ЛитМир - Электронная Библиотека
A
A

Бенджат нажала клавишу боевой готовности рукой в тяжелой перчатке — пока единственной запитанной, и то на пять процентов мощности, части скафандра. С шипением загерметизировалось забрало; она услышала, как лязгают автоматические блокираторы на ее скафандре.

— Пора закрывать лицо или дышать вакуумом, Мэри, — произнесла она традиционную фразу. — Приготовиться к перегрузкам.

— Но ты не забудешь меня утром? — завопил Дженг-ли такой же традиционный отзыв, вызвав град двусмысленных шуточек. Пять ее отделений были готовы к атаке.

И тут по каналу внутренней связи грянули фанфары Гимна Феникса. Еще пару секунд спустя компьютер включил форсаж, и сил на разговоры ни у кого больше не было. Все в десантном боте было подчинено одной цели: благополучно прорваться сквозь пространственно-временные искажения защитных полей за тараном из направленного ядерного взрыва. Лишь предельно допустимый минимум энергии был оставлен на защиту экипажа от перегрузок, достигавших десяти единиц.

Эсминец на экране вырастал с пугающей быстротой, заполнил собой весь экран и тут же исчез во вспышке, от которой экран померк; чудовищный рев проникал до самых костей. Корпус бота зазвенел как попавший под лавину колокол, когда двигатели вышли на режим самоубийственной перегрузки, преодолевая чудовищную тормозящую силу, — стоит им сейчас отказать, и люди превратятся в своих скафандрах в жидкий кисель.

Потом наступила короткая секунда звенящей тишины, завершившаяся еще одним оглушительным взрывом, сорвавшим переднюю часть бота. На мгновение десантный отсек наполнился дымом, который тут же соткался в узкие струи, вырывавшиеся сквозь пробоину в корпусе эсминца в открытый космос. Потом движение их замедлилось: аварийная автоматика герметизировала отверстие.

— Хорошо ли тебе, любовь моя? — заорал Дженг-ли, вызвав смех и град новых хохм. На забрале Бенджат вспыхнул огонек индикатора, со стуком отстрелились защитные блокираторы, и ее скафандр ожил. Крышка противоперегрузочного люка поднялась. И она вышла наружу.

— Пошли! — крикнула она, взмахом руки посылая свое отделение вперед.

* * *
«ФАЛЬКОМАР»

— Правый причальный отсек здорово покорежило, но корпус держится. — Беа Дойал поморщилась. — С учетом обстоятельств мы дешево отделались.

Хайяши кивнул. Капитан Дойал и ее команда на своей шкуре узнали то, что часто убивает новичков: никакой тренажер не воспроизведет реального поражения лучом раптора. Впрочем, на лице ее он не видел ничего, кроме боевого задора, да и у Гальта в другом окне связи — тоже. Они готовились к пятой атаке на Артелион.

— Сообщение с курьера, — доложила сержант Мейллье и «тут же тревожно вскинула голову. — От капитана Нг. „Кулак Должара“ вступил в бой у „Смерть-Бурана“. Абордажная команда высажена.

— Черт! — не сдержался Хайяши. — Должно быть, они просканировали обломки последней волны.

На экране высветилась тактическая схема; он увидел, как опустились взгляды Дойал и Гальта, когда Мейллье передала ее на их мониторы.

— Надо не подпускать «Кулак» к «Смерть-Бурану» до тех пор, пока наши не уйдут с рацией. Не давать ему ни минуты покоя, пусть скачет как проклятый. Рано или поздно он дойдет до идеи не дать нам рацию, уничтожив рифтерский корабль, — мы не должны дать ему время для этого.

Он прикинул возможные ходы на схеме, откликавшейся на его предложения изменением цвета.

— Ладно, начнем вот как...

* * *
«СМЕРТЬ-БУРАН»

Отделение Бенджат выскочило из бота как на учениях: прикрывая друг друга. Впрочем, это оказалось впустую — их никто не ждал. Невозможно предсказать, куда именно ударит бот. Отделение рассыпалось, заняв позиции по периметру помещения, прикрывая высадку остальных четырех отделений.

Она оглядела развалины трюма, куда они попали. Зловещие клочья плоти на искореженных переборках оставили ее равнодушной. Люк в коридор висел на одной петле; один из десантников взялся за него, оторвал и отшвырнул в сторону как пушинку.

Палуба содрогнулась под ногами: второй бот ударил в корпус эсминца, потом еще один. Ее рация ожила.

— Бенджат, доложи ситуацию, — послышался голос мелиарха Абрамса. За ее спиной выбрались в трюм из бота последние десантники.

— Проверить коридор, — приказала она, потом переключилась на канал командирской связи. — Высадка завершена, сэр. Потерь нет, все боеспособны.

— Хорошо. Ты ближняя к мостику. Двигай туда и захвати рацию. Добудь коды и по возможности захвати их связиста. — На ее забрале высветился план помещений эсминца. — Расставь по дороге посты в этих точках.

На плане загорелись светлые круги, отметившие несколько пересечений коридоров и лестницу — пользоваться лифтом они не могли. План сдвинулся вбок, и на нем высветились новые точки. — Мы захватываем левый и правый причальные отсеки, катера для эвакуации, задраиваем машинное отделение.

— Есть, сэр. Задание поняла.

— Все слышали дядю? — крикнула она своим. — Времени у нас в обрез — как только должарианцы поймут, что мы задумали, они попытаются взорвать корабль к чертовой матери. А ну шевелись!

Они на повышенной скорости одолели первый коридор, следуя указаниям зеленых стрелок на забралах своих шлемов. Каждый корабль панархистского флота обладал планами всех до единого когда-либо построенных кораблей; благодаря своим компьютерам десантники, возможно, знали этот эсминец лучше, чем его собственная команда.

Время от времени на окружающий фон накладывались красные кресты прицельных дисплеев, на что морпехи отвечали прицельным огнем своих бластеров: это их компьютеры опознавали скрытые камеры и другие датчики.

В указанных мелиархом Абрамсом точках она оставила по три человека. В принципе экипаж бота, тридцать человек — пять отделений по шесть человек в каждом — был идеальным отрядом для автономных действий. Они действовали как единое целое, сработавшись за годы тренировок, сохраняя в то же время готовность к индивидуальной реакции на изменение обстановки. Никто не мог сравниться с ними, и они знали это.

На подходе к мостику датчики ее скафандра в первый раз засекли некоторое подобие обороны. Она остановила два отделения в нескольких метрах до последнего поворота и выпустила из своего скафандра маленький разведывательный робот. Крошечная машинка нырнула за угол и успела передать изображение группы из шести рифтеров в легкой броне, сгрудившихся за щитами двух плазменных пушек, прежде чем луч бластера испепелил ее.

— Дженг-ли, выдели пару на прорыв, мощность на минус три. Сниллер, ты следующий с глушилками; Амазури, мы с тобой пускаем ос. — Она оглянулась, следя, как двое пехотинцев настраивают свои бластеры на широкий угол поражения. Те, кого не назвали, без напоминания развернулись прикрывать их с тыла. Движением глаз она включила блок ос и ощутила, как оживают маленькие снаряды на ее запястье.

— Внимание. Пять, четыре, три...

* * *
«КУЛАК ДОЛЖАРА»

Кювернат Ювяшжт чувствовал, как все сильнее трещит от боли голова. Перед глазами мелькали зернистые изображения, передаваемые по гиперрации с рифтерских судов; эхо других сигналов и голоса со всей Тысячи Солнц, расшифровать которые его компьютеры не могли, только добавляли раздражения.

Он покосился на Серахната Мекхли-чур за пультом тактического планирования. А как тот справляется с этим потоком информации? Тактическая схема постоянно менялась, но вроде бы соответствовала ситуации, не слишком отставая от изменений. Трудно сказать. Ювяшжт выбросил эту мысль из головы. Ему ничего не оставалось, как целиком положиться на профессионализм своих офицеров; цена ошибки была известна всем.

Присутствие на мостике официального наследника тоже не поднимало настроения. Анарис удержался от соблазна насмехаться над его промахами, а предположения его оказались гениально верными, но ощущать его у себя за спиной было почти так же погано, как если бы здесь находился Аватар.

108
{"b":"25255","o":1}