ЛитМир - Электронная Библиотека

Я взял два оставшихся кружка лабиринтов и прижал их к груди. Они жгли кожу, и инстинктивно мне хотелось отстраниться от них и от надвигающейся темноты. Вместо этого я отдался этой темноте и позволил ей унести меня.

Голос моей госпожи донесся будто с огромного расстояния:

— Что случится с двойной короной? Сможем ли мы противостоять варварам?

Видения начали вставать перед моими глазами. Я перенесся в те дни, которые еще не пришли, и увидел события, которые должны будут произойти в свое время.

Лучи утреннего солнца падали на алтарь Гора через отверстие в крыше, когда я возвратился из далекого путешествия по лабиринтам. Я был истощен. Меня подташнивало от остатков зелья, которое вызвало видения. Все плыло и дрожало перед глазами, а в памяти жили странные картины, увиденные мной.

Моя госпожа и Тан оставались со мной всю эту ночь. Первое, что я увидел по возвращении из лабиринтов, были их встревоженные лица. Очертания расплывались, и я сначала решил, что они часть моего видения.

— Таита, с тобой все в порядке? Говори. Скажи, что ты видел!

В голосе моей госпожи слышалась тревога. Она не могла скрыть чувства вины передо мной за то, что заставила меня снова отправиться в лабиринты Амона-Ра.

— Я видел змею. — Голос мой гулким эхом раздавался в моей голове, будто я стоял в стороне и слушал себя. — Огромная зеленая змея ползла по пустыне.

Я видел по их лицам, как они озадачены, но еще не успел обдумать смысл видения и не мог им помочь.

— Я хочу пить, — прошептал я. — У меня пересохло в горле, а язык мой, как камень, покрытый мхом.

Тан принес кувшин вина и налил мне полную чашу; я жадно выпил ее.

— Расскажи нам о змее, — потребовала госпожа, как только я опустил чашу.

— Ее извивающемуся телу не было конца, и она мерцала зеленым светом в солнечных лучах. Она ползла по чудесной стране, где живут обнаженные черные люди и странные, удивительные животные.

— Видел ли ты голову или хвост змеи? — спросила госпожа, и я покачал головой. — Где был ты? Где ты стоял? — настойчиво спрашивала она.

Я уже успел забыть, как подробно она разбирала мои видения и с каким удовольствием толковала их.

— Я ехал на спине змеи, — ответил я. — Но я был не один.

— Кто был с тобой?

— Ты была со мной, госпожа, и Мемнон тоже был с нами. Тан стоял с другой стороны, и змея несла нас всех.

— Это Нил! Змея — наша река! — торжественно воскликнула Лостра. — Ты подглядел путешествие, которое мы совершим по реке.

— Но куда? — спросил Тан. Он увлекся так же, как и Лостра. — Куда текла река?

Я с усилием стал припоминать подробности.

— Я видел, как солнце вставало слева от меня.

— На юг, — воскликнул он.

— Вглубь Африки, — сказала моя госпожа.

— Потом наконец я увидел впереди голову змеи. Тело ее раздвоилось, и на каждой его части было по голове.

— Разве у Нила два истока? — вслух подумала госпожа. — Или у этого видения есть более глубокий смысл?

— Давай дослушаем до конца рассказ Таиты, — остановил ее Тан. — Продолжай, старина.

— Потом я увидел богиню, — продолжил я. — Она сидела на высокой горе. Обе головы змеи склонились перед ней.

Госпожа не удержалась:

— Какую богиню ты видел? Говори быстрее, кто это был!

— У нее бородатая голова мужчины, а груди и промежность женщины. Из ее влагалища два мощных потока извергались в открытые пасти двухголовой змеи.

— Это богиня Хапи, богиня реки, — прошептала царица Лостра. — Она рождает реку внутри своего тела и пускает ее течь по миру.

— Что еще показало тебе видение? — спросил Тан.

— Богиня улыбалась нам, и лицо ее сияло любовью и добротой. Она говорила голосом, который походил на шум ветра и морского прибоя, на раскаты грома в далеких горах.

— Что же сказала она? — в благоговейном восторге спросила царица Лостра.

— Она сказала: «Пусть мое дитя придет ко мне. Я сделаю ее такой сильной, что она сможет победить, и мой народ не погибнет от руки варвара». — Я повторил эти слова, и они гулом барабанов отдались у меня в голове.

— Я — дитя богини реки, — просто сказала госпожа. — При рождении меня посвятили ей. Теперь она призывает меня, я должна отправиться туда, где у истоков Нила живет Хапи.

— Это то же самое путешествие, которое мы с Таитой обдумывали раньше, — с удивлением произнес Тан. — А теперь богиня приказывает нам совершить его. Мы не можем отказать ей.

— Да, мы должны отправиться туда и вернуться, — поклялась моя госпожа. — Здесь моя страна, мой Египет. Здесь мой город, прекрасные Фивы, город ста ворот. Я не могу оставить их навеки. Я вернусь в Фивы. Я клянусь и призываю богиню Хапи в свидетели. Мы вернемся!

РЕШЕНИЕ отправиться на юг за пороги Нила в дикие, неисследованные земли мы обсуждали с Таном довольно давно. В первый раз говорили о них, как о пути спасения от гнева и мести фараона. Теперь же нам приходилось спасаться от еще более безжалостного врага. Казалось, боги решили заставить нас отправиться по этому пути, а им нельзя противиться.

Времени на сборы в дальнюю дорогу почти не оставалось. Гиксосы наступали с двух сторон, и наши передовые заставы сообщали, что их передовые отряды будут видны с крыши дворца Мемнона не позже чем через три дня.

Тан поручил Крату командование половиной своих войск и направил на север навстречу царю Салиту, спешащему от Асюта, так как именно его отряд скорее всего первым подойдет к Городу Мертвых и дворцу. Крат получил приказ вести подвижные бои. Пользуясь острыми кольями и защитой городских укреплений, он должен задерживать Салита как можно дольше, не рискуя попасть в окружение или быть наголову разбитым. Когда же будет не в состоянии сдерживать врага, ему следует перевести людей на ладьи.

Сам Тан взял другую половину войска и отправился на юг, чтобы боями сдерживать гиксосов, переправившихся у Эсны.

Пока войска заняты выполнением своих задач, госпоже моей следовало погрузить на корабли свой народ и имущество. Она поручила это вельможе Меркесету и, разумеется, сделала меня его помощником. Вельможа Меркесет дожил не просто до старческого слабоумия, он даже успел недавно жениться на шестнадцатилетней девочке. Поэтому проку от него было мало как для меня, так и для него самого. Все планирование и сборы для погрузки на корабли легло на мои плечи.

Однако прежде чем отправляться в путь, нужно было позаботиться о лошадях. Уже тогда я совершенно ясно представлял себе, что именно они явятся основой нашего спасения и как страны, и как цивилизованного народа. С лошадьми, захваченными у Эсны, наш табун составлял несколько тысяч голов. Я разделил его на четыре части, чтобы легче было найти пастбища по пути на юг. Кроме того, табуны меньшего размера поднимают меньше пыли, им будет легче избежать столкновения с гиксосами.

Я послал Гуи, колесничих и конюхов с этими четырьмя табунами в сторону Элефантины, приказав держаться подальше от берега реки, вдоль которого наступали колесницы гиксосов, и идти по краю пустыни.

Как только лошади отправились в путь, я занялся людьми. Я понимал, что количество ладей ограничивало наши возможности, и мы могли взять с собой лишь небольшое количество людей и вещей. Я был абсолютно уверен, что каждый египтянин захочет стать участником великого исхода. Жестокость и свирепость гиксосов проявлялись в каждом захваченном ими городе, который они предавали огню и где учиняли страшные зверства над населением. Все неведомые опасности Африки казались гораздо предпочтительнее кровожадных чудовищ, которые мчались на нас на своих колесницах.

По моим расчетам выходило, что мы сможем разместить на судах нашего флота только двенадцать тысяч человек, и я сообщил об этом госпоже.

— Нам придется быть безжалостными при выборе людей и многих оставить здесь.

Но она не пожелала слушать моего совета.

— Это мой народ. Я скорее сама оставлю свое место на корабле, чем отдам гиксосам одного-единственного подданного моего царства.

113
{"b":"25256","o":1}