ЛитМир - Электронная Библиотека
ЛитМир: бестселлеры месяца
Большой роман о математике. История мира через призму математики
Разоблачение
Русские булки. Великая сила еды
Он мой, слышишь?
#черные_дельфины
Алекс Верус. Бегство
World Of Warcraft. Traveler: Путешественник
Во имя любви
Как химичит наш организм: принципы правильного питания

— Иными словами, Барродах не дал им возможности подслушать.

Марим с Ивардом ухмыльнулись. Седри поняла, что «Телварна» в прошлом уже имела дело с «Когтем Дьявола», и взяла себе на заметку спросить об этом после.

Экран мигнул и показал узкое лицо с темными унылыми глазами на безликом сером фоне.

Человек на экране и капитан начали свой торг, а Седри провела рукой над клавишами. Странное это чувство — сидеть за пультом, с которого не так давно Панарх вел огонь по флагману Эсабиана. Кодом для активации тенноглифов служила фраза «Альт Л'Ранджа гехайдин!», нечто вроде девиза и одновременно шутка, которую Панарх разделял с бывшим капитаном.

Вийя сказала, что код можно заменить другим, но Седри решила не делать этого. Лучше к ним адаптироваться, чем навязывать им собственное прошлое. Седри ничего так не желала, как забыть это прошлое и начать жизнь сызнова. И она с большим удовольствием открыла, что у рифтеров это нормальное явление: многие приходят сюда, оставив позади целую жизнь. Здесь никто не задавал ей вопросов.

Узколицего на экране опять сменил Таллис, а Седри вернулась к настоящему.

— Ну что, договорились? — спросил он.

— Да, — ответила Вийя.

Таллис кивнул, играя пальцами на ручке кресла.

— Добро пожаловать в нашу флотилию. Перед последним этапом я приглашаю тебя к себе на борт — посовещаться. Мы многим можем поделиться с пользой для себя, и я постараюсь принять тебя достойно.

Вийя, слегка поколебавшись, кивнула.

— Согласна.

— Я пришлю за тобой челнок.

Вийя поблагодарила и отключилась.

— Барродаху я нужна, так что ведем себя тихо. Авось я тем временем сумею разузнать кое-что полезное.

— Я тоже хочу с тобой, — сказала Марии. — Уж я-то разузнаю все, что надо.

— Нет. Только Жаим. Я хочу выглядеть там как можно внушительнее. Будь уверена — Таллис тоже будет зондировать меня почем зря, чтобы нащупать мое слабое место.

* * *

Таллис оглядел столовую, нахмурился и велел юнге еще раз протереть переборки. Корабль все еще казался ему грязным с тех пор, как Андерик чуть не угробил свою команду, вступив в борьбу с логосом.

Капитан слегка потянул носом — ему до сих пор чудился запашок того, что едва его не затопило. Он надеялся, что это только его воображение. Не хватало еще, чтобы должарианка, явившись на борт, унюхала тут дерьмо.

Эх, надо было сказать ей, чтобы не брала с собой своих паскудных мозговыжигалок. Может, включить пси-заградник в придачу к транквилизаторам, которые он принял, надеясь притупить свои эмоции? Нет, это было бы проявлением слабости. Придется ограничиться пилюлями.

С Вийей он встречался пару раз на Рифтхавене. Тогда она была еще первым помощником и молча стояла рядом с их желтоволосым чистюлей-капитаном, пока тот вел переговоры с Кару. Есть у нее какое-нибудь эстетическое чувство или она такая же бестия, как те скоты-тарканцы на Артелионе?

Поколебавшись, он решил встретить челнок. Престижа ему это не убавит. Как-никак, это он ее пригласил — и это может облегчить переход к настоящему разговору.

Он встал у входа в шлюз вместе с Кирой. Как первый помощник Леннарт была вполне надежна — но, к несчастью, они с ней соперничали из-за Лури. Таллис поморщился: хоть бы Лури не вздумала вылезти и не испортила все своим флиртом.

Челнок причалил в отсеке и спустил трап. По нему сошли две высокие фигуры — одна в черном, другая в сером. Таллис испытал великое облегчение, увидев, что инопланетян с ними нет. Но он уже забыл, какая Вийя высокая, — она смотрела на него чуть-чуть сверху вниз, и ему приходилось задирать подбородок, чтобы встретиться с ее косыми черными зенками.

По-настоящему черными. Он вспомнил о ее темпатии и поспешно отвел взгляд, приветствовав ее изысканным дулуским жестом. Он долго репетировал у себя в каюте и считал, что это коленце отражает как утонченный вкус, так и властность.

— Добро пожаловать на борт, капитан. Я взял на себя смелость приготовить угощение. Мой кок закончил апанаушскую школу на Рифтхавене... — Тут Таллис вспомнил, что кок «Телварны» — голголский повар, и прикусил язык. — Прошу сюда, — торопливо произнес он и сердито покосился на Леннарт, ухмылявшуюся в открытую. Она, конечно, тоже об этом знает, чтоб ей пусто было.

Он повел гостей по кораблю, сознавая, что уж тут-то ему есть чем гордиться перед их тесной маленькой «колумбиадой». Первое, что он сделал, когда получил корабль обратно, — это выгнал всех на приборку. Не только для того, чтобы навести чистоту, которой требовали его утонченные чувства, но и чтобы подчеркнуть, что командует здесь он.

Это напоминало ему о логосе, все еще гнездящемся в компьютерной системе. Сейчас все как будто под контролем; справочник Таллис так и не нашел, поэтому не смог провести диагностику. Но он найдет способ убрать логос, даже если для этого придется зайти на Барку и уплатить двойную цену.

Дойдя до столовой, он отпустил Леннарт, использовав заранее подготовленные слова и жесты. Она окинула его холодным взглядом и ушла, явно обиженная.

Должарианка этого как будто и не заметила — по крайней мере ее гладкое лицо ничего не выражало. Она села, куда он указал, и не отказалась от вина. Высокий, длиннолицый детина в сером встал у нее за стулом — в нем чувствовалась сила, но угрозы не просматривалось.

Поза женщины говорила о том же. Таллис подумал, что престиж, пожалуй, требовал бы иметь при себе собственного телохранителя. Прихлебывая вино, он перебирал в уме свою команду и сомневался, что в ней найдется кто-нибудь с этакой выправкой. Уланшу четвертой степени, не иначе. Почему он сам прекратил заниматься этим — или не нашел себе кого-нибудь, кто не прекратил?

Стюард подал обед, и некоторое время они говорили о Рифтхавене. Вийю как будто заинтересовала эта тема, и Таллис рассказал ей, что там происходит теперь — словно выходил в город вместе с другими, а не сидел запертый в трюме. Она об этом знать не может, твердил он себе. При этом он — весьма деликатно — старался подчеркнуть, что сама Вийя отстала от жизни. Поскольку побывала в плену.

Впрочем, она и не думала возражать — Таллиса это даже несколько смутило.

— Чистюли предоставили нам доступ к нескольким каналам новостей, но там в основном шла фильтрованная муть про рифтерские зверства и победы Флота, — сказала она.

— Не так уж их и много было, побед-то, — ухмыльнулся Таллис.

Она вздернула плечом:

— Они, конечно, понесли потери, но и Эсабиану нанесли урон будь здоров. Если не врут.

Таллис слышал то же самое по каналам Братства.

— Да нет, правда. Значит, ты думаешь, они предпримут все-таки эту свою атаку?

— Свои стратегические планы они со мной не обсуждали, но это само собой разумеется, разве нет?

Съела она очень мало, и Таллис велел подавать десерт.

— Видела ты у них что-нибудь, что дало бы нам тактическое преимущество?

Она то ли потрясла головой, то ли кивнула. Он уже замечал это движение у тарканцев.

— Они очень старались ничего такого нам не показывать. Но при вылете оттуда я видела много покореженных кораблей.

Таллис поднял свой бокал:

— У нас еще остались гиперснаряды.

— А как поживает Братство? — в свою очередь спросила она.

Он вздохнул:

— Эсабиан стягивает всех сюда в ожидании атаки. Люди уже заработали себе целые состояния, а тратить их негде. Хорошо еще, что мы не сидим на этом паскудном Пожирателе Солнц.

— Что, так там плохо?

— Сама увидишь, — сказал он, стараясь не проявлять злорадства.

Если внутри там хоть наполовину так погано, как выглядит снаружи, то сущий ад. Но ей это говорить не обязательно.

«Интересно, есть ли какой-то прок от транквилизаторов», — подумал он. По ее лицу ничего нельзя было прочесть.

— У Синдикатов дела хреновые, — продолжал он. — Я слышал, Чартерли помер, и Эйшелли, и Даймонд — эту замочил Рифтхавенский триумвират. Не всем это по вкусу, но что делать, пока сволочная война не кончится, чистюль не раздолбают, а мы не сможем тратить свои денежки?

99
{"b":"25254","o":1}