ЛитМир - Электронная Библиотека
A
A

Ладно, так будет проще.

— Спасибо, капитан Нукиэль, не нужна. Повреждения хуже, чем кажется, но гораздо слабее, чем могли бы быть. — Она набрала в грудь воздуха. — Мне очень жаль, но боюсь, именно мне придется известить вас о том, что Эсабиан Должарский нарушил Ахеронский Договор, вооружил несколько флотилий рифтеров оружием неслыханной мощи и нанес удар по целям в разных точках Тысячи Солнц. — Его недоверие выразилось разве что в слегка расширившихся зрачках. Она заговорила чуть быстрее. — Мы подозреваем, что Артелион пал, а все члены королевской семьи за исключением, возможно, самого Панарха, мертвы. — Она помолчала. — Я направила на Арес курьера с донесением обо всем, что нам известно.

Долгое мгновение он молча смотрел на нее. Она видела, как тяжело ему поверить в эту информацию.

— Ясно, — произнес он наконец. — Прошу разрешения прибыть к вам на борт для обсуждения дальнейших действий.

Нг с облегчением улыбнулась.

— Добро пожаловать, капитан Нукиэль.

Предлагая встретиться на борту «Грозного», Нукиэль признавал ее старшинство по рангу.

Договорившись о времени, они распрощались, и Нг покинула мостик, чтобы заняться приготовлениями. Она знала, что намеревается делать дальше, и несмотря на то, что она была старше Нукиэля по рангу, предпочитала убеждение простому приказу — особенно в отношении капитанов линкоров, чья независимость давно вошла на Флоте в поговорку.

* * *

— В это все-таки трудно поверить, — заметил Нукиэль, махнув рукой в сторону висевшего над столом экрана, — несмотря на представленные вами абсолютно убедительные доказательства. — Он нахмурился, теребя пальцами бороду.

Ром-Санчес с интересом наблюдал за разговором пожилого капитана «Мбва Кали» и капитана Нг. Даже на Флоте с его сложной системой рангов, учитывавшей в первую очередь опыт и способности, старшим по возрасту офицерам часто нелегко было подчиняться более молодым.

Тем не менее, хотя, судя по выражению лица, Нукиэль был не из тех, кто легко подчиняется кому-либо другому — собственно, от капитанов линкоров странно ожидать иного, — он, похоже, не ощущал неловкости. Этого, правда, нельзя было сказать о других офицерах, сопровождавших его. Один из них, лейтенант Нардини, смуглый крепыш младше Ром-Санчеса, прямо-таки излучал раздражение.

— Вы сказали, вы уже разработали комплекс тенноглифов, адаптированных к этим новым видам связи?

— Да, — ответила Нг. — Их разработала присутствующая здесь лейтенант Уорригел.

Свежеиспеченный лейтенант подняла голову, и Ром-Санчес с трудом удержался от улыбки: оторванная от разговора по босуэллу с коллегой с «Мбва Кали», Уорригел явно не ожидала такого внимания к себе. Что ж, это оборотная сторона повышения; впрочем, она вполне его заслужила.

— Но это же гениально, — заявила лейтенант-тактик с «Мбва Кали». — И мы можем без особого труда интегрировать их в нашу систему.

Ром-Санчес покопался в памяти. Лейтенант Роган.

— Она уже приготовила программный пакет для вас, — продолжала Нг. Двое лейтенантов вернулись к своему разговору. — Но вы теперь видите сами: захват одного из этих сверхсветовых устройств связи является для нас вопросом жизни и смерти. Без него мы не можем предупреждать их ходы — это все равно что пытаться подслушать высокочастотную шифровку невооруженным ухом.

— Даже если мы получим его, нет никакой гарантии, что мы сможем его использовать. — Нукиэль поднял руки, не дожидаясь отповеди Нг. — Прошу прощения. Трудно вот так сразу к этому привыкнуть. Вы правы, нам необходимо попытаться. Что вы предлагаете?

— Нам надо втянуть в бой как можно больше кораблей-союзников Эсабиана и под прикрытием боя осуществить главную задачу: сконцентрироваться на одном корабле, взять его на абордаж и захватить сверхсветовое устройство. С моей точки зрения, сделать это мы можем только одним путем: предприняв контратаку на Артелион — именно то, чего может ожидать от нас Эсабиан со своим менталитетом.

— Прошу прощения, капитаны, — не выдержал молодой офицер, сидевший рядом с Нукиэлем. — Если их оружие действительно так мощно, как вы говорите, мы неизбежно понесем тяжелые потери, если не будем максимально использовать рапторы и гиперснаряды, а это не оставит нам судов, на которые мы смогли бы высадиться.

— Совершенно верно, — невозмутимо ответила Нг. — Нам придется использовать плазменные лазеры, чтобы вывести из строя их двигатели, в то время как остальные наши корабли будут пресекать все попытки оказать им помощь. Мы неизбежно понесем потери, но это ведь война. Альтернатива только одна: полное поражение.

— Я согласен, — кивнул Нукиэль. — Когда мы вылетаем?

Нг задумалась.

— Капитан, — ответила она наконец. — Я бы предпочла, чтобы вы шли дальше, на Рифтхавен, с целью следить за активностью рифтерских судов в том регионе. — Она подтолкнула к Нукиэлю лежавший на столе перед ней чип. — Как вы увидите сами, ознакомившись с результатами наших допросов рифтеров на Тремонтане, Рифтхавенские Синдикаты влезли во все это по уши. Так что ваши шансы заполучить сверхсветовое устройство, перехватив рифтерский корабль там, не ниже, чем будут у нас в бою, — и гораздо меньшей ценой.

Некоторое время Нукиэль молчал, и по недовольному выражению его лица Ром-Санчес предположил, что тому тоже не терпится участвовать в бою с рифтерами, раздирающими на части Панархию, но он понимает: предложение Нг — которое та очень просто может превратить в приказ — абсолютно обоснованно. Лейтенанту Нардини оно, возможно, понравилось еще меньше, но он тоже смолчал.

— В дополнение к этому, — продолжала Нг, — вы можете узнать гораздо больше, допрашивая пленных рифтеров, и если Арес до сих пор находится там, где ему полагается быть согласно записям у меня в журнале, вы будете гораздо ближе к нему, чем мы.

Нукиэль неохотно кивнул головой.

— Что ж, я согласен. — Ром-Санчес заметил, как он покосился на сидевшего рядом с ним молодого лейтенанта, прикусившего губу от досады. — Я уже не юный забияка, рвущийся на бой с противником, но признаюсь, не могу сказать, чтобы это мне нравилось.

Он криво улыбнулся, отчего вдруг сделался чуть проще, даже человечнее.

— И потом, между этой точкой и Артелионом достаточно наших капитанов — вроде Арменоута, — которых ради Флота и присяги надо держать подальше от командования такой операцией. Жаль, что я не увижу, как вы будете разбираться с ними.

Ром-Санчес покосился на Нг, но не заметил на ее лице никакой реакции на эти слова.

— Хорошо, капитан Нг, Рифтхавен так Рифтхавен. — Нукиэль встал из-за стола. — Спасибо за гостеприимство. Нам обоим лучше поспешить — Аватар наверняка не сидит сложа руки.

Подойдя к люку, он вдруг задержался.

— Кстати, капитан, вы так и не узнали, что такое эти ваши «галсы»?

Нг с легким удивлением подняла на него взгляд.

— Мы недавно проходили систему Посейдона, где дежурил со своей эскадрой эсминцев капитан Хайяши. Он просил напомнить вам при встрече, что отведенные вам двадцать пять лет почти истекли. — Нукиэль улыбнулся. — Кстати, это на пути отсюда к Артелиону. Он пригодится вам, чтобы отвлекать «Кулак Должара», пока остальные будут охотиться за сверхсветовой рацией.

Тон Нукиэля оставался все таким же шутливым, но Нг отреагировала на это совершенно иначе.

— Спасибо, — пробормотала она. — Это отличное предложение.

У Ром-Санчеса защемило под ложечкой. Почему-то, хотя он не знал, почему, имя Хайяши значило для Нг очень много.

42
{"b":"25255","o":1}