ЛитМир - Электронная Библиотека
Содержание  
A
A

30. ЯВЛЕНИЕ ГЛАСНОСТИ

О гласности болея и тоскуя
                 Почти пять лет,
К прискорбию, ее не нахожу я
                 В столбцах газет;
Не нахожу в полемике журнальной,
                 Хоть предо мной
И обличен в печати Н. квартальный,
                 М. становой.
Я гласности, я гласности желаю
                 В столбцах газет,—
Но формулы, как в алгебре, встречаю:
                 Икс, Игрек, Зет.
Так думал я назад тому полгода
                 (Пожалуй, год),
Но уж во мне свершала мать-природа
                 Переворот.
Десяток фраз, печатных и словесных,
                 Пустив умно
Об истинах забытых, но известных
                 Давным-давно,
Я в обществе наделал шуму, крику
                 И вот — за них
Увенчанный, как раз причислен к лику
                 Передовых.
Уж я теперь не обличитель праздный!
                 Уж для меня
Открылась жизнь и все ее соблазны —
                 И нету дня,
Отбою нет от лестных приглашений.
                 Как лен, как шелк,
Я мягок, добр, но чувствую, что — гений!
                 А гений — долг.
И голос мой звучит по светлым залам:
                 «Добро! Закон!»
И падает в беседе с генералом
                 На полутон.
Я говорю, что предрассудки стары —
                 Исчадья лжи,—
И чувствую, как хороши омары,
                 Когда свежи.
Я признаю, топча ковры гостиных,
                 Вкус старых вин
И цену их — друзей добра старинных,
                 Врагов рутин.
Я слушал их, порок громивших смело,
                 И понял вдруг,
Где слово — мысль, предшественница дела,
                 Где слово — звук.
Не знаю, как я стал акционером
                 И как потом
Сошелся я на ты с миллионером,
                 Былым врагом.
Но было так всесильно искушенье,
                 Что в светлом сне
Значенье слов — уступки, увлеченье
                 Раскрылось мне.
Сам деспотизм пришелся мне по нраву
                 В улыбках дам —
И продал я некупленную славу
                 Златым тельцам.
Мы купчую безмолвную свершили,
                 И хитрый спич
Я произнес, когда клико мы пили,
                 Как магарыч.
Но, всё еще за милое мне слово
                 Стоя горой,
Я гласности умеренной, здоровой
                 Желал душой.
И голосил в словесности банкетной,
                 Что гласность — свет,
Хоть на меня глядели уж приветно —
                 Икс, Игрек, Зет.
Но пробил час — и образ исполинский,
                 Мой идеал,
Как Истину когда-то Баратынский,
                 Я увидал.
В глухую ночь она ко мне явилась
                 В сияньи дня —
И кровь во мне с двух слов остановилась:
                 «Ты звал меня!..»
«Ты звал меня» — вонзилось в грудь, как жало,
                 И в тот же миг
Я в ужасе набросил покрывало
                 На светлый лик.
Почудилось неведомое что-то:
                 Какой-то враг
Из всех речей, из каждого отчета,
                 Из всех бумаг
Меня дразнил — и, как металл звенящий,
                 Как трубный звук.
Нестройный хор, о гласности болящий,
                 Терзал мой слух.
Я полетел со стула вверх ногами,
                 Вниз головой,
И завопил, ударясь в пол руками:
                 «Нет! я не твой!
Нет, я не твой! Я звал тебя с задором,
                 Но этот зов
Был, как десерт обеденный, набором
                 Красивых слов.
Оставь меня! Мы оба не созрели…
                 Нет! Дай мне срок.
Дай доползти к благополучной цели,
                 Дай, чтоб я мог,
Обзаведясь влияньем и мильоном,
                 Не трепетать —
Когда придешь, со свистом и трезвоном,
                 Меня карать».
1860

31. ДИЛЕТАНТИЗМ В БЛАГОТВОРИТЕЛЬНОСТИ

Не о едином хлебе жив будет человек.

Хоть одной юмористической,
Но любитель я словесности —
И талант мой пиитический
Должен гибнуть в неизвестности.
Нет! Зачем пустая мнительность?
Вдохновенья полный ясного,
Воспою благотворительность —
Отвернувшись от несчастного.
Тщетны все благодеяния
Без высокого смирения —
Лотереи и гуляния,
Сборы, лекции и чтения,
Малонравственные повести,
Пляски вовсе неприличные…
Ах! Добро творят без совести
Благодетели столичные!
Где тщеславие неистово,
Там добра не будет прочного,
Медный грош от сердца чистого
Больше ста рублей порочного.
Что в ней, в помощи существенной,
В хлебе братье голодающей,
Если правдой невещественной
Не украшен помогающий?
Не пойду в концерты бурные.
Не пойду в спектакли модные —
Будь они литературные
Или просто «благородные».
Хоть сестру мою, жену мою
Нищета постигнет в бедствиях,
Я и тут сперва подумаю
О причинах и последствиях.
Где помочь нельзя по строгому
Завещанию народному —
Ни гроша не дам убогому,
Ни крохи не дам голодному;
Помогу словами звучными,
Наставленьями житейскими,
И речами ультраскучными,
И стихами лжебиблейскими;
Дам понятия полезные
О предметах невещественных.
Ах! Не всё же реки слезные
Лить о бедствиях существенных.
1860
24
{"b":"252581","o":1}