ЛитМир - Электронная Библиотека
A
A

«То-то будет интересно, когда мы прилетим на Дис».

Монтроз посмеялся про себя и вышел, задержавшись на пороге, чтобы оглянуться в последний раз. Он не видел мониторов, но они его не интересовали. Интересно, сколько еще времени потребуется Локри, чтобы увидеть: игра проиграна с самого начала.

* * *

Поврежденный-Слышащий-Музыку созерцает с расстояния Глаз-Удаленного-Спящего и страшится. Этот желает укрыть свои помыслы от эйя, от Вийи.

Есть ли в его помыслах образ Удаленного-Спящего?

Только вопрос, только страх-тьма. Поврежденный-Слышащий~Музыку боится, что эйя и Вийя войдут в его созерцание.

Есть ли в его помыслах связь между Глазом-Удаленного-Спящего и Удаленным-Спящим подобно руке, соединяющей пальцы с телом?

Только вопрос и только желание услышать связь между Глазом-Удаленного-Спящего и Удаленным-Спящим. И еще Поврежденный-Слыщащий-Музыку созерцает того, что сердится, с мыслецветом, который Вийя называет нам сожалением...

Мы покидаем эти помыслы и возвращаемся к созерцанию Глаэа-Удаленного-Спящего, пока не пришла пора уснуть...

4

СИСТЕМА ТРЕМОНТАНЯ

Крайно и Ром-Санчес уже заняли свои места, когда на мостике появилась Нг. На главном экране мерно пульсировали колонки тенноглифов на темном фоне — датчики в гиперпространстве бездействовали.

— Штурман?

— Выход через три минуты, сэр. Стандартный подход, все как вы приказали.

Значит, они выйдут из скачка в одной световой минуте от тремонтаньского бакена, чуть внутри орбиты ближнего к солнцу гиганта, совсем как на Волакоте. Как по учебнику.

Крайно повернулся к ней, чуть приподняв бровь. Впрочем, она и сама не совсем понимала, почему не выводит корабль прямо на орбиту Тремонтаня.

«Нет, правда, почему?» — Она тряхнула головой, отгоняя эту мысль. Да и Крайно не будет оспаривать ее решения. — «Тем более, что это выдаст его нетерпение перед встречей». Она его не укоряла. Любая дружба в условиях флота требовала чудовищной выдержки. Крайно не виделся с Тибуроном... сколько это выходит... уже почти год. Она улыбнулась про себя. Ну и парочка. Коммандер Перт бан-Крайно, командующий БЧ-1 «Грозного», и коммандер Тибурон нур-Кетцалихон, старший механик линкора Его Величества «Прабху Шива». Тибурон был высок, строен и изящен — олицетворение изысканности дулу. Не один офицер из числа не знакомых с ними оказывался введенным в заблуждение, принимая грубоватого, некрасивого Крайно за слугу или телохранителя его друга. Впрочем, повторной ошибки, как правило, уже не случалось. Самое забавное, что из этих двух именно Крайно был подлинной головой. Интересы Тибурона сводились к двум предметам: его машинам и Крайно.

Она окинула взглядом мостик. Люди выглядели спокойными, даже немного расслабленными в ожидании увольнений при встрече с «Прабху Шивой». Впрочем, если Эйшелли уже успел напороться на команду Харимото, им не избежать беззлобного подтрунивания победителей.

Словно уловив ее мысли, Ром-Санчес повернулся.

— Пятьдесят шесть часов с момента событий у Волакоты. Примерно двадцать шесть часов с момента входа Эйшелли в скачок. В настоящий момент он, возможно — уже по частям, дрейфует в облаке Оорта. — Он сморщил нос. — Жаль, что он не выбрал Шаденхайм.

Разговор их был прерван сигналом выхода из скачка, и тут же Нг охватило странное чувство deja vu, когда служба наблюдения уже во второй раз за последние несколько дней объявила: «Бакена не обнаружено, сэр, — добавив тут же: — Все датчики в норме».

Нг колебалась только долю секунды.

— Бросьте нас ближе к солнцу. Поля Теслы на треть мощности, рапторы к стрельбе изготовить, загрузка гиперснаряда и приготовиться к перезарядке!

Судя по всему, «Прабху Шива» покинул систему еще до того, как Эйшелли вышел из скачка. Иначе Харимото наверняка поставил бы новый бакен, едва разделавшись с рифтерами.

— Наблюдение, поиск следов. Штурман, подтвердите наше местоположение.

На главном экране вспыхнула схема системы Тремонтаня — Ром-Санчес исполнил приказание и ждал нового. Багровое пятно максимальной вероятности светилось у ближайшей К-зоны в двадцати световых минутах от них.

Нг ввела команду, пустив десятиминутный отсчет.

— Связь, снять информацию с ретранслятора, — добавила она, и на схеме вспыхнуло новое пятнышко.

Пока корабль перемещался на более выгодную позицию, а коммандер Крайно анализировал поток поступавшей на мостик информации, Ром-Санчес снова повернулся с улыбкой к капитану.

— Харимото локти себе кусать будет от досады, что упустил такой шанс!

Схема на экране дрогнула и снова замерла — штурман уточнил местоположение. Нг открыла рот, но не успела даже задать вопрос, когда ее опередила младший лейтенант Выхорска.

— Засекла крупный объект минутах в десяти от нас, относительная скорость приблизительно пятьсот километров в секунду. — Она замолчала и пробежалась пальцами по клавишам. Когда она заговорила вновь, в голосе ее сквозило удивление. — Странные какие-то характеристики. Датчики показывают температуру порядка миллиона градусов и гравитационные возмущения впридачу.

По описанию все это сильно смахивало на останки корабля с разбитыми реакторами.

«Выходит, они разделались все-таки с Эйшелли. Но почему они не поставили бакен?»

Нг прикинула подобную возможность, но уже следующие слова Выхорской не оставили от ее гипотезы камня на камне.

— Можно рассчитать массу... примерно десять миллионов тонн. Куча обломков поменьше — термический разброс.

Слишком большая масса для эсминца.

Нг посмотрела на Ром-Санчеса — тот пожал плечами и тряхнул головой:

— Ни малейшего представления, капитан.

Но и для линкора маловато.

Сама по себе эта мысль уже показалась ей дикой. За всю историю флота ни один линкор не был еще потерян в операциях против рифтеров. Что бы это ни было, это не линкор. Возможно, удирая от «Прабху Шивы», Эйшелли напоролся на астероид, каким бы невероятным это ни казалось.

— Дайте мне картинку. Максимальное увеличение. Штурман, подведите нас на максимально близкое безопасное расстояние.

С такой дистанции датчики «Грозного» могли при правильной ориентации корпуса давать разрешение до двадцати метров.

Тактическая схема уменьшилась и отодвинулась в нижний угол экрана. Изображение мигнуло, и в центре его возникло яркое пятно, очертания которого становились четче по мере того, как корабль замедлял ход. Потом включилась компьютерная обработка, и все на мостике затаили дух.

От потрясения у Нг зазвенело в ушах.

С беспощадной четкостью, не приглушаемой даже пределами разрешающей способности компьютера, на экране пылал изуродованный остов линкора. Почти треть его длины исчезла куда-то, оторванная неведомой силой; внутри развороченного корпуса пульсировали языки раскаленной плазмы — энергия из разбитых реакторов рвалась в открытый космос. Обломок медленно вращался, и в поле зрения появилась размытая расстоянием фигура Шивы Натараджа на борту. Нижняя часть туловища исчезла, оторванная вместе с корпусом, но четыре руки оставались воздетыми в вечном танце творения и разрушения.

Нг вздрогнула от громкого треска прямо у нее над ухом. Оглядевшись, она не сразу установила его источник, но потом заметила окровавленную кисть Крайно, сжимавшую отломанный подлокотник. Лицо его оставалось при этом совершенно спокойным, только подрагивающая жилка на щеке выдавала владевшие им чувства. Она набрала команду, вызвав медика, и глубоко вздохнула, успокаиваясь перед новыми распоряжениями.

— Боевое отделение! Теслы на полную мощность, гиперснаряд изготовить. Наблюдение, продолжайте поиск следов. При обнаружении любого корабля немедленный тактический скачок.

Она бросила быстрый взгляд на экран. Один из глифов показывал, что до получения ответного сигнала с ретранслятора осталось менее двадцати секунд.

13
{"b":"25255","o":1}