ЛитМир - Электронная Библиотека
A
A

Бори взял из стопки другую бумагу, надеясь занять Аватара новой темой, но тот продолжал задумчивым тоном:

— Точно такая же ошибка Эзригара, отцовского секретаря, возвела меня на трон. — Аватар холодно улыбнулся, и в глазах его появилось все то же странное выражение. — Впрочем, все это было еще до тебя.

Казалось, в комнате сделалось холоднее. Барродах подстроил позор и смерть своего предшественника, Террелигана, всего через пять лет после того, как Аватар убил своего отца с целью захвата трона. Разумеется, Эсабиан знал об этом — должарианская аристократия даже поощряла междоусобную борьбу бюрократов-бори, не без оснований полагая, что сильнейший выживший будет служить эффективнее. Но почему он вспомнил об этом сейчас?

И тут, когда дираж'у претерпела в руках его господина еще одну, очередную эволюцию, бори вдруг понял: Аватару скучно. Панархия пала к его ногам, его главный враг сидел узником в собственном дворце, ничто в настоящий момент не угрожало ему. Барродах понимал и знал, что Эсабиан тоже понимает, что это ненадолго, что все изменится, как только панархисты перегруппируют силы. Но пока, похоже, Аватар искал развлечений в другом.

Бори ждал. Он ощущал, как холодный пот начинает струиться по его спине.

Загудел коммуникатор, и от облегчения Барродах, дернувшись к нему, едва не опрокинул стопку чипов. Экран осветился, и на нем появилось лицо капитана «Кулака Должара», отвечавшего за связь с рифтерскими союзниками в становившейся все более запутанной тактической обстановке.

— Говорит кювернат Ювяшжт. Мы потеряли связь с системой Шарванна. «Адская Роза», последний из находившихся там кораблей с урианской связью на борту, уничтожен в бою с другим рифтерским судном.

— Что! — вскинулся Барродах, увидев на лице Аватара внезапную вспышку гнева. Им так и не удалось пока обнаружить ни Сердца Хроноса, ни каких-либо намеков на его возможное местонахождение, а теперь они лишились и мгновенной связи с системой. Если Сердце и нашлось, они узнают об этом не раньше, чем через пять дней.

— Я послал туда оборудованный связью фрегат из флотилии Чартерли. Он прибудет через шесть дней: я решил, что дела на Малахронте слишком важны, чтобы ослаблять группу Хрима.

— Но что случилось? Откуда ты знаешь, что это другие рифтеры, а не панархисты?

— Мы приняли передачу капитана фрегата, Лигниса, прерванную его разрушением. Он вошел в скачок слишком близко к радиусу,

— Включи нам запись, — приказал Эсабиан.

Бори показалось, что он увидел на лице Аватара тень адресованной ему издевательской улыбки. Лицо капитана на экране исчезло, сменившись видом толстяка с блестящим лысым черепом и массивной челюстью. Рваный розовый шрам тянулся по лбу и щеке, приподнимая веко одного глаза, что придавало лицу вечно удивленное выражение. За его спиной в помещении — как понял Барродах, на мостике «Адской Розы» — царила неразбериха боя: доклады о повреждениях, злобные выкрики, мигающие красные огни. Судя по их обилию, корабль находился в опасности.

— Продолжайте попытки связаться с ней на каналах Братства, — крикнул толстяк кому-то через плечо. — Не может же она не откликнуться!

— Скачковые восстановлены! — крикнул женский голос откуда-то сзади. — Десять секунд до готовности!

— Прыгайте, как только они заработают, — приказал Лигнис, расплываясь в улыбке, и повернулся обратно к экрану. — И отставить мою последнюю депешу к ней. Скажи ей, пусть поцелует меня в задницу. Мы снова контролируем ситуацию, — продолжал он, обращаясь уже к Ювяшжту, — так что сейчас выберемся отсюда. Но пришлите лучше сюда побольше кораблей, если хотите заполучить...

— Скачковые готовы!

Экран покрылся рябью, и толстяк вдруг завопил. Борясь с тошнотой, Барродах в ужасе смотрел на то, как рот толстяка открывался все шире и шире, заворачиваясь на щеки, а за губами выворачиваются зубы и десны. Затылок его раскололся как орех, и из головы выплеснулся рыхлым тестом мозг. Лицо разломилось по оси и вывернулось наизнанку. Странное дело, но все это время он не переставал кричать. Потом, словно сжалившись, передача оборвалась.

Барродах стиснул зубы и напрягся, борясь с воспоминаниями о собственном смертном ужасе там, в коридоре у кухни, когда на них напали обезумевшие роботы с тестом. Он еще думал тогда, что с ним происходит что-то вроде вот этого. Ювяшжт знал, что эта запись уязвит его. Кто рассказал ему? От злости даже унялась немного тошнота.

— Потрясающе, — сказал Аватар. — Проиграй еще раз.

Барродах подавил протест и запустил запись с начала. Он не осмеливался зажмуриться, поэтому старался просто смотреть сквозь экран, не видя изображения, а еще сильнее старался не слушать — впрочем, без особого успеха.

— Это очень похоже на то панархистское оружие устрашения, которое они использовали против Эводха, — заметил Аватар. Бори обратил внимание, что руки, державшие дираж'у, оставались неподвижны. — Дай техникам поручение просмотреть компьютер в поисках упоминаний об оружии, основанном на скачковой технологии. Оно может пригодиться при усмирении населения мятежных планет.

Бори нервно кивнул. Уже начали поступать донесения об организованном сопротивлении, так что ужас, посеянный использованием подобного оружия, был бы ценным подспорьем тем немногочисленным оккупационным силам, которые мог позволить себе Должар.

Впрочем, Аватару было совершенно не свойственно самому заниматься деталями; это всего лишь отражало степень его скуки. Барродах решил держать себя особенно осторожно, ибо пока Эсабиан пребывал в таком настроении, от него почти невозможно было что-либо утаить.

«Возможно, панархисты, наконец, нападут, как этого ожидает Ювяшжт — тогда у него появится, чем занять себя».

Однако пока этого не произошло, Барродах старался не думать о ближайших неделях.

* * *
ОБЛАКО ООРТА; СИСТЕМА ГЛОРРЕЙККЕ

— Выходной импульс, линкор в шести световых секундах! — Сообщение службы внешнего наблюдения на мгновение усилило напряжение на мостике «Грозного», но следующие же слова дежурного успокоили всех:

— «Мбва Кали» под командой Мандроса Нукиэля.

Нг облегченно вздохнула. Им пришлось ждать меньше времени, чем она думала, — сообщения, которые «Грозный» за время долгого патрульного рейда оставил на пассивных ретрансляторах, ускорили встречу. Они прибыли в систему Глоррейкке, еще не затронутую войной, на два дня раньше расчетного выхода «Мбва Кали», но Нукиэлю потребовалось меньше двенадцати часов на то, чтобы найти их сообщение с координатами рандеву.

— Штурман, подведите нас на десять тысяч километров. Связь, установить прямой канал и вызвать его сразу же после выхода.

Стоило «Грозному» выйти обратно в четырехмерное пространство, как на главном экране высветилось окно с вытянутым чернобородым лицом капитана Нукиэля. Несколько напряженное выражение его чуть смягчилось, когда связь установилась в обоих направлениях,

— Капитан Нг, как приятно. Что, интересно, привело вас сюда, да еще с такими настойчивыми призывами на ретрансляторе?

«Значит, он ничего еще не знает».

Нг испытала короткий приступ замешательства, не зная, как ему сказать. До сих пор она встречалась с ним только раз, а из имевшихся о нем данных, которые она изучила в ожидании рандеву, у нее сложилось представление о прямолинейном, твердом характере, действующем строго по инструкциям. Ничего удивительного, если учитывать его происхождение из старинного дулусского рода Центральных Тетрад. Правда, короткая беседа с офицером, которому довелось служить под его началом, открыла еще одну сторону его характера: симпатию к офицерам с нестандартным мышлением и готовность обдумать новые идеи — если они, конечно, поданы так, чтобы заинтересовать его.

Что ж, это в его пользу.

Не дожидаясь ее ответа, Нукиэль повернулся к кому-то, находившемуся за кадром, выслушал доклад и повернулся к экрану, уже с гораздо более серьезным лицом.

— Прошу прощения, капитан Нг, но внешний осмотр вашего корабля показывает, что у вас повреждена кормовая секция «Бета». Вам нужна помощь?

41
{"b":"25255","o":1}