ЛитМир - Электронная Библиотека

— Это может означать только одно, — сказал один сплетник другому. — Ак Гор находится поблизости от Асуана и, возможно, даже в пределах видимости со стен Элефантины. Он напал на остатки клана Акеку, скрывавшиеся в пустыне с тех пор, как их князь потерял голову в Галлале. Ак Гор убил последних разбойников и сложил их головы на дороге. Благодарение новому богу! Теперь юг свободен от ужасных сорокопутов!

Это действительно было новостью, причем лучшей из тех, что я слышал за последнюю неделю, и мне не терпелось донести ее до моей госпожи. Я начал проталкиваться через толпу моряков на пристани и искать лодочника, перевезшего бы меня на остров.

Кто-то потянул меня за руку, но я раздраженно отмахнулся. Несмотря на всеобщее процветание, а может быть и из-за него, нищие становились все наглее. Он не отставал, и я развернулся к нему, замахнувшись посохом.

— Не бей старого друга! У меня к тебе послание от бога, — заскулил нищий. Мой посох замер, а я уставился на него, разинув рот.

— Гуи! — Сердце у меня чуть не выскочило из груди, когда я узнал хитренькую ухмылку бывшего разбойника. — Что ты тут делаешь? — Я не стал ждать ответа на бессмысленный вопрос и быстро продолжил: — Следуй за мной в отдалении.

Я отвел его в одно из мест развлечений в узком переулке за пристанью, где сдавали комнаты парочкам независимо от их пола. Комнаты здесь предоставляли на короткое время, измерявшееся водяными часами, висевшими у дверей, и брали за водяной час большое медное кольцо. Я заплатил за комнату неслыханную цену и, как только мы остались одни, схватил Гуи за рваный плащ.

— Какую весть ты принес о своем господине? — спросил я, а он усмехнулся с отвратительной наглостью.

— У меня так пересохло в горле, что я едва моту говорить. — Он уже успел перенять надменные замашки стражников из отряда синих. Как быстро обезьянка усваивает новые штуки! Я крикнул коридорному, чтобы принес кувшин пива. Гуи пил пиво, как осел воду после перехода через пустыню. Потом опустил кувшин и весело рыгнул.

— Бог Ак Гор шлет тебе привет. Тебе и другому человеку, чье имя нельзя называть. Он просит меня сказать тебе, что поручение выполнено и все птички сидят в клетке. Напоминает тебе, что до следующего праздника Осириса осталось всего несколько месяцев. Давно пора писать новый сценарий мистерии на радость царю.

— Где он? Когда ты можешь вернуться к нему?

— Я буду с ним до того, как Амон-Ра, бог солнца, скроется за западными холмами, — объявил Гуи.

Я выглянул в окно и увидел, что солнце находится на полпути от зенита к горизонту. Тан расположился совсем близко от города. Радость охватила меня. Как же мне хотелось ощутить на себе его крепкие объятия и услышать гулкий смех!

Ухмыляясь в предвкушении встречи, я шагал взад и вперед по грязной комнате, пока не решил, какое послание отправить с Гуи для Тана.

УЖЕ СТЕМНЕЛО, когда я сошел на берег на маленькой пристани и поспешил по ступенькам наверх. Одна из рабынь Лостры рыдала у ворот и терла распухшее ухо.

— Она ударила меня, — прохныкала девчонка, и я увидел, что ее гордость пострадала больше, чем ухо.

— Не называй госпожу Лостру «она», — укорил я ее. — Да и вообще, как ты можешь жаловаться? Рабов нельзя не бить.

Однако хозяйка моя никогда не поднимала руку на домашних. В хорошеньком же она настроении, подумал я и замедлил шаг. Осторожно продвигаясь вперед, подошел к ее покоям в тот самый момент, когда другая рабыня, плача, выбежала оттуда. Госпожа появилась за ее спиной, раскрасневшись от гнева.

— Ты превратила мою прическу в стог сена…

Она увидела меня и тут же забыла о девчонке. Обрушилась на меня с такой яростью, что я сразу понял, кто разгневал ее.

— Где ты был? — потребовала объяснений. — Я послала тебя на пристань до полудня. Как ты смеешь не являться ко мне так долго? — Она приближалась ко мне с таким лицом, что я испуганно отступил назад.

— Он здесь, — торопливо сказал я, а потом понизил голос так, чтобы рабыни не могли расслышать. — Тан здесь, послезавтра я сдержу свое обещание.

Настроение ее изменилось на прямо противоположное, она бросилась ко мне на шею, а затем побежала утешать своих служанок.

В КАЧЕСТВЕ обычной ежегодной Дани царь аморитов, вассал фараона, прислал ему пару ученых охотничьих гепардов из своего царства на противоположном берегу Красного моря. Нашему царю не терпелось испытать этих великолепных животных в охоте на стада газелей, которые заполняли дюны на западном берегу реки. По его приказу весь двор, включая мою госпожу, должен был присутствовать на охоте. Мы переправились на западный берег с целой флотилией маленьких лодок в белом облаке трепещущих парусов и разноцветных флажков. Повсюду раздавался смех и звучала музыка лютни и систры. Через несколько дней должно было начаться половодье великой реки, ожидание его и процветание всей страны повлияли на праздничное настроение двора.

Госпожа моя была веселее всех. Она радостно окликала друзей в других лодках, когда наша быстрая ладья разрезала зеленую летнюю воду с такой скоростью, что нос ее покрывала гирлянда пены, а позади оставался сияющий белый след.

Казалось, будто я один из всех присутствующих не разделяю всеобщего веселья и радости. Ветер был какой-то чересчур резкий, и направление его внушало мне опасения. Я постоянно поглядывал на запад. Небо там было безоблачным и ярким, но на небосклоне виднелся странный медный отблеск, совершенно неестественный в это время дня. Казалось, будто еще одно солнце восходит там, где оно должно садиться.

Я постарался отбросить дурные предчувствия и отдаться всеобщему веселью. Это мне не удалось, потому что беспокоиться приходилось не только о погоде. Если хоть в чем-то мой план сорвется, жизнь моя будет в опасности. И возможно, не только моя.

Эти чувства, наверное, отражались на моем лице, так как госпожа моя тихонько толкнула меня ногой с ярко накрашенными ногтями и сказала:

— Не будь таким угрюмым, Таита. Каждый, кто посмотрит на тебя, сразу догадается, что ты что-то замышляешь. Улыбнись! Я приказываю тебе улыбаться!

Когда мы высадились на западном берегу, нас ожидала целая орда рабов. Конюхи держали за поводья великолепных белых ослов из царских конюшен, покрытых шелковыми чепраками. Вьючные ослы несли шатры, ковры и корзины с пищей, вином и другими вещами, необходимыми для царского выезда на охоту. Целое войско рабов встречало двор, держало зонтики над знатными дамами и прислуживало вельможам. Были там шуты, акробаты и музыканты для развлечения гостей, а также сотни егерей.

Клетку с гепардами погрузили на волокушу, запряженную белыми быками. Весь двор собрался полюбоваться этими редкими животными. В нашей стране они не встречаются в естественных условиях, так как живут в открытых травянистых саваннах, а последних нет по берегам реки. Я впервые увидел этих животных, и меня охватило такое любопытство, что на какое-то время я забыл о своих тревогах и протолкался к клеткам поближе, стараясь не наступать на ноги вспыльчивым вельможам.

Кошки эти так красивы, что и представить невозможно. Они выше и элегантнее леопардов, у них длинные стройные ноги и впалые животы; изогнутые хвосты точно выражают настроение, золотые шкуры усеяны розетками черного цвета, а из внутреннего уголка каждого глаза вниз по морде идет черная полоска, будто нарисованный след. Великолепная фигура, царственная осанка придавали этим животным трагичный и романтический вид, пленивший меня. Мне захотелось иметь гепарда, и я тут же решил подбросить мысль об этом своей госпоже. Царь ни в чем не отказывал ей.

Слишком быстро, на мой взгляд, баржа, на борту которой переправлялся царь, прибыла на западный берег, и мы со всем двором поторопились к реке приветствовать фараона.

На нем был легкий охотничий наряд, и впервые за многие дни он казался спокойным и счастливым. Мамос остановился рядом с моей госпожой, когда она по обычаю поклонилась ему, и великодушно справился о здоровье. Меня охватил ужас при мысли о том, что он может оставить ее при себе на весь день — это разрушило бы все мои планы. Однако охотничьи гепарды привлекли внимание царя, и он быстро прошел к ним, не позвав за собой госпожу.

72
{"b":"25256","o":1}