ЛитМир - Электронная Библиотека

Вокруг города повсюду были видны плантации эвкалиптов, высоких деревьев, обеспечивающих население дровами. Это было единственное топливо, доступное многим в бедной, раздираемой войной на части стране, которую многие столетия грабили армии захватчиков и где совсем еще недавно господствовала чуждая и малопонятная политическая доктрина.

После душного Найроби горный воздух казался прохладным и приятным. Ройан и ее спутник вышли из самолета и побрели по бетонной площадке к зданию аэропорта. Войдя внутрь, они не успели даже приблизиться к очереди на паспортный контроль, как Николаса окликнули по имени:

– Сэр Николас!

Они обернулись и увидели высокую улыбающуюся женщину, шагающую к ним с грацией танцовщицы. На ней была традиционная юбка до земли, которая подчеркивала стремительность движений.

– Добро пожаловать в мою страну, Эфиопию. Я возеро Тессэ. – Она посмотрела с интересом на гостью: – А вы, должно быть, возеро Ройан.

Женщины пожали друг другу руки, и Николас моментально почувствовал возникшую между ними симпатию.

– Давайте паспорта, я улажу все формальности, а вы пока что отдохнете в зале для VIP-персон. Там вас ждет человек из британского посольства, сэр Николас. Уж и не знаю, откуда он выяснил, когда вы прилетаете.

В зале сидел только один человек, одетый в хорошо скроенный тропический костюм и желто-оранжево-синий полосатый галстук из Сандхерста. При виде прибывших человек немедленно поднялся и бросился к Николасу со словами:

– Ники, как дела? Как приятно снова встретиться с тобой! Прошло не меньше двенадцати лет, верно?

– Здорово, Джеффри. Я и не подозревал, что ты окажешься здесь.

– Военный атташе. Его превосходительство послал меня встречать вас, как только выяснил, что мы с тобой вместе учились в Сандхерсте.

Джеффри с интересом посмотрел на Ройан, и Николас с обреченным видом представил их друг другу.

– Джеффри Теннант. Будь с ним поосторожнее. Главный племенной бычок к северу от экватора. Все девушки ближе полумили к нему находятся в опасности.

– Но-но, зачем же так, – запротестовал Джеффри, хотя замечание Николаса явно польстило ему. – Пожалуйста, не верьте ни единому его слову, доктор Аль Симма. Он знаменитый врун и хитрец.

Джеффри отвел старого друга в сторону и вкратце обрисовал ситуацию в стране, особенно на границе.

– Его превосходительство немного обеспокоен. Ему не нравится, что вы собираетесь отправиться одни неизвестно куда. Вокруг полно неприятных людей. Но я сказал, что вы позаботитесь о себе.

Возеро Тессэ вернулась удивительно скоро.

– Я получила ваш багаж и уладила вопросы с таможней, в том числе касательно огнестрельного оружия и патронов. Вот ваше временное разрешение. Находясь в Эфиопии, вы должны все время иметь его при себе. Вот паспорта – на визах поставили штампы, все в полном порядке. Наш рейс к озеру Тана вылетает через час, так что мы прекрасно успеем зарегистрироваться.

– Если вам когда-нибудь понадобится работа, просто обратитесь ко мне, – восхитился ее организаторскими способностями Николас.

Джеффри Теннант проводил их до входа в зал отлета и на прощание снова пожал Николасу руку.

– Если я смогу чем-нибудь помочь, не стесняйтесь обращаться. «Служи и победишь», Ники.

– «Служи и победишь»? – спросила Ройан, когда они побрели к самолету.

– Девиз Сандхерста, – пояснил ее спутник.

– Как мило – Ники, – пробормотала она.

– Я всегда считал, что Николас звучит солиднее и благороднее, – заметил он.

– Да, но Ники – очень милое имя.

Самолет поднял их в горный, разреженный воздух для последнего перелета на север. Маленький воздушный кораблик сильно трясли и раскачивали ветра, дующие с гор.

Хотя они находились на высоте пятнадцать тысяч футов над уровнем моря, земля проплывала под крылом достаточно близко, чтобы разглядеть деревни и редкие очаги земледелия. Много столетий почву здесь обрабатывали примитивными способами и постоянно пасли скот, поэтому она выглядела бедной и истощенной. Из красной плоти земли то и дело выглядывали каменные кости скал.

Неожиданно перед путешественниками открылась гигантская трещина в плато, над которым они летели. Казалось, землю рассекли могучим ударом меча до самой середины.

– Река Аббай!

Тессэ наклонилась вперед и дотронулась до плеча Ройан.

Сначала край ущелья уходил вниз почти вертикально, постепенно превращаясь в склон крутизной градусов тридцать. Пустынные земли плато уступали место густым лесам. С высоты можно было различить похожие на канделябры гигантские евфорбии, поднимающиеся из густых джунглей. Местами склоны обвалились, и были видны лишь голые каменистые осыпи; кое-где выступали отдельные утесы самой причудливой формы – ветер, словно искусный скульптор, превратил их в людей и разных сказочных существ.

Обрыв шел вниз и вниз, и они долго летели над пустотой, пока не увидели на глубине мили, а то и больше, блестящую змею реки на дне сужающегося ущелья. В пятистах футах над водами Нила начинался второй обрыв. Внизу, между страшных, пугающе острых скал, река образовала темные заводи и длинные извилистые потеки на красном песчанике. В некоторых местах ширина ущелья достигала сорока миль, в других – только десять, но по всей длине великолепие и первозданная дикость оставались теми же. Человек не смог оставить здесь след.

– Скоро вы окажетесь там, внизу, – проговорила Тессэ с таким благоговением, что ее можно было с трудом расслышать.

Все молчали. Слова казались лишними перед лицом могущественных и беспощадных сил природы.

Почти с облегчением путники увидели, как стены ущелья постепенно сближаются, а впереди растет высокая горная цепь на фоне голубого африканского неба, выше, чем летел их хрупкий самолетик.

Начали снижаться, и Тессэ указала направо:

– Озеро Тана.

Внизу простиралась водная гладь, усыпанная островами, на каждом из которых стоял монастырь или древняя церковь. Пролетая над водой в одном из последних разворотов при заходе на посадку, они видели священников, плывущих от острова к острову на традиционных лодочках из папируса.

«Оттер» коснулся грунтовой взлетно-посадочной полосы рядом с озером и покатился в огромном облаке пыли. Самолет остановился и выключил двигатели возле жалкого здания аэропорта из тростника и глины.

Солнце светило так ярко, что Николас, ступив на трап, выудил из нагрудного кармана защитного цвета жилетки солнечные очки и надел их. Он внимательно посмотрел на оспины от пуль на грязно-белой стене аэропорта и обгоревший остов русского танка «Т-55» в траве неподалеку от взлетной полосы. Дуло пушки смотрело в землю, между заржавевшими гусеницами выросла трава.

Прочие пассажиры нетерпеливо подтолкнули его в спину, радостно залопотав при виде друзей и родственников, встречающих их под сенью эвкалиптов, бросающих тень на здание. Там стоял только один автомобиль – «тойота-лендкрузер». В центре эмблемы на двери водителя была изображена горная винторогая ньяла, а внизу красовалась надпись – «Сафари». За рулем сидел белый человек.

Когда Николас спустился по лестнице следом за двумя женщинами, водитель вылез из машины и пружинистой походкой направился к ним. Он был высокого роста и одет в выцветший камуфляж.

Около сорока – оценил его возраст Николас по седеющим волосам и бороде. Наверняка непростой человек. Волосы организатора сафари оказались коротко острижены, из-под бровей поблескивали холодные бледно-голубые глаза. По щеке змеился белый длинный шрам, уродующий часть носа.

Тессэ представила ему Ройан; тот коротко поклонился и пожал ей руку.

– Аншанте, – сказал он по-французски с ужасным акцентом и перевел взгляд на Николаса.

– Это мой муж, алто Борис, – произнесла Тессэ. – Борис, это алто Николас.

– Я плохо говорю по-английски. По-французски лучше, – заявил охотник.

Да, но не очень, подумал Николас. Однако он улыбнулся и промолвил:

– Значит, будем общаться по-французски. Бонжур, мсье Брусилов. Я рад нашему знакомству.

22
{"b":"25264","o":1}