ЛитМир - Электронная Библиотека
A
A

Целитель вздохнул, взвешивая ответ.

— У нас в деревне нет рыжих.

* * *
ГИПЕРПРОСТРАНСТВО: АРТЕЛИОН — ДИС

Осри Омилов открыл люк в кубрик. Внутри никого не оказалось. Закрыв замок изнутри, он прошел к одному из регуляторов освещения и, поддев ногтем, снял крышку. Под ней лежали два предмета: пропитанная кровью шелковая лента и небольшой серебряный кружок: тетрадрахма с Утерянной Земли.

Он уселся на койку и принялся их разглядывать. На ленте значился год награждения: 955, десять лет назад. Он знал, кто завоевал эту медаль. Он сам стоял в строю во время церемонии награждения, и на его глазах ее повесили на грудь Маркхему лит-Л'Ранджа, всего за несколько месяцев до тех ужасных событий, когда Маркхема исключили, а Брендона нур-Аркада без лишнего шума убрали из Академии. По официальной версии это было наказанием за незаконное использование атмосферного катера для пилотажа над южным континентом. Маркхем исчез; отец его, архон Лусора, покончил с собой; отец Осри ушел в отставку.

Осри давно уже свыкся с результатами этих событий полагая, что истинной причины их ему не узнать уже никогда. До него доходили, правда, слухи о том, что за арестом Брендона и наследника Л'Ранджа стоял Эренарх Семион лит-Аркад, а это в свою очередь наводило на мысль, что за официальным поводом к исключению имелся другой, грязный

Особенно угнетало Осри то, что он узнал всего несколько дней назад: отставка его отца являлась прямым следствием самоубийства Лусора, и отец — самый верный человек из всех, кого знал Осри, — считал виновником все этих событий Эренарха Семиона.

Осри скомкал ленту в кулаке. Ему припомнилось, как этого мальчишку, Иварда, подняли на борт «Телварны» после налета рифтеров на дворец в Артелионе. Монтроз тащил его тогда, закинув его руки себе на плечи, и как раз тогда оба этих предмета выпали у того из кармана на палубу.

Осри подозревал, что Маркхем сам мог дать эту ленту мальчишке; монета же совершенно точно была украдена из Залы Слоновой Кости, и это святотатство особенно бесило его.

Осри покрутил мятую, полустертую монету в руке. С одной стороны ее была изображена птица, с другой — женская фигура в древних одеяниях. Кое-где проглядывали остатки совершенно нечитаемой надписи. Ощупывая пальцами теплый, шершавый металл, он размышлял о неизвестных руках, изготовивших ее в невообразимо далеком прошлом, под светом Солнца.

Прикосновение металла тетрадрахмы успокаивало Осри, дарило ему ощущение порядка. А одному Телосу было известно, как мало порядка было в остальной его жизни.

Шум за дверью заставил его сжать пальцы, прикрыв монету. Кто-то пытался открыть люк.

Осри сунул оба предмета на место и прикрыл тайник крышкой. Потом хлопнул по клавише замка и хмуро плюхнулся на свою койку.

— Я собирался спать... — начал он, когда люк отворился. В проеме стоял, небрежно прислонившись к косяку, сероглазый техник-связист.

— Поднимайся, чистюля, — ухмыльнулся он. — Посмотрим, каков ты с бластером в руках.

— Но я не...

— Ну! — Локри шагнул к нему, и лицо его вызывающе застыло. У Осри отчаянно колотилось сердце.

«Это же рифтеры, они не знают иных законов, кроме своих собственных капризов».

Не говоря больше ни слова, он следом за Локри вышел из кубрика. Мрачные предчувствия отпустили его немного, когда он увидел, что в кают-компанию входит с другой стороны Брендон в сопровождении того мрачного сераписта, Жаима. При том, что он все еще продолжал злиться на Эренарха, по мере возможности избегая его общества, теперь он почувствовал себя в его присутствии спокойнее. «Если бы они собирались убить его, они обставили бы это с большей помпой».

Поджидавшая их Марим нажала на какую-то клавишу. Столы остались на своих местах, но смотрелись теперь совершено идиотски, поскольку стены исчезли, сменившись трехмерным изображением унылой улочки, застроенной глухими складскими зданиями. Улицу осветила вспышка стартующего где-то за складами шаттла, и Осри ощутил под ногами вибрацию мостовой. Имитация была неплоха, хотя и не идеальна: слух напоминал Осри, что он находится в небольшом помещении.

Марим сунула Осри в руку симубластер.

— Что ж, посмотрим, на что ты годишься.

В темной подворотне стояла, глядя на них исподлобья, фигура в крикливых одеяниях. Это был высокий мужчина лет сорока, довольно смуглый, с темными волосами и бровями. Еще его отличали широкие плечи и отталкивающее выражение лица.

Осри узнал его: этого человека показывал ему Танри на главном экране штаба обороны Меррина.

Хрим Беспощадный.

— Убийца Маркхема.

Ему показалось, или он действительно слышал шепот? В неверном свете виртуального пейзажа Осри увидел, как на лице Брендона отразилась на мгновение скорбь, потом Эренарх отвернулся, не выпуская из рук бластера.

Осри вдруг вспомнились строки, что цитировал Брендон тогда в Меррине: «И запалю костер из планов вражеских». Святой Гавриил стал звеном, связывающим их с эпохами, когда правосудие выступало рука об руку с местью. В первый раз в душу Осри закралось сомнение: может, в подобном правосудии и правда есть что-то?

— Симпатичный ублюдок, правда? — ухмыльнулся Локри.

— Что это у него на башмаках? — спросил Осри. — Металлические штуки какие-то?

— Когти, — ответил Локри.

— На вид от них может быть какой-то прок, только если бить лежачего, — заметил Брендон, лицо которого снова сделалось бесстрастным.

— Вполне исчерпывающая характеристика Хрима.

— Хрим — срань позорная, — выругалась Марим, сделав перед лицом изображения непристойный жест, прежде чем она щелкнула пальцами и приготовилась включать тренажер. — Давай сначала ты, Локри. Пошел!

Хрим выхватил бластер и открыл огонь — спустя мгновение после того, как Локри, пригнувшись, выстрелил в него. Еще пару секунд спустя отовсюду — из-за углов зданий, карнизов, дверей — появились и открыли беспорядочный огонь убийцы с перекошенными злобой лицами. Локри пригибался, метался с места на место, стараясь поразить фантомов прежде, чем они выстрелят в него. Так продолжалось минут пятнадцать, потом фигуры исчезли, и Марим посмотрела на свой монитор.

— Не так уж и плохо. — Она вчиталась в строчки итоговых показателей. — Сожжен только дважды, три ранения, уделал семьдесят три процента нападавших.

Локри недовольно фыркнул, меняясь местами с Марим. Маленькая рифтерша двигалась проворнее, но палила довольно бестолково, оставшись без «боеприпасов» уже в середине боя. Судя по насмешкам остальных, такое случалось уже не в первый раз.

Следующим на огневой рубеж вышел Жаим. Как и можно было ожидать от мастера Пути Уланшу, он стрелял быстро и метко. Марим хлопала в ладоши, Локри только вздыхал с завистью. Отстрелявшись, Жаим все так же невозмутимо уступил место Брендону.

Брендон выступил на уровне Локри. Стрелял он точнее, но наделал довольно много тактических ошибок, которые вслед за ним повторил и Осри — ошибок, которых — как не без досады понял Осри, слушая шуточки Марим насчет их слабых результатов, — было совершенно логично ожидать от людей, не сделавших насилие естественным образом жизни.

Брендон уселся на край пульта и улыбнулся через всю комнату Марим.

— Не надо забывать, — заявил он, — нас учили стараться отвечать несогласным с нами по возможности не бластерами.

— Возможно, вы уже заметили, — отозвался Локри точно таким же тоном, — должарианцы предпочитают сражаться не в бальных залах.

— Так к чему все это? — Брендон ткнул в монитор стволом своего бластера.

Жаим молчал, не поднимая взгляда; его длинные темные локоны падали ему на лицо.

— Тренировка, — сказала Марим. — Мы должны быть хорошо подготовлены к следующей встрече с Хримом.

— И насколько я понял, мы тоже должны участвовать в этой вашей ссоре? — спросил Осри. Лица всех присутствующих — и рифтеров, и Эренарха — разом повернулись к нему; он и сам неприятно удивился тому, как злобно прозвучал его голос.

17
{"b":"25255","o":1}