ЛитМир - Электронная Библиотека
A
A

Джонни, не раздумывая, отказался. Возможно, Старик этого не заметил, возможно, простым совпадением было то, что неделю спустя Джонни был назначен полевым управляющим береговой операции.

«Ван дер Бил дайамондз» принадлежала концессия на тридцать семь миль береговой линии. Узкая полоса, сто двадцать футов от линии воды в глубь суши и сто двадцать футов морского дна. За ее пределами вся суша принадлежала большой компании. Компания купила эту землю, десятки огромных ранчо, просто чтобы сохранить за собой права на будущее. Концессия на морское дно вплоть до двенадцатимильной границы нейтральных вод также принадлежала крупной компании. Права были переданы правительством двадцать лет назад. «Ван дер Бил дайамондз» принадлежала лишь узенькая полоска – это ее разработка называлась «Король Канут».

Холодные воды Бенгуэльского течения порождали морской туман, покрывавший землю жемчужной пылью. Из тумана на желтый песок берега надвигались высокие неторопливые волны, обрушиваясь на утесы Намакваленда.

На мелководье волны резко вырастали. Вершины их начинали дрожать, ветер уносил пену, они изгибались и с ревом обрушивались потоками белой воды.

Джонни стоял на шоферском сиденье открытого «лендровера». От утреннего холода и рассветного тумана его защищала овчинная куртка, но голова была не покрыта, и ветер трепал темные волосы.

Его тяжелая челюсть выдавалась вперед, руки в карманах куртки сжаты в кулаки. Он агрессивно хмурился, измеряя высоту и силу прибоя. Своим перебитым носом он напоминал боксера, ожидающего удара гонга.

Неожиданно неловким резким движением он выдернул левую руку из кармана и посмотрел на циферблат своих часов. До самой низкой точки отлива два часа три минуты. Джонни снова сунул руку в карман и повернулся к бульдозерам.

Одиннадцать больших, ярко-желтых «Катерпиллеров Д8» выстроилось в линию у воды. Бульдозеристы в темных очках напряженно застыли на жестких сиденьях. Все смотрели на него.

За ними на довольно значительном расстоянии стояли землепогрузчики. Неуклюжие, пузатые, словно беременные, машины на огромных колесах выше человеческого роста. Когда придет время, они со скоростью тридцать миль в час устремятся вперед, выпустят из-под животов стальные лезвия, зачерпнут пятнадцатитонный груз песка и гравия, понесутся обратно, сбросят груз, развернутся и ринуться обратно, чтобы сделать новый гигантский укус.

Джонни напрягся, рассчитывая точный момент, чтобы, в надежде отыскать несколько ярких камешков, бросить в глубины Атлантического океана механизмы стоимостью в четверть миллиона фунтов.

Момент наступил, но, прежде чем начать действовать, Джонни потратил еще полминуты драгоценного времени, проверяя все приготовления.

Затем выкрикнул в громкоговоритель: «Вперед!» – и яростно замахал руками, давая команду начинать.

– Вперед! – крикнул он снова, но не услышал своего голоса. Рев дизелей заглушил даже гром прибоя. Опустив массивные стальные лезвия, цепь чудовищ двинулась вперед.

Золотой песок завивался перед наклоненными отвалами, как масло на ноже. Он пятился перед чудовищными машинами, становясь грудой, а потом высокой горой. Толкая, отступая, наступая снова, ударяя с разбегу, бульдозеры двигали вперед песчаную стену. Бульдозеристы работали руками, как безумные бармены, наполняющие одновременно тысячу кружек пива; двигатели ревели, гремели, стонали.

Стена песка столкнулась с морем; невероятно, но море, пенясь и волнуясь, попятилось перед напором стали. На большей глубине море заволновалось; казалось, оно недоумевает; вспенившись, пожелтев, оно продолжало отступать перед песчаной насыпью.

Теперь бульдозеры исполняли сложный, но тщательно отрепетированный танец. Отвалы поднимались и опускались, сплетались и перекрещивались, машины наступали и отходили назад, и все под руководством главного хореографа Джонни Ленса.

«Лендровер» метался взад и вперед вдоль растущей огромной ямы, Джонни в мегафон выкрикивал приказы и распоряжения. Стена песка в форме полумесяца все дальше уходила в море, а за ней бульдозеры погружали свои лезвия на шесть, десять, пятнадцать футов в желтый песок.

И внезапно добрались до ракушечного слоя, который на берегах Южной Африки так часто содержит алмазы.

Джонни заметил это – он увидел, как от отвалов отлетают раковины.

Полдесятка приказов и сигналов руками – и бульдозеры сформировали с обоих концов ямы подъездные откосы, чтобы дать доступ погрузчикам. Потом Джонни отправил бульдозеры удерживать дамбу перед натиском моря.

Он взглянул на часы.

– Час тридцать, – пробормотал он. – Почти в срок.

Джонни еще раз взглянул на яму. Длиной в двести ярдов, глубиной в пятнадцать футов, весь верхний слой песка убран, ясно виден ракушечный слой, чистый и белый в свете солнца, бульдозеры со дна ямы убрались. Они продолжают сражаться с морем.

– Все правильно, теперь посмотрим, что мы имеем. – Джонни обернулся к двум ожидающим землепогрузчикам. – Вперед! Забирай! – закричал он и замахал руками.

Землепогрузчики немедленно покатили вперед, спустились по откосам на дно ямы, зачерпнули груз раковин и гравия, не сбавляя скорости, с ревом выползли наружу, сбросили груз выше линии прилива и вернулись назад.

Снова и снова спускались они в яму, а бульдозеры удерживали море, которое начинало сердиться, – его когорты устремлялись к насыпи, выискивая слабое место для нападения.

Джонни снова взглянул на часы.

– Три минуты до малой воды, – проговорил он вслух и улыбнулся. – Успеем – я думаю!

Он зажег сигарету, слегка успокоенный. Сел на место водителя, развернул «лендровер» и подвел его к растущей горе гравия, которую сооружали погрузчики.

Он вышел из машины и набрал горсть гравия.

– Прекрасно! – прошептал он. – То, что нужно!

Да, гравий был отличный. Все говорило об этом. В одной пригоршне он разглядел небольшой гранат и крупный кусок агата.

Джонни набрал еще одну пригоршню.

– Яшма! – восхитился он. – И полосатый железняк.

Все это спутники алмазов, их всегда находят вместе с ними.

И форма верная: камни отполированы и сверкают, как стеклянные шарики, не сплющены, как монета, что означало бы, что их промывало только в одном направлении. Круглые камни означают зону действия волн – ловушку для алмазов!

– Это сокровищница, спорю на что угодно!

Из тридцати семи миль береговой линии Джонни выбрал участок в двести ярдов длиной и попал точно. Но это был не просто удачный выбор, он основывался на тщательном изучении конфигурации берега и аэрофотографий прилегающих районов моря, отражающих направление движения волн, на анализах берегового песка и, наконец, на том неуловимом «чутье», которое есть у каждого подлинного охотника за алмазами.

Снова садясь в «лендровер», Джонни Ленс был крайне доволен собой. Погрузчики вычерпали все без остатка, обнажив скалу. Закончив работу, они выбрались из ямы и стояли, фыркая выхлопами, словно отдуваясь, рядом с огромной кучей гравия.

– На дно! – крикнул Джонни, и терпеливая армия негров племени овамбо, сидевших на корточках на берегу, устремилась в яму. Они должны очистить дно ямы, потому что многие алмазы просочились сквозь гравий и застряли в щелях и шероховатостях скалы на дне.

Настроение моря изменилось; рассерженное грубым насилием над берегом, оно с шумом и свистом обрушивалось на песчаную дамбу. Прилив усиливался, и бульдозерам пришлось удвоить старания, чтобы поддерживать песчаную стену.

В яме лихорадочно работали овамбо, лишь изредка бросая опасливые взгляды на песчаную стену, отделявшую их от Атлантического океана.

Джонни снова ощутил напряжение. Если убрать их из ямы слишком рано, там останутся алмазы. Если не убрать вовремя, можно потерять машины и людей.

Он проделал все точно, в самый последний миг. Вывел рабочих, когда море уже начало переливаться через стену и подмывать ее основание.

Потом пришла очередь бульдозеров. Десять из них сразу устремились вперед, а один двигался сзади медленно, расплескивая лужи на дне ямы.

5
{"b":"25261","o":1}