ЛитМир - Электронная Библиотека
Содержание  
A
A

100. <П. А. ЕФРЕМОВУ> («Изданну книжицу мной подношу вам, друже…»)

Изданну книжицу мной подношу вам, друже.
Аще и не нравен слог — мните, мог быть хуже.
Чтите убо без гневу, меня не кляните:
Невозможно на Руси Беранжерам быти.
1873

101. НОВЫЙ ПАНТЕЛЕЙ-ЦЕЛИТЕЛЬ

(ПОДРАЖАНИЕ СТАРОМУ «ПАНТЕЛЕЮ-ЦЕЛИТЕЛЮ» ГРАФА А. К. ТОЛСТОГО)

ФЕЛЬЕТОННАЯ БАЛЛАДА

И на этих людей,
Государь Пантелей,
Палки ты не жалей
Суковатыя!
Гр. Толстой
Граф Сальяс-Турнемир ополчается.
Пантелеем он, слышь, величается,
Государь Пантелеем-целителем,
Земли русской, российской спасителем
От всей скверны и внешней и внутренней.
Уж как встал Турнемир перед утреней,
Не с крестом, не с честною молитвою,
Как оно надлежит перед битвою,
А за палку схватись суковатую:
«Сам не знаю за что, — бает, — ратую!»
           Граф Сальяс-Турнемир,
           Государь Пантелей,
           Не смеши божий мир,
           Сам себя пожалей!
Ох ты, гой еси, ваше сиятельство!
Неприличны в печати ругательства,
И не вырастут травы целебные,
Коль посеешь слова непотребные.
Али речь ты повел с «пугачевцами»?
Аль считаешь читателей овцами?
Как же ты, с воспитанья-то светского,
Речь повел крепостного дворецкого,
Забубенную, слышь, залихватскую
И как быдто б маненько — кабацкую?
           Ох ты, гой, граф Сальяс,
           Турнемир Пантелей,—
           Пощади, сударь, нас
           И себя пожалей!
На врага ополчаясь газетного,
Дай нам речь убежденья заветного.
Метким словом поди — переспорь его,
А не фразой актера Григорьева,
Водевильной, отжившей, негодною,
Никогда и не бывшей народною!
           Да еще разумей,
           Турнемир-Пантелей:
Журналист, убеждающий палкою,
Конкурирует с куклою жалкою,
С деревянною детской игрушкою,
С драчуном балаганным Петрушкою,
А у кукол для споров все данные —
Только палки одни барабанные
           Оттого, государь,
           Что башки их, как встарь,
                       Деревянные!
1875

102. <М. Н. КАТКОВУ> («Поверь, для всех смешон шпионский твой задор…»)

Поверь, для всех смешон шпионский твой задор,
С твоим доносом заученным,
Как разрумяненный трагический актер,
Махающий мечом картонным.
1875

103. ПОЭТУ-АДВОКАТУ

(РЕАЛЬНО-ЮРИДИЧЕСКИЙ СОНЕТ)

Не бойся, адвокат, общественного мненья,
Когда имеется в виду солидный куш
И убеждения податливы к тому ж,
Берись за все дела! Какие тут сомненья!
В тебе, в твоем нутре таятся убежденья,
Вполне согласные со злобой наших дней:
Тем преступления доходней, чем крупней,
И только мелкие позорны преступленья.
Что значит суд толпы? Ты сам свой высший суд
Конечно, оценить сумеешь ты свой труд
Дороже, чем богач, не только пролетарий.
Так плюнь на суд толпы и на газетный свист.
Запомни лишь одно, как адвокат-юрист:
Тем выше подвиг твой, чем выше гонорарий!
1875

СТИХОТВОРЕНИЯ, ПРИПИСЫВАЕМЫЕ КУРОЧКИНУ

104. «Долго нас помещики душили…»

Долго нас помещики душили,
         Становые били,
И привыкли всякому злодею
         Подставлять мы шею.
В страхе нас квартальные держали,
         Немцы муштровали.
Что тут делать, долго ль до напасти,
         Покоримся власти.
Мироеды тем и пробавлялись,
         Над нами ломались,
Мы-де глупы, как овечье стадо,
         Стричь да брить нас надо.
Про царей попы твердили миру
         Спьяна или с жиру —
Сам-де бог помазал их елеем,
         Как же пикнуть смеем?
Суд Шемякин, до бога высоко,
         До царя далеко;
Царь сидит там в Питере, не слышит,
         Знай указы пишет.
А указ как бисером нанизан,
         Не про нас лишь писан;
Так и этак ты его читаешь —
         Всё не понимаешь.
Каждый бутарь звал себя с нахальством
         Малыим начальством.
Знать, и этих, господи ты боже,
         Мазал маслом тоже.
Кто слыхал о 25-м годе
         В крещеном народе?
Когда б мы тогда не глупы были,
         Давно б не тужили.
Поднялись в то время на злодеев
         Кондратам Рылеев,
Да полковник Пестель, да иные
         Бояре честные.
Не сумели в те поры мы смело
         Отстоять их дело,
И сложили головы за братий
         Пестель да Кондратий.
Не найдется, что ль, у нас иного
         Друга Пугачева,
Чтобы крепкой грудью встал он смело
         За святое дело.
<1861>
51
{"b":"252581","o":1}