ЛитМир - Электронная Библиотека
A
A

— Мне кажется, мы даже можем еще совершить несколько поисковых рейсов в боевую зону, — сказал он. — Пока функционирует сеть бакенов, мы можем найти и спасти всех, у кого исправна связь.

Нг устало кивнула. Ее долг ясен: гиперсветовую рацию необходимо как можно быстрее доставить на Арес. Можно, конечно, послать ее курьерским катером, но помимо рации были еще сотни раненых, нуждавшихся в медицинской помощи, которую можно получить только на Аресе. Доставить их туда мог только «Грозный».

— Хорошо, капитан КепСингх. В таком случае мы вылетаем. У вас имеется все необходимое.

Пожилой капитан кивнул, и лицо его смягчилось.

— Мы особо тщательно будем искать капитана Метеллиуса и его команду. — Он улыбнулся. — У этого пирата еще жизни на уйму световых лет, я в этом уверен.

— Спасибо, капитан. — Она помолчала. Столько всего надо было сказать — но не теперь. Она нашла спасение в ритуальной фразе. — Да пребудет с вами Несущий Свет. Конец связи.

— И с вами, капитан Нг. Экран погас.

— Штурман! — сказала она после паузы. — Ведите нас на Арес.

Когда включились скачковые системы, она встала и вышла с мостика, передав командование коммандеру Крайно. Лифт унес ее глубоко в недра «Грозного». Часовой у двери отдал ей честь и пропустил внутрь.

Зажглись лампы, осветив округлый светящийся объект на столе. Урианское связное устройство. Они решили не пытаться включать его — с этим гораздо лучше справятся специалисты на Аресе.

Марго Нг подошла к нему, осторожно дотронулась до него рукой и тут же отдернула ее. Устройство оказалось теплым, почти как человеческое тело, да и на ощупь напоминало человеческую плоть. Как крепкие мускулы — твердые, но податливые.

Как Метеллиус.

По щеке ее скатилась слеза, потом другая. Она была одна, она не сдерживала их, вспоминая его, двадцать пять лет случайных встреч там и здесь.

Двадцать пять лет. Ей вспомнились его шутки по поводу ее пари. Как давно это, казалось, было. Она ведь была уверена, что найдет отгадку. Теперь она знала, что никогда не найдет ее. Горло сдавило рыданием. Она бы отдала все на свете, чтобы рассказать ему о том, что он выиграл.

И не потому, что она считала его мертвым. Она и правда так не думала. Все было еще хуже: она может никогда не узнать правды. Космос так велик, а человеческая жизнь коротка.

«...И ЗАПЛАЧУ ТУ ЦЕНУ, КОТОРАЯ ПОТРЕБУЕТСЯ...»

Урианское устройство расплылось у нее в глазах, но она не отводила взгляда.

— Хоть бы ты стоило того, — яростно прошептала она.

35

ДЕЗРИЕН

Через высокие двери Нью-Гластонбери Жаим вышел в прохладную ночь.

Он не имел ни малейшего представления, сколько времени провели они в соборе. Ночное небо было ясным, очертания созвездий незнакомы ему, а время, казалось, волшебным образом остановилось — как в каменных стенах храма.

Он огляделся по сторонам; чувства его обострились до почти невыносимой степени. Запахи сырой земли, деревьев и трав, шум листвы и шагов по гравию были ясными и почти осязаемыми. Глубоко дыша, он наслаждался свежим ночным ветерком. Каждое ощущение все сильнее привязывало его к этому миру и отдаляло его от мира остального — мира фальшивых теней и развратных снов.

Он посмотрел на остальных. Слабые вздохи отмечали их возвращение к привычным «здесь» и «сейчас». Большинство разговаривали нервными, то и дело прерываемыми смехом голосами, как люди, только что пережившие нечто ужасное и случайно встретившие друг друга после этого.

Эренарх шел один, глядя на звездное небо. Жаим знал: он думает о том, что ждет их в следующую очередь. Арес.

Помогут ли ему чистюли найти его отца?

Шаги рядом с ним заставили его повернуть голову. Слабый свет звезд очертил знакомый костлявый силуэт: Локри.

— Как думаешь, они применяют здесь наркотики? — протянул он, лениво махнув рукой назад, в сторону собора.

Жаим услышал в его голосе браваду, за которой скорее всего прятался страх.

— Не так все просто, — ответил он.

— Я так понимаю, ты тоже видел... всякие штуки. Значит, они этим встречают каждого, кто здесь приземляется? Стоит ли тогда удивляться их поганой репутации?

Брендон оглянулся на них и засмеялся.

— Никак не пойму, как они это делают, — продолжал Локри. — Я понимаю, что это не настоящее, но так похоже... Если бы у меня было время поискать проекторы...

— Я пытался, — подал голос Осри с другой стороны.

— Обсуждение медиума, — вступил в разговор Омилов, — не худший и не лучший способ уйти от ответа на послание.

Брендон улыбался.

«Интересно, — подумал Жаим, — он тоже пытался понять физические основы того, что увидел в соборе, что бы это ни было?»

Казалось, ему не интересно обсуждать, являются ли их видения результатом галлюциногена, подсыпанного в свечи на алтаре, или же они ступали в какое-то другое измерение.

— «Истина в опыте», — любила говорить Рет Сильвернайф.

Знакомая боль стиснула его.

Тут Эренарх заметил «Телварну» и сжал кулаки: что бы ни было у него на уме, он готовился к конфронтации. И там никого, кроме Вийи. В мысли его вторгся голос Осри.

— Если то, что я там видел, правда, нам всем ничего не остается, кроме как вернуться в школу и повторить математику.

Все рассмеялись, даже Монтроз, который нес на руках спящего Иварда. Потом Монтроз нахмурился.

— Скажите, где сейчас эйя? — спросил он, оглядываясь по сторонам.

— Вернулись на корабль вскоре после капитана, — подала голос Роже. — Насчет них у нас нет никаких приказов, — добавила она сухим тоном, отчего все засмеялись.

Когда они дошли до «Телварны», Брендон задержался, глядя на освещенное огнями корабля лицо Иварда. Жаим молча стоял за его спиной. Он ожидал увидеть мальчика умирающим, но даже при том, что вид у него оставался болезненный, в нем произошла несомненная перемена: дышал он спокойнее, а глаза вдруг открылись, и он улыбнулся, прежде чем закрыть их снова.

— Я почти верю, — сказал Монтроз, — что он будет жить. Он говорил там, прежде чем потерять сознание, и говорил внятно.

— Что он сказал? — спросил Жаим. Остальные, уже поднимавшиеся по рампе, задержались и оглянулись на них.

— У него в животе пусто. Что на обед?

— Глубокая мысль, — заметил Омилов. — Но разумно. Кстати, его предложение не лишено смысла.

Монтроз рассмеялся.

— Если подчиненные Нукиэля не разорили мои припасы, посмотрю, что удастся состряпать. Дайте мне только уложить его.

— Пошли, Локри, — дернула того за здоровую руку Марим.

— Что? — Связист опустил взгляд на ее смеющееся лицо. — Ты возвращаешься с нами?

— Все, что угодно, только не это место, — заявила она, передернув плечами. — Лучше попытаю счастья с чистюлями.

— Похоже, я тоже, — буркнул Локри.

— Это место для психов, — горячо продолжала Марим, — да и то, куда мы собираемся, может, еще хуже. Так что пока все, чего я хочу, — это залечь в твою койку, и пока этот гребаный линкор не затащит нас к себе, давай трахаться, пока из глаз пар не пойдет.

Локри хохотнул, и они ушли рука в руке.

Остальные не спеша потащились в кают-компанию, сопровождаемые обоими морпехами. Настроение было сродни измождению после боя — странной смеси эйфории и горечи. Ни у кого не было сил предлагать какой-нибудь план, и их конвоиры, похоже, понимали это, ведя себя скорее как два дополнительных пассажира.

— Я буду на мостике, — сказал Брендон Роже. Она кивнула, но напряглась, увидев, что Жаим не отстает от него.

— Минуту, — произнес Эренарх. Жаим кивнул и остался на месте.

— Это твое предложение — только не думай, что я не ценю его, — ты сделал под давлением Элоатри?

Жаим мотнул головой.

— Нет.

— Тогда... — Брендон поднял руки. — Почему?

Жаим помедлил с ответом, не зная еще, как много он может сказать — и скажет ли он вообще что-нибудь.

— Мне кажется, — прямо произнес Эренарх, — что везде, где я ни окажусь, погибают люди, и я не могу ничего поделать, чтобы это прекратилось.

113
{"b":"25255","o":1}