ЛитМир - Электронная Библиотека
A
A

— Штурман, выведите нас на расстояние пять световых секунд от точки. Наружное наблюдение, проверить на наличие обломков и радиации. Если что-то обнаружится — рассчитать время уничтожения.

Она перевела взгляд обратно на схему. Коротко рыкнул скачок. Один из глифов обозначал наличие в этом же секторе флотского ретранслятора. Она набрала команду, выделив его на мониторе.

— Связь, считайте информацию с ретранслятора и немедленно передайте тактике для внесения исправлений. Проверьте статус ретранслятора.

Последовала недолгая пауза, пока младший лейтенант Выхорска считывала информацию. Потом Ром-Санчес повернулся к ней.

— Не повезло, — с досадой поморщился он. — Новой информации не поступало почти четыре месяца, даже в режиме пассивного сканирования. Так что самое свежее, чем мы располагаем — это то, что мы считали с ретранслятора у Пулвайи, десятинедельной давности.

Нг чуть подвинулась в своем кресле. Едва заметное движение, но — она хорошо знала это — ее офицерам достаточно и этого. Ром-Санчес продолжал заметно быстрее.

— Впрочем, в этой части сектора обычно довольно спокойно, хотя по слухам сюда направлялась шайка Эйшелли. Он прикупил несколько старых эсминцев Альфа-класса.

Она кивнула.

— Отойдите чуть ближе к солнцу. Теслы на треть мощности.

Пока все прямо как по учебнику. Гиперснаряд с одного эсминца Альфа-класса не представляет опасности для линкора со включенными защитными полями.

Ударил колокол боевой тревоги, и Нг услышала, как шелест тианьги сменил тональность с увеличением притока воздуха на мостик. Какой-то частью сознания она отметила, что слабый аромат бергамота сменился букетом сосновой хвои, жасмина и еще нескольких менее знакомых запахов, рассчитанных на повышение тонуса организма, в смеси с розой и йюмари, снимающими стресс. Она не чувствовала, но знала, что кондиционеры также немного повысили уровень ионизации воздуха и подают с определенным ритмом слабые инфразвуковые сигналы, не ощутимые слухом, но пробуждающие в подсознании древние как мир образы: гроза надвигается, будь наготове!

С шипением отодвинулся люк. Секундой спустя в кресло слева от нее скользнул коммандер Крайно. Ром-Санчес поднял взгляд, махнул рукой в салюте и переключил управление на пульт коммандера.

— Думаете, рифтеры?

Мрачный тон Крайно как нельзя лучше вязался с его корявым лицом боксера, пропустившего за свою карьеру на ринге слишком много ударов. Впрочем, внешность эта была обманчива: Нг считала его одним из самых талантливых офицеров всего флота.

Она не успела ответить, так как послышался доклад внешнего наблюдения.

— Обнаружены обломки. Структура характерна для столкновения со сверхсветовым объектом. Судя по разносу, это произошло час назад плюс-минус десять минут.

— Гиперснаряд. — Нг улыбнулась и повернулась к Крайно. — И всего час назад — все равно что смотреть из первого ряда.

Он ответил ей хищной улыбкой. Несколько недель монотонного патрулирования успели наскучить всем.

Она повысила голос так, чтобы ее слышали все на мостике.

— Штурман, наружное наблюдение, отведите нас на световой час от бакена. Повторно просканируйте и уточните время попадания гиперснаряда. Потом перебросьте обратно на две минуты раньше. Все измерения записывать. Связь, дайте мне видео.

«Грозный» нырнул в гиперпространство и так же быстро вышел из скачка. На этот раз переход ощущался сильнее: низкочастотные скачки, используемые при тактических перемещениях, сильно сказываются на двигателях. Судя по цифрам отсчета, продолжавшим мелькать на экране, прошло еще девять секунд, потом скачок рыкнул еще раз, так быстро, что слух едва успел уловить его.

— Даю картинку.

Офицер-связист набрал команду. На экране высветился маленький прицельный крестик, а из динамиков послышался слабый шорох исходящих от обреченного бакена закодированных позывных.

С минуту ничего не происходило. Потом рядом с крестиком вспыхнул маленький красный огонек.

— Выход, — доложил офицер-наблюдатель. — Судя по импульсу, эсминец Альфа-класса.

Ром-Санчес пробежался пальцами по клавишам.

— Есть идентификация. «Стрела Господа» Эйшелли.

Мгновение спустя короткая, похожая на нить жемчуга траектория гиперснаряда соединила эсминец с бакеном, мгновенно исчезнувшим в яркой вспышке. Затем эсминец исчез, оставив только медленно гаснущее красное пятно на месте входа в скачок.

— Найдите точку выхода, — приказала Нг. — Штурман, бросьте нас на десять световых минут от точки его выхода, затем по моей команде — на десять секунд. Управление огнем, подготовить рапторы к заградительному огню. Я хочу взять его невредимым.

Секунды тянулись бесконечно медленно. Наконец послышался голос офицера-наблюдателя, который даже не пытался скрыть удивления.

— Выхода нет, сэр. Он ушел.

Нг подалась вперед, глядя на экран так, словно пыталась заставить рифтера выйти из скачка. Однако все подтверждало показания датчиков. При обычной скорости скачка «Стрела Господа» была уже на расстоянии нескольких световых суток от них — тем более что они наблюдали всю эту сцену из прошлого. Она тряхнула головой, переводя взгляд с Крайно на Ром-Санчеса и обратно. Впрочем, на их лицах отражалась та же смесь досады и удивления, что и на ее собственном.

— Он раздолбал бакен и ушел из системы, — нерешительно пророкотал Крайно. — Какого черта это ему нужно?

Нг прикусила губу.

— За последний год уже сообщалось несколько раз о подобных странных делах. Тогда, кроме удивления, это ничего не вызывало. Но от этой истории дурно пахнет — очень уж это смахивает на скоординированную акцию, затрагивающую несколько систем. — Она снова повысила голос: — Гиперснаряд разрядить, рапторы отключить. Штурман, выведите нас в точку, откуда мы сможем вычислить вектор его скачка.

Она встала и сделала приглашающий жест Крайно и Ром-Санчесу.

— Генц, не собраться ли нам в штабной? Надо обдумать наши следующие шаги.

Оба приготовились следовать за ней.

— Капитан! — В голосе младшего лейтенанта Выхорской звучало удивление. — Что-то странное с этим взрывом. Спектр не характерный для попадания гиперснаряда.

— Хорошо, младший лейтенант. Проанализируйте и доложите мне результат. Мзинга! — продолжала она. — Ваша очередь. Как можно быстрее дайте нам вектор, и поточнее. Связь, пошлите сообщение на Волакотский Узел — скажите, что можно без опаски ставить новый бакен. Свяжитесь с ретранслятором, подготовьте пакет информации. Мы добавим к нему свои выводы через несколько минут.

Ром-Санчес смотрел, как капитан, выпрямившись, барабанит пальцами по подлокотнику. Он хорошо знал этот жест: она уже приняла решение.

— Итак... — начала Нг, весело прищурив карие глаза. — Судя по вектору, он прыгнул или на Тремонтань, или на Шаденхайм — тридцать и тридцать два часа соответственно.

— Да, сэр, — кивнул Ром-Санчес. — И если верить ретранслятору у Пулвайи, «Прабху Шива» как раз дежурит у Тремонтаня по просьбе архона.

Он старался говорить бесстрастно, но заметил, как улыбка сбежала с лица капитана. Коммандер Крайно презрительно фыркнул: подобно большинству флотских офицеров, он не испытывал особого уважения к архону, действия которого почти выходили за рамки Пакта Анархии и который трусливо потребовал линкор себе на защиту, когда подданные его начали проявлять недовольство его крайностями.

— Что-то больно уж часто творятся такие штуки в последнее время, — заметил Крайно.

Нг повернулась к экрану. Зная, что она уже все про себя решила, Ром-Санчес позволил себе не вмешиваться в разговор других офицеров, занявшись вместо этого разглядыванием капитана: ее коротко остриженных каштановых волос, безукоризненно чистого мундира, только подчеркивавшего ее спортивную фигуру... он мысленно обругал себя и попытался думать о деле.

Было не самое лучшее время для фантазий, и он прекрасно знал, что от этих карих глаз не укроется ничего. Чего он не знал — так это того, как она относится к ним как к мужчинам; свою личную жизнь она не обсуждала с ними никогда, да и с другими — насколько ему было известно — тоже.

6
{"b":"25255","o":1}