурсы, и гомеостаз корабля начал отклоняться от оптимальных для бионтов условий.

* * *

— Кира, с моей каютой что-то неладно, — дрожащим голоском сообщила Лури по коммуникатору. — Может, придешь наладишь?

Лури не было скучно — она боялась. Кира отложила книгу, на обложке которой расцвел при этом приятный абстрактный узор. Может, тианьги снова разладилось и Лури опасается, что непривычные запахи плохо отразятся на ее коже.

«Если это снова Андерик, я напущу на него фага», — подумала Кира. Новый капитан был хуже Таллиса во всех отношениях — надутый и вечно в дурном настроении. И Таллис, при всех его прелестях, никогда не пытался завоевать расположение команды, шпыняя своих офицеров. Андерик же вел себя именно так, и на корабле назревали конфликты.

Но по дороге к Кире она сообразила, что дело обстоит намного хуже. Свет в коридоре был грязно-бурым, точно воздух на Мембане с ее недавно индустриализированными городами-государствами. И пахло как-то странно.

Лури прижалась к Кире, как только та вошла, но это не помешало Кире разобраться, что дело в тианьги. Надо срочно войти в корабельную систему.

— Не-ет, — простонала Лури. — Не уходи. Сделай это здесь. — Она смахнула груду шанта-шелка со своего пульта. — Вот.

— Сейчас проверю, милая. Может, тут понадобится приложить руки по-настоящему.

Лури погладила затылок Киры, когда та села за пульт.

— Мы можем и здесь приложить руки — ты уже не раз это делала.

Кира не стала говорить Лури, что пользоваться этим пультом — все равно что читать книгу через соломинку. Ее подружка ничего в этом не понимает и не поймет.

Кира перенастроила тианьги в каюте, поставив его на режим «конца зимы», но поняла при этом, что с корабельными системами что-то очень неладно. Волны напряжения ходили взад-вперед, неся массу информации и энергии, влияющей на жизнеобеспечение корабля. Разлад увеличивался, и не было времени добежать до собственного пульта.

Кира достала из сумки ампулу мозгососа и, вскрикнув от боли, нырнула в систему.

Эхо ее крика затерялось в реве моря, где зубчатые волны информации ходили между двумя полосами власти, намного превышавшими все прочие структуры. Кира сразу поняла, что эти полюса — Андерик и логос. Капитан наконец решился отключить искусственный разум.

Но эта борьба разрушала корабль. Похоже было, что жизнеобеспечение рухнет первым. Виртуальное тело Киры разбухало, наливаясь злостью на Таллиса, имевшего глупость установить эту дрянь, и на Андерика, не убравшего ее, пока еще было можно. Теперь уже поздно: все информационное пространство прошито и пронизано логосом, его метастазами, искоренить которые — значит уничтожить корабль. Остается положиться на то, что логос еще подчиняется Таллису — узлы, отвечающие за трюм, показывали непропорционально большой интерес к бывшему капитану.

Омываемая волной собственной желчи, Кира переместила знаки и всем своим весом обрушилась на информационную паутину Андерика, давя запущенные им в систему фаги. На покрытой трещинами равнине, простиравшейся теперь перед ней, сформировалось яйцо фигуры барканского троглодита с громадным членом. Кира позволила этому совершиться, понимая отчасти, что происходит. Пользуясь хаосом, царящим в корабельных системах, и зная, что Андерику сейчас не до нее, она перекодировала оружейные склады и наконец, измученная, выпала из системы.

Остальное придется довершать в реальном мире.

* * *

Таллис стоял на своей койке и вопил в сторону бездействующего пульта, а зловонная масса, валившая из гальюна, подступала к нему все ближе.

— Лучше убей меня, шиидрино семя! — Почему Андерик попросту не пристрелит его и не покончит с этим? Что-то желтое, сырообразное выплеснулось наверх, окатив его новой вонью, комом забившей горло.

Пульт включился, показав изможденное лицо Киры Леннарт.

— Андерик сражается с логосом. Оружейный склад Е-5 перекодирован на тебя. Дуй туда.

— Да у меня тут всюду дерьмо, — заныл он.

— Оно же и в башке у тебя, придурок. Кто, собственно, навязал нам этот логос? Скоро тебя с головой накроет, если не пошевелишься. Я сейчас созову остальных офицеров.

Изображение исчезло. Таллис, кляня свою судьбу, осторожно слез с койки. Только на полпути к люку он вспомнил, что штаны у него заправлены в сапоги. Он брел к складу Е-5, преследуемый валом нечистот, придерживая рукой свой футляр целомудрия и передвигаясь по-крабьи, чтобы было не так больно. По дороге его вырвало — до того мерзко было то, что хлюпало у него в сапогах.

Склад открылся от прикосновения его ладони. Никто по доброй воле не спускался так низко, к сточному трюму, поэтому Таллису скорее всего ничего не грозило. Подумав немного, он отсоединил ремни от двух больших двуручных бластеров и застегнул один вокруг пояса, а другим подвязал шар, приделанный к его члену. Вид, конечно, получился еще тот. Таллис поставил нейробластер на режим чуть ниже смертельного, плазменный бластер на широкую струю, взял их в руки и вышел.

Завернув за угол, он увидел пятерых матросов, стоящих с бластерами у люка. Они выпучили на него глаза, не потрудившись поднять оружие, и один из них хихикнул. Таллис выстрелил в него из нейробластера, и во внезапной тишине раздался громкий хруст костей. Раненый замер, скованный столбняком.

— Кому тут еще смешно? — рявкнул Таллис, наслаждаясь их испуганным молчанием. — Леннарт передала компьютер мне. Я беру свой корабль обратно. Если пойдете со мной, я забуду прошлое. Если нет... — Он вскинул оба бластера.

— А как же... ну, это самое? — промямлила Уна.

Эта глупая скотина Андерик был чересчур беспечен, но, возможно, оно и к лучшему.

— Я же сказал, что теперь опять управляю компьютером, а значит, и логосом тоже. Барканцы запрограммировали его на меня.

Их позы и выражение лиц доказали весомость его аргументов. Тот, кто управляет логосом, управляет и кораблем.

92
{"b":"25254","o":1}