ЛитМир - Электронная Библиотека
A
A

— Ювяшжт ким каруш-на бо-синнарах, гри тушж ни-си-наррх перро-ти!

Анарис закусил губу, с трудом удерживаясь от смеха. Неизвестный рифтер блестяще владел должарианским, сумев собрать в одной фразе самые обиднейшие из всех мыслимых ругательств, обвинив Ювяшжта в пристрастии к представителям своего пола.

Ювяшжт с размаху ударил по пульту обоими кулаками, разбив его. Посыпались искры, из разбитого пульта пошел дым, и изображение на экране наконец пропало. Ювяшжт сделал знак перепуганной резервной связистке, которая заняла место за вторым пультом, а потом дежурившим у люка тарканцам. Те подскочили и уволокли оглушенную женщину с мостика.

Анарис покосился на Моррийона, который сделал заметку в коммуникаторе. Если Терреск-джи останется живой, он заступится за нее — лишний союзник никогда не помешает, особенно если он ведает связью.

Выждав еще минуту, Ювяшжт выпрямился. Он огляделся по сторонам, потом вернулся за свой пульт и сел в кресло.

— Каналы связи с «Когтем Дьявола» и «Адской Пастью» восстановлены, — доложила новая связистка.

Ювяшжт начал отдавать распоряжения голосом, не выдававшим того, что только что происходило на мостике. Анарис задумчиво смотрел на него. Что ж, потеря кювернатом выдержки станет еще одним рычагом в том сложном механизме власти, который он сейчас сооружал.

А еще через пару минут Анарис, к собственному удивлению, испытал облегчение, когда аварийная служба доложила о том, что секция линкора, в которой содержались Панарх и другие пленные, осталась невредимой.

Чтобы отвлечься, он покосился на тактическую схему, не спеша считывая поступающую информацию. Панархисты несли тяжелые потери.

Он улыбнулся. В некоторых отношениях Битва при Артелионе протекала более чем удачно.

* * *
«БЕРЕТТ»

Диарх Бенджиат втолкнула свою ношу в шлюзовую камеру корвета, опустив ее на палубу, в поле действия искусственной гравитации, потом задумчиво посмотрела на неподвижную женщину в спасательном пузыре.

«Женщина? Да она совсем еще девчонка».

Коротко стриженные волосы девушки сбились, смуглая кожа побледнела; Бенджиат видела, как пульсирует жилка на лбу.

«Как мог такой ребенок оказаться на судне, полном мешков с дерьмом?»

Она тряхнула головой. Отворился внутренний люк шлюза. Насколько она знала рифтеров, эта Азиза могла с рождения жить с такими, как этот их Квидьом. Она протиснулась в люк и включила коммуникатор.

— Отзовитесь, Мэри, мне надо пересчитать вас по головам!

У нее есть о чем позаботиться. Она посмотрела на Дженгли, до сих пор державшего в руках эту странную штуковину. Они получили то, зачем оказались здесь. Все, что им осталось сделать, — это выбраться из этого ада живыми.

* * *
«КОГОТЬ ДЬЯВОЛА»

— Но, кювернат, — промямлил Андерик. — Там ведь могли...

— Не спорь со мной, если не хочешь остаться без хода один на один с панархистским линкором, — отрезал Ювяшжт. — Немедленно уничтожить «Смерть-Буран» и ждать дальнейших распоряжений! Конец связи.

Изображение исчезло, сменившись панорамой звезд.

Андерик огляделся по сторонам, ощущая на спине взгляды членов команды, хотя некоторые избегали смотреть на него.

«Понимают ли они, что у меня нет выбора?»

Впрочем, это ничего не меняло; это не подчинялось логическим законам. Даже вступив в союз с Должаром, рифтеры продолжали мыслить категориями «мы» и «они», причем должарианцы относились к последней категории в большей степени, чем самые высшие дулу.

На мгновение перед глазами его всплыла картина Панарха, стоявшего на мостике вражеского флагмана, одетого в лохмотья, но не сломленного. У него были все причины ненавидеть чистюль, но почему-то Панарх при всем своем властном виде казался ему человеком, с которым можно поговорить, и кто действительно будет слушать тебя.

Андерик фыркнул. Зато он говорил с Эсабианом, который слышал только то, что хотел слышать от окружающих его трусливых подхалимов.

— Штурман, — сказал он наконец. — Ты его слышал. Брось нас на три секунды. Управление огнем, состояние?

— Гиперснаряд к пуску готов, — нехотя ответил тот.

— Курс проложен, — доложил Шо-Имбрис.

— Валяй.

На мгновение включились скачковые. Экран прояснился, и звезды на нем скользнули вбок. Потом компьютер дал максимальное увеличение. «Смерть-Буран» превратился в развалину. Огромные дыры чернели в корпусе там, где в него ударили боты, искореженная пусковая установка чудом висела на нескольких креплениях, из трещины у машинного отделения продолжала сочиться плазма. Рядом с эсминцем висело несколько малых кораблей. Пока он смотрел, они начали по одному исчезать, оставляя за собой характерные вспышки входных импульсов. Прицельный маркер застыл на корпусе гибнущего корабля.

— Цель захвачена.

— Огонь! — приказал Андерик. Ничего не произошло.

Андерик беспомощно обвел мостик взглядом, не встретив ни одного сочувственного взгляда. Он понял: единственное, что может спасти его сейчас, — это ненавистные ему логосы. Остро ненавидя сам себя, он переключил управление на свой пульт и опустил руку на клавишу огня. Спустя три секунды «Смерть-Буран» взорвался, расшвыряв во все стороны пылающие обломки.

Чуть позже он доложил об этом Ювяшжту и получил новый приказ. Пока должарианец расспрашивал его о кораблях панархистов, Андерик вдруг понял, что ненавидит должарианцев еще сильнее, чем логосов.

«Что будет, — подумал он, — если они решат, что гиперрация уничтожена, а она осталась цела?»

Он видел, как ушло несколько кораблей; возможно, она сейчас у панархистов.

Он улыбнулся, зная, что Ювяшжт истолкует эту улыбку неверно.

— Они все погибли при взрыве, — сказал он.

* * *
«ГРОЗНЫЙ»

Капитан Нг снова просмотрела сообщение с курьера. Когда облако обломков «Смерть-Бурана» растаяло, она выключила запись.

— Значит, так. Связь, есть новости?

— Пока ничего нового.

Она вздохнула. Битва выдыхалась. Панархисты понесли слишком тяжелые потери, чтобы продолжать. «Фламмарион», «Барагирн» и «Госпожа Талигара» погибли, «Бабур-Хан» пропал без вести... В горле у нее защипало. «Фалькомар» пропал без вести...

И они до сих пор не знали, получили они гиперрацию или нет. Они могли только ждать, держась подальше от жестокого противника, пока медленный процесс релятивистской связи распространялся по сети информационных бакенов.

— Выходной импульс! — доложил пост наблюдения. Повинуясь автоматической программе, линкор вошел в тактический скачок на две с половиной секунды. — Корвет, «Беретт».

— Поступает сообщение! — Не дожидаясь команды Нг, Аммант вывела его на главный экран.

На мониторе возникло изображение очень маленького, битком набитого людьми мостика. Морпех, судя по знакам различия на помятом комбинезоне, диарх, стояла рядом с маленькой смуглокожей женщиной, шмыгавшей окровавленным носом. Но взгляд Нг не отрывался от стоявшего рядом с ними рослого морпеха, крепко сжимающего в руках странного вида... что? Сердце ее подпрыгнуло.

Лейтенант на переднем плане отдал честь.

— Докладывает лейтенант Гристрем, сэр! — Он устало, но гордо улыбнулся. — Эта штука у нас. Уплатили по полному счету, — мрачно добавил он.

На мостике воцарилось буйное веселье. Подобного взрыва эмоций Нг еще не видала. И не случайно. Они уплатили за этот светящийся красным кусок металла жуткую цену, зато теперь у них в руках ключ к одному, главному из двух преимуществ противника.

Теперь у них был шанс.

Только через пару минут до Нг дошло, что Аммант пытается перекричать царивший на мостике шум.

— Сообщение с бакена. Мы нашли «Бабур-Хана», он в плохом состоянии.

Шум тут же стих.

— Ждем вас у себя на борту, лейтенант, — произнесла Нг. — У нас еще полно работы.

* * *

Только почти через сутки они закончили эвакуировать экипаж «Бабур-Хана», который был буквально изрешечен тремя рифтерскими эсминцами. Капитан КепСингх перевел командный пункт на один из фрегатов и остался ждать остатки своей эскадры, которые могли еще выйти из боя.

112
{"b":"25255","o":1}