ЛитМир - Электронная Библиотека

28

«ТЕЛВАРНА»

Когда Локри явился в кают-компанию на стратегическое совещание, Седри Тетрис, новый орудийный техник, уже сидела за пультом.

Локри, в общем, нравилась эта простая, спокойная женщина — при всем ее немногословии. Она, как и Локри, проспала почти всю первую неделю, проведенную ими в скачке. На приказы она отвечала кивком и слушала болтовню остальной команды, не меняя выражения лица. Единственный, с кем она, по-видимому, чувствовала себя свободно, был Монтроз.

Она не отреагировала даже на эйя, когда они однажды вышли из своей каюты, и не возражала, когда Люцифер забирался к ней в койку. Локри кольнуло что-то, когда он понял, кого она ему напоминает: Грейвинг, сестру Иварда, погибшую при налете на Мандалу. Они совсем не похожи, но Грейвинг тоже была спокойная — и тоже наблюдала.

Он знал, что Седри — программистка высшего класса. Во время их долгого скачка он нашел случай остаться с ней наедине и поблагодарил ее за проделанную работу — тяжелую и длительную, по всей вероятности.

Она улыбнулась ему своими добрыми серо-голубыми глазами — у нее только и было красивого, что глаза, — и сказала: «Нужно же было выяснить правду».

— Как у тебя дела с паразитами, которых заказала Вийя? — спросил, он теперь, наливая себе чашку кофе. Тихая Седри за пультом становилась совсем другой.

— Я наладила целую экологическую систему. — Ее глаза горели энтузиазмом, хотя речь оставалась все такой же размеренной. — Компьютер на «Телварне» будь здоров — мощность у него как на современном эсминце, хотя он и не настолько хорошо совмещается с кораблем. — Она провела рукой по клавишам, и Локри вспомнился Монтроз, играющий на своем синтезаторе: то же задумчивое, ласкающее, почти собственническое движение. — И у меня здесь есть все, что имелось в технических банках Ареса.

Она улыбалась, но на лицо ее набежала тень. Локри понимал, как ей трудно было совмещать информационное воровство со своим офицерским званием, и догадывался, что за всем этим стояла Элоатри.

Вот что получается, когда связываешься с Магистериумом. Локри вспомнил Дезриен и игорный притон, который будто бы обнаружил под Нью-Гластонбери и где фишками служили человеческие души. Хорошо еще, что Верховная Фанесса не занялась его делом об убийстве, — в ее валюте он рассчитываться не умел.

Седри снова отвернулась к пульту, отхлебнув горячего алигрианского чая.

— Если мои предположения насчет топологии их компьютера верны хотя бы приблизительно, — сказала она, перебирая клавиши, — со временем я овладею их системой.

— Тебе ведь надо еще проникнуть в нее.

Она оглянулась на него через плечо с уже ничем не омраченной улыбкой.

— Кто ищет, тот находит.

Она вернулась к своей работе, и быстрые, грациозные движения ее пальцев снова напомнили Локри о музыке.

Он понаблюдал за ней немного. Пока он не увидел ее за пультом, ваяющую информационное пространство с пылом истинного художника, у него никак не укладывались в голове смех и музыкальные дуэты, слышанные им пару раз из каюты Монтроза.

Кто-то толкнул его в плечо, прервав размышления: Марим. Поглядев на поток информации, струящийся по экрану Седри, она скорчила гримасу.

— Чего подглядываешь? Ты в этой хреноте понимаешь не больше моего.

— А мне и не надо. На то у нас есть Седри с Вийей. Ты что-то притихла — никогда тебя такой не видал. Тебя что-то беспокоит?

— А то нет! По мне теперь самое время повернуть к Окраинам. — Она плюхнулась на сиденье и нервно забарабанила пальцами по столу.

* * *

Локри сел с ней рядом и хотел что-то сказать, но ему помешали ввалившиеся гурьбой остальные. Марим сморщила нос от запаха горелых специй и пластика, издаваемого келли. Говорят, они такие мастаки управлять запахами — почему же тогда они не пахнут как цветы или что-то в этом роде?

Ивард сел вместе с келли у стола, который они приспособили для себя. Марим до сих пор не могла надивиться перемене в нем. Загар, никаких веснушек, мускулы на теле так и играют — прямо картинка. Даже эти его рыжие космы стали как будто более темного и красивого оттенка.

Он хрюкнул что-то своим келли, а они проблеяли мелодичный привет подошедшим Монтрозу и Жаиму. Монтроз сразу направился к Седри, а она выключила пульт и села за один стол с ним.

Вийя вошла последней, и Марим испытала облегчение, увидев, что маленьких мозговыжималок с ней нет.

— У вас у всех было время ознакомиться с информацией о Пожирателе Солнц, которую загрузила к нам Седри, — с ходу начала капитан. — Но почти все это — только предположения. Бесспорных фактов у нас только три. Во-первых, система Пожирателя окружена энергетическим полем, совпадающим с ее скачковым радиусом. Ни один корабль, превышающий сто метров в любом измерении, войти в это поле не может.

Это Вийя не иначе как узнала от Омилова — не лично, а через компьютер здесь, на корабле. Хотела бы Марим знать, что он имеет от того, что им помогает?

— Во-вторых, скачковый радиус системы насчитывает два световых часа. И в-третьих, сам Пожиратель Солнц описывает орбиту вокруг бинария черной дыры, в семнадцати световых минутах от него.

Это всякий может вычислить. Все это было в резюме, подготовленном Седри.

— Значит, Флоту до него не добраться? — сказала Марим. — Мы это знаем — ну и что?

— Не добраться на большом корабле, — сказала Седри. — Но производственные автоматы любого крейсера могут изготовить дальнобойные катера практически за одну ночь.

— Зачем путать в это дело чистюль? — возразила Марим. — Ну, доберутся катера до станции — а дальше? Мы ж не знаем, из чего эта хренятина сделана. — Марим взглянула на капитана с недобрым предчувствием. Вийя уж точно о чем-то умалчивает. — Вы рассчитываете на это ваше Единство — так или нет?

— Так, Марим, так, — ядовито вставил Локри. — А чистюли спят и видят, как бы это подарить нам оружие, изничтожившее полгалактики.

— Мы только с помощью Панархистов и сможем выжить, когда станция окажется в наших руках, — спокойно сказала Вийя. — В противном случае они будут обстреливать станцию астероидами, пока не уничтожат ее.

— При захвате станции их помощь тоже понадобится, — сказал Жаим, глядя на Вийю. Марим не могла расшифровать выражения их лиц.

— Что за дурь такая! — вскричала она, не веря своим ушам. — Почем им знать, когда надо высадить десант? В этой паскудной системе до хрена радиации от сращенного диска — как вы собираетесь передать им сигнал?

Черные, холодные как лед глаза Вийи смотрели прямо.

— У Панархистов есть гиперрация. Мы используем станционную, чтобы предупредить их, когда время придет.

Марим, переводя дыхание, посмотрела вокруг. Никто как будто не удивился. Она ощутила гнев и попыталась подавить его, зная, что Вийя читает ее, как книгу.

— Я, по всему видать, узнала об этом последней? — Она перешла в контратаку наперекор немигающему взгляду капитана.

— А тебе и не нужно было знать. Зачем тебе нести эту ношу и взвешивать каждое слово, когда ты бываешь в кают-компании?

На это нечего было ответить, зато Марим могла дать волю своему гневу, который Вийя теперь скорее всего примет за досаду. Она произнесла несколько изысканных фраз относительно привычек и происхождения чистюль, заставивших Монтроза вздохнуть, а Иварда с Локри ухмыльнуться.

Затем они перешли к другим вопросам: сколько понадобится чистюлям, чтобы дойти, когда они соберутся, как обеспечить безопасность келли, как вести себя с другими рифтерами на станции, возможно ли будет найти там союзников и так далее.

Но Марим почти не слушала, чувствуя, как гнев, остывая, сгущается в плотный комок. «Они мне не доверяют, — думала она. — Все — даже Локри. Я ничего от них не таила с тех самых пор, как вступила в их банду на Дисе, а они мне не доверяют. И думают, что я после этого буду доверять им?»

* * *

— Выходим, — сказал Ивард.

97
{"b":"25254","o":1}
ЛитРес представляет: бестселлеры месяца
Нелюдь
Идеальная незнакомка
Король на горе
Мотив убийцы. О преступниках и жертвах
Только не разбивай сердце
Хроника Убийцы Короля. День второй. Страхи мудреца. Том 2
Миры Артёма Каменистого. S-T-I-K-S. Чёрный рейдер
Как говорить, чтобы дети слушали, и как слушать, чтобы дети говорили
Конец Смуты