ЛитМир - Электронная Библиотека
ЛитМир: бестселлеры месяца
Женщина справа
Рожденный бежать
В плену
Одна история
Кремль 2222. Покровское-Стрешнево
Земля лишних. Два билета туда
Естественная история драконов: Мемуары леди Трент
Любовь и брокколи: В поисках детского аппетита
11 врагов руководителя: Модели поведения, способные разрушить карьеру и бизнес
A
A

Оставалась всего тысячная часть гравия, извлеченного со дна моря. Но именно здесь должны находиться алмазы – если они вообще тут есть.

Когда Джонни появился в расположенном высоко на берегу бараке из гальванизированного железа, служившим в качестве обогатительной фабрики, он по-прежнему испытывал головокружение после наркоза и от недосыпания.

Рука пульсировала с постоянством маяка, глаза покраснели, на подбородке – густая черная щетина.

Джонни остановился у покрытого специальной смазкой стола, занимавшего половину барака. Чуть покачиваясь, он осмотрел все приготовления. Массивный бункер во главе стола был заполнен обогащенным «алмазным» гравием, стол хорошо смазан, все стояли наготове.

– Начали! – кивнул Джонни десятнику, который тут же повернул рычаг, и стол задрожал, как наркоман в ломке.

Стол представлял собой серию стальных пластин, слегка наклоненных и покрытых грязно-желтым жиром. Когда стол задрожал, из бункера показалась тонкая струйка гравия с водой, размеры и постоянство этой струйки тщательно корректировались десятником. Как патока, она разлилась по столу, перетекая от одной пластины к другой и попадая наконец в бункер для отбросов у другого конца стола.

Погруженный в воду алмаз не смачивается, он выходит из воды сухим. Слой жира на пластинах тоже не смачивается. Гравий и раковины скользят по наклонному дрожащему столу.

Но алмаз, попадая на смазанную пластину, прилипает, как полурасжеванная ириска к шерстяному одеялу.

В волнении и беспокойстве от важности момента Джонни почувствовал, как отступает усталость. Даже боль в руке беспокоила меньше. Его глаза со всем вниманием были устремлены к блестящей желтой полоске смазки.

Маленькие камни весом менее карата и черные промышленные алмазы на столе не видны: встряхивание слишком частое, и поток пустой породы скрывает их.

Джонни был так поглощен зрелищем, что прошло несколько секунд, прежде чем он понял, что рядом с ним кто-то есть. Он быстро оглянулся.

Рядом стоял Старик в своей обычной, слегка напряженной позе, которая так для него характерна.

Теперь Джонни осознал присутствие рядом Старика и почувствовал тревогу. Что если он ошибся? Алмазы ему теперь нужны, как ничто другое в жизни. Он осматривал дрожащие желтые пластины, стремясь увидеть камень, который заслужил бы одобрение Старика. Гравий полз по столу, и Джонни почувствовал приступ паники.

И тут десятник напротив него испустил вопль и ткнул пальцем:

– Вон он!

Глаза Джонни устремились к голове стола. Там, у самого выхода, где из бункера вытекала струйка, полупогрузившись от собственного веса в смазку, застряв в ней, пока бесполезный гравий полз мимо, сидел алмаз.

Большой камень в пять карат блестел мрачно и желто, как глаз дикого зверя, протестующего против плена.

Джонни негромко вздохнул и покосился на Старика. Тот без всякого выражения смотрел на стол и, хотя должен был заметить взгляд Ленса, не повернулся к нему. А глаза Джонни снова устремились к столу.

По какой-то прихоти случая следующий алмаз упал точно на первый.

Когда алмаз ударяется об алмаз, он отскакивает, как мяч от гудрона дороги.

Второй алмаз, белый красавец размером с персиковую косточку, громко щелкнул, ударившись о первый, и взмыл высоко вверх.

Джонни и десятник невольно рассмеялись от радости при виде этой красоты, похожей на каплю солнечного света.

Джонни протянул здоровую руку и поймал алмаз в полете. Он потер его между пальцами, наслаждаясь ощущением маслянистой поверхности, повернулся и протянул камень Старику.

Тот взглянул на алмаз и кивнул. Затем поднял воротник пальто и посмотрел на часы.

– Уже поздно. Мне пора возвращаться в Кейптаун.

– Вы не останетесь до конца проверки, сэр? – Джонни понял, что говорит слишком энергично. – Потом сможем выпить. – И, сказав это, вспомнил, что у Старика алкоголь вызывает отвращение.

– Нет. – Старик покачал головой. – Я должен вернуться сегодня вечером. – И прямо взглянул Джонни в глаза. – Видишь ли, сегодня Трейси выходит замуж, и я должен быть там. – Он улыбнулся, увидев выражение лица Джонни, но никто бы не догадался о значении его улыбки, да никто ее и не видел. – Ты разве не знал? – спросил он, по-прежнему улыбаясь. – Я думал, ты получил приглашение. – И вышел из барака на яркий солнечный свет, где его ждал джип, чтобы отвезти на взлетную полосу в песчаных дюнах.

Боль в раненой руке и слова Старика не давали Джонни уснуть, хотя он отчаянно нуждался в сне. Было уже два часа ночи, когда он наконец отбросил одеяло и зажег лампу у своей походной кровати.

– Он сказал, что я приглашен. Клянусь Господом, я там буду.

Всю ночь и все следующее утро он провел за рулем. Первые двести пятьдесят миль шли по пустынной песчаной и каменной дороге, затем он добрался до скоростного шоссе и на рассвете повернул на юг по обширным равнинам и через горы. В полдень он увидел на фоне неба приземистый голубой силуэт Столовой горы, возвышавшейся над городом.

Он остановился в отеле «Вайнъярд», торопливо умылся, побрился и переоделся.

Все вокруг старого дома было заполнено дорогими автомобилями, машины были припаркованы по обеим сторонам улицы, но он нашел место для своего пыльного «лендровера». Джонни прошел через белые ворота и ступил на зеленый газон.

В доме играл оркестр, их открытых окон доносились голоса и смех.

Джонни вошел через боковую дверь. Коридоры были заполнены гостями, и он пробирался сквозь эту толпу громкоголосых жестикулирующих мужчин и хихикающих женщин в поисках знакомого лица. И наконец увидел одного знакомого.

– Майкл.

Майкл Шапиро оглянулся, и на лице его ясно отразились противоречивые чувства: радость, удивление и тревога.

– Джонни! Как я рад тебя видеть.

– Церемония закончилась?

– Да, и речи тоже – слава богу. – Он взял Джонни за руку и отвел в сторону. – Позволь предложить тебе бокал шампанского. – Майкл подозвал официанта и вложил в руку Ленса хрустальный бокал.

– За новобрачных, – сказал Джонни и выпил.

– Старик знает, что ты здесь? – Майкл задал вопрос, который жег ему рот, и когда Джонни покачал головой, выражение Майкла стало задумчивым.

– Майкл, каков он, муж Трейси?

– Кенни Хартфорд? – Майкл обдумал вопрос. – Думаю, с ним все в порядке. Мальчик с виду приятный, много денег…

– Как он зарабатывает на кусок хлеба?

– Папа оставил ему целую буханку, но чтобы занять время, он занимается фотографией.

У Джонни опустились уголки рта.

Майкл нахмурился.

– С ним все в порядке. Старик сам выбирал.

– Старик? – У Джонни отвисла челюсть.

– Конечно. Ты его знаешь. Такое важное решение он не передаст никому.

Джонни молча допил шампанское, а Майкл с беспокойством смотрел на него.

– Где она? Они уже уехали?

– Нет. – Майкл покачал головой. – Они еще в танцевальном зале.

– Спасибо тебе. Пожалуй, пойду пожелаю счастья невесте.

– Нет. – Майкл удержал его за локоть. – Не делай глупостей, ладно?

Джонни стоял наверху мраморной лестницы, которая вела вниз, в бальный зал. Зал был заполнен танцующими парами, музыка играла громко и весело. Новобрачные сидели на возвышении.

Первым увидел Джонни Бенедикт Ван дер Бил. Лицо его вспыхнуло, и он быстро наклонился и что-то зашептал Старику, потом начал подниматься со стула. Старик положил руку ему на плечо и улыбнулся Джонни.

Тот спустился по лестнице и начал пробираться между танцующими. Трейси его не видела. Она разговаривала с ангелоподобным юношей, сидящим рядом с ней. У него были волнистые светлые волосы.

– Здравствуй, Трейси.

Она подняла голову, и у него перехватило дыхание. Она была гораздо красивее, чем он помнил.

– Здравствуй, Джонни, – ответила она почти шепотом.

– Можно пригласить тебя на танец?

Она побледнела и взглянула на Старика, а не на мужа. Сверкающая белая грива слегка склонилась, и Трейси встала.

Они сделали только один круг, когда оркестр смолк. Джонни собирался сказать ей сотни разных вещей, но онемел, а тут музыка кончилась, и у него больше не было такой возможности.

7
{"b":"25261","o":1}