ЛитМир - Электронная Библиотека
A
A

Призыв Локри о помощи стал для него облегчением; он ушел, едва попрощавшись с братом и вовсе не попрощавшись с Турой. Но он ощущал на спине ее взгляд еще долго после того, как дверь за ним захлопнулась.

В голове его бродила неясная мысль проиграть этот бой, чтобы обрести наконец покой в смерти. Но стоило ему появиться на поле боя, как подготовка взяла верх над разумом, а очень скоро и сами мысли стали уравновешеннее.

И еще: он увидел нечто, что словно открыло для него новое окно, пропустив в душу немного света. Он увидел, как бьется Брендон Аркад.

Воин, чьи ноги стоят на пути истины, не собьется в джунгли злобы, вождь воинов держит в чистоте путь для тех, кто следует за ним.

Истины ритуальные сгорели вместе с «Солнечным Огнем», но боевые получили лишнее подтверждение. Вийя или сам Жаим с легкостью одолели бы Брендона в поединке, но ни тот, ни другая не смогли бы вести за собой так непринужденно.

Жаим всегда считал Вийю неплохим лидером: она хорошо разбиралась в стратегии, заботилась о своей команде — то, чему научилась она у Маркхема.

Но когда они бежали впятером по глухим закоулкам Рифтхавена, где опасность подстерегала их на каждом перекрестке, именно Брендон заставлял их хохотать на бегу, отпуская идиотские шуточки насчет вывесок и перемежая это двусмысленными куплетами. Один раз даже бредовые детские стишки помогли им войти в ритм, с которым они пробились сквозь шайку неожиданно окруживших их злобных Драко.

Раз и Локри подпел ему, и его чистый баритон слушался очень даже неплохо с легким тенором; странное дело, но это каким-то образом помогло им нейтрализовать, никого не убив, компанию Йим, преградившую им дорогу чуть позже. И хотя Аркад был не самым лучшим из них бойцом, именно он руководил поединком, выкрикивая команды, предостерегая об опасности и ободряя, когда они напоролись на взвод угрюмых Куг или когда на них навалилась банда пьяных звездолетчиков, шатавшихся по Рифтхавену в поисках развлечений. Именно он первым заметил разлад в стане врага и воспользовался этим в полной мере, несколькими точными словами натравив конкурирующие шайки друг на друга, в то время как сами они под шумок проскользнули мимо.

Вот он, Путь. Свет.

Даже Вийя улыбалась, когда они одолевали последнюю улицу, ведущую к верфи. Правда, улыбка ее исчезла, когда они добрались до «Телварны». Жаим обратил внимание на неестественную пустоту улицы перед шлюзом, и тревога охватила его с новой силой. Что творится на Рифтхавене?

Поднимаясь по трапу, он ощущал под ногами ни с чем не сравнимую вибрацию прогревающихся двигателей и поспешил прямиком в машинное отделение.

До безопасности им было еще очень и очень далеко.

* * *

Марим едва не упала, когда сильная рука, высунувшись из темного дверного проема, дернула ее назад. К губам ее прижались чьи-то жесткие губы, а другая такая же сильная рука зашарила по телу.

— Ты меня забыла, сучка — я как дурак ждал тебя тогда в «Эбо», — пророкотал низкий голос. — Ничего, теперь ты меня не скоро забудешь.

Кляня себя на чем свет стоит за то, что как последняя дура отстала, чтобы незаметно связаться с Рексом, она повернула голову и посмотрела на него. Да, новая проблема. От него несло кисло-сладким запахом табака с подмешанным зельем, а глаза налились кровью. Она его не помнила.

— На этот раз все будет лучше, Марим, — шепнул он. Она облегченно вздохнула: он хотел не драться, а всего лишь трахнуться. Ей не придется убивать его.

— Капитан ждет меня сейчас же, — выдохнула она, целуя упрямые губы. — Свяжись со мной по босуэллу.

— Только быстрее...

Он отпустил ее руки, и она бегом ринулась на верфь. Выскочив из шлюза, она сразу же услышала знакомый рокот.

«Они едва не улетели без меня!»

Она даже сама удивилась той злости, которую вызвала у нее мысль об этом. Можно подумать, она к ним привязалась — если она вообще могла привязаться к кому-либо,

Она испытала облегчение, увидев, что трап еще не убран. Взмывая вверх по пандусу, она услышала по босуэллу команду Вийи: (Марим, закрывай люк!).

«Ого! Она зла как черт. Она же улыбалась на бегу — так что же такое случилось теперь?»

Загерметизировав люк в рекордное время, она рванула по коридору, свернула за угол и плюхнулась в свое кресло как раз в то мгновение, когда Вийя хлопнула ладонью по стартовой кнопке.

Некоторое время, пока корабль мучительно медленно маневрировал в джунглях труб и ремонтных лесов, все молчали. Марим воспользовалась паузой, чтобы посмотреть на остальных. Вийя вся перепачкалась в грязи и крови, а на скуле багровел здоровый синяк.

Дальнейший беглый осмотр показал, что Локри здорово расквасили губу; глаза его наконец смотрели совершенно трезво, но с тревогой.

За пультом управления огнем сидел живой и относительно невредимый Аркад, но лицо его — вернее, та его часть, которую можно было разглядеть под синяками и царапинами, — хранило выражение, которое Марим давно прозвала про себя Маркхемовой Броней. Что-то случилось, это точно. Только что, здесь? Или еще у Шнуркеля?

«Должно быть, Локри. Что он такого натворил?»

— Вышли, — объявила Вийя. — Локри, прослушивай частоты Братства. Особенно все, что хоть немного напоминает шифры Карру.

Марим подавила внезапный зевок и пробежалась взглядом по пульту. Все индикаторы светились успокаивающими синим или зеленым.

«Что ж, повезло, что я не успела забрать с корабля свое барахло, а Школяр с моей монетой благополучно заперт в лазарете».

И тут же в глазах ее потемнело, когда она увидела сидящего на своем месте Иварда. Какой-то кретин не поленился сходить и забрать его из клиники!

— Мне хотелось бы знать, куда нас везут, — послышался тихий голос откуда-то из-за спины. Марим оглянулась и увидела входящего на мостик гностора. Лицо его оставалось предельно вежливым.

«Святой Хикура, — подумала Марим, — он не мог выбрать момента неудачнее!»

— Я еще не знаю, — ответила Вийя, не отводя взгляда со своего дисплея.

— Тогда я прошу объяснить мне наш статус. Если мы не пленные, я бы попросил высадить нас при первой возможности в месте, где мы были бы в безопасности.

— Таких мест нет, — все так же, не оборачиваясь, буркнула Вийя.

— Это правда, — вмешалась Марим, пытаясь разрядить атмосферу. — Рекс с «Тантайона» много мне нарассказал. Эсабиан дал своим союзникам полную волю. Одни охотятся за панархистами по всем окраинам, а другие просто развлекаются, да так, что даже обдолбавшись во сне не привидится.

— Капитан, — настаивал Омилов. — Я требую...

Вийя продолжала смотреть на экран.

— Отказано.

На глазах у Марим Омилов склонил голову и вышел.

— Им известно про Аркада, — послышался голос Жаима по интеркому.

— И у них есть что-то вроде сверхсветовой связи, — медленно, все так же уставившись в экраны, произнесла Марим. — Они могут говорить с другой системой, словно с соседней комнатой. Вот откуда они уже знают все новости. Я только-только узнала это от Рекса, — торопливо добавила она.

Они поверили в эту небольшую ложь — но только потому, что эта новость явилась для всех потрясением.

Молчание тянулось мучительно долго, потом Вийя повернулась, и холодный взгляд ее словно пришпилил Локри к креслу.

— Ты знал об этом.

Локри развел руками, поморщившись от боли.

— Слышал в «Галадиуме», но не поверил.

Брендон заглушил свой монитор, встал, постоял немного, глядя на него сверху вниз, и подошел к Вийе. Марим навострила уши, но не услышала ничего, кроме неразборчивого шепота.

Вийя тоже встала.

— Ивард, дай мне знать, когда мы будем в трех минутах от радиуса.

Она вышла, и Брендон за ней.

Марим смерила Локри уничтожающим взглядом.

— Ну ладно, ублюдок. Что ты натворил?

Локри вздрогнул, осторожно подвигав головой.

— Нас обошли, перестреляли и вообще...

Марим внимательно посмотрела на него и решила рискнуть.

74
{"b":"25255","o":1}